April 11th, 2021

хм...

Как мы пытались купить дом -- часть тринадцатая из многих

Я шла домой, думая обо всем этом и всё больше распалялась. Пока я дошла до дома, моя точка кипения достигла максимума. Как только Ыкл освободился, я подбежала и начала разговор.

-- Они меня стыдили, ты понимаешь?! -- разъяренным шепотом сообщала я, -- стыдили! меня! Так и говорили, -- распаляясь всё больше и больше, продолжала я, -- как тебе не стыдно! Это мне должно быть стыдно? -- спрашивала я совершенно риторически, -- нет, ты понял, они мне сказали, что мне должно быть стыдно! Ты понимаешь вообще, -- нападала я в очередной раз на оторопевшего под моим натиском Ыкла, -- что я тебе сейчас говорю?! Понимаешь или нет?!
-- Подожди, -- мягко успокаивал он меня, -- послушай. У меня к тебе вопрос, один! подожди, -- он заметил, что я вхожу в очередной виток ярости, -- ты говорила, теперь моя очередь. Так вот, -- он говорил медленно, во мне же всё клокотало, -- вопрос: ты готова заплатить, к примеру, пять тысяч за то, что тебе будут продавать дом приятные люди?
Collapse )
хм...

Как мы пытались купить дом -- часть четырнадцатая из многих

К тому времени я значительно поумнела. Я, к примеру, наконец поняла как работают ипотеки и все эти проценты. В самом начале, это может показаться смешным тому, кто в этом понимает, и я и Ыкл рассуждали так: вот ипотека, вот сумма, которую мы берем, вот та, которую теоретически должны вернуть. Соответственно, отнимаем одно итого от другого, делим на количество лет, умноженное на двенадцать месяцев в каждом году, и получаем сумму, являющуюся той частью, которую забирает у нас банк на свои проценты каждый месяц. Всё казалось логичным. Я никак не могла понять почему брокер раз за разом повторял, что в первые два года сумма выплачиваемой самой, собственно, ипотеки, составляет какую-то смешную часть от месячной выплаты. С моей точки зрения, это должно было быть равномерное распределение и потому мне казалось, что мы плохо друг друга понимаем. Но после того, как он, несмотря на мои заверения что я всё поняла, попросил меня внимательно послушать, я послушала и вдруг поняла, что все мои рассуждения невероятно глупы. Распределение было совершенно не равномерное, и теперь, когда я понимала как считать, я наконец поняла, что только через десять лет мы придем к ситуации, когда месячная выплата едва-едва начнет делиться пополам -- половину будет составлять наша выплата самой ипотеки и половина будет уходить банку. Я внезапно поняла, что покупка этой самой недвижимости, за исключением случая, когда есть возможность купить ее за наличные или почти за наличные, практически ничем не отличается от аренды -- только в данном случае нам сдавал дом не конкретный человек, а организация -- кредитор.
Collapse )
хм...

Как мы пытались купить дом -- часть пятнадцатая из многих

Я знала, что письмо не может быть слишком длинным, ни у кого нет сил читать длинные сочинения, но оно и не могло быть скупым и сжатым -- мне надо было в нескольких строках рассказать о нас так, чтобы у нее возникло немедленное желание продать нам и только нам. Финансовое положение я осветила в ответах на их вопросы, покупательскую позицию тоже. Оставалось писать о нас и только о нас. Я написала как нас зовут, сколько у нас детей, я называла девочек по именам, чтобы письмо было как можно более личное. Я рассказала в какую школу ходит чадо, в каком она классе, после упомянула, что дитя пока ходит в сад, но мы очень надеемся, что через год или два она тоже начнет ходить в эту же самую школу -- если через год, то в садик при ней, если через два -- то во вступительный класс. Я рассказала о девице и сообщила, что она пока крохотная, но когда она подрастет, мы надеемся, что она тоже будет ходить в ту же самую школу. Я рассказала как, когда и почему мы оказались в Лондоне, кем работаем, упомянула кратко наши регалии, не заостряя на этом особенного внимания. Я написала, что мы влюблены в этот дом и нам бы очень хотелось в нем жить и растить детей. Хотела было добавить, как и им, но решила не давить на больную мозоль. Я написала, что наши адвокат и брокер находятся в полной боевой готовности и готовы начать процесс хоть через десять минут. Я честно призналась в нашей глупости, написав, что мы уже видели этот дом в ноябре, но наша медлительность помешала нам сделать предложение. Нам не хотелось бы, писала я, допустить ту же ошибку во второй раз и пропустить такой потрясающий шанс купить этот невероятный, с тонким вкусом отделанный, дом. Мне хотелось, чтобы ей было приятно читать наше письмо, тем более что всё это было сущей правдой. Я еще раз подчеркнула какой невероятный это дом и добавила, что жить в нем -- практически наша мечта.
Collapse )