July 25th, 2018

хм...

Дни лета: 53-54

Ощущение совершенного счастья началось ещё позавчера вечером. Мне предложили (в комментариях) потанцевать и даже вставили ролик, чтобы я знала под что. Я включила ролик и поняла, что надо вставать и танцевать. Я вскочила и началась дискотека. Ролик закончился, но я уже вошла во вкус и мне, словно наркоману, была необходима ещё хотя бы одна доза. Внезапно появилось ощущение, словно мне опять двадцать с небольшим, словно я в совершенно другом измерении. Ощущение потребовало найти ролик группы Звери и танцевать под него -- так же яростно и с такой же отдачей, как сто лет назад. После зверей ощущение помолодело и потребовало Шатунова. Ты с ума сошла? -- спрашивала я сама у себя, но второе я упрямо требовало "седую ночь" -- чтобы как тогда, в пионерском лагере. После Шатунова сам бог велел переключиться на Любэ; после, конечно же, была найдена "тома" Кабаре. Бог мой, я танцевала это на восьмое марта, в десятом, который тогда вдруг стал называться одиннадцатым и мы все гордились, будто было чем; мы тогда принесли в класс пирожные, учительница куда-то вышла, мы врубили магнитофон и всё орали тоооо-ма, тооо-ма, выходи из дома! и нам было ужасно смешно. Я танцевала с Д., в которого была влюблена И., я и Д. -- мы всего лишь дружили, но И., кажется, расстраивалась; тогда я сказала Д., что если он не хочет обидеть И., то он должен танцевать с ней, а вовсе не со мной. Всё было ужасно сложно, а мне только-только исполнилось шестнадцать, я была влюблена в совсем другого, мы писали друг другу длинные романтические письма, он был далеко, всё было сложно, так сложно, как бывает только в шестнадцать и больше уже никогда. Д. был маленький, вертлявый; с ним было интересно болтать и гулять по городу, он списывал у меня математику, он даже, наверное, мне немного нравился, но всё это было слишком сложно.
Collapse )