Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Корея (день четвёртый -- храм Донхакса; часть первая)

-- Завтра нам надо очень рано встать, быстро позавтракать -- слышите, вы обе? Быстро позавтракать и не копаться. Завтра мы поедем в храм, -- Ыкл грозно вращал глазами.
-- В каком смысле в храм? -- удивилась я, -- В какой такой храм?
-- В какой, в какой -- в самый настоящий -- буддийский. Где и когда ты ещё увидишь настоящий буддийский храм седьмого (или девятого) века? Ты чего на меня смотришь?
-- Я не смотрю, -- я отхлебнула макколи, -- я информацию перевариваю. В смысле я смотрю, но не тем тоном, про который ты думаешь. Я хорошо смотрю. Буддийский храм, говоришь? Поехали, конечно. Встанем, вкусим завтрак и поедем сразу. А где это вообще?
-- Это на горе Керёнсан. Гора Керёнсан считается священной горой. Там самое большое количество ци во всей Южной Корее.
-- Чего там самое большое? -- я поперхнулась.
-- Откуда я знаю -- написано ци. Энергия такая. Что-то священное, видимо. И вот этого самого ци там больше всего в Южной Корее. А ещё там храм. Буддийский. Седьмого или девятого века.
-- А как мы туда поедем? Где это вообще? -- макколи, конечно, заполняет благодушием, но не добавляет понимания непонятного.
-- Очень просто поедем -- на автобусе. Это рядом -- минут сорок ехать всего. Заодно посмотрим окрестности.

Встали мы без будильника -- в семь утра. Сама мысль о поездке в храм была настолько необычной, что мы проснулись, посмотрели друг на друга -- ну что, побежали? И мы побежали.

Автобусы в Корее ходят часто. Общественный транспорт работает прекрасно и стоит относительно недорого. Билет на автобус около доллара. Автобус небольшой. В автобусе не оказалось трёх мест рядом. Мы смотрели куда бы присесть, заметили три места сзади -- не рядом, но близко. Уже собирались на них сесть (попутно успокаивая чадо, что сесть самой не значит быть съеденной волками), как вдруг два человека встали и пересели, уступив нам два места рядом, улыбаясь и приглашая жестами туда сесть.

-- Ужас, как неудобно, -- бурчал Ыкл, -- ты согнала с места пол-автобуса.

Мы сели -- мы с чадом впереди, а Ыкл сзади нас. Поговорив о случившемся, мы пришли к выводу, что такое поведение здесь не является чем-то из ряда вон выходящим. Через какое-то время, Ыкл сделал то же самое. На одной из остановок в автобус зашла миловидная девушка. Девушка, сидящая рядом с Ыклом, начала приветственно махать ей рукой и, видимо, приглашать подойти. Как только мы это заметили, Ыкл пересел на соседнее пустующее место, соседка его радостно поблагодарила, миловидная девушка села на место Ыкла и они начали весело болтать.

Интересно, что на каждом сиденье висит жёлтая табличка, гласящая, что место зарезервировано для инвалидов и беременных женщин. Ни одного сиденья без этой таблички в автобусе нет.

Крайне увлекательно смотреть в окно. Сначала были только высотные жилые дома (так и тянет сказать новостройки, очень уж похоже). Через пару остановок мы въехали в один из центров города. Всюду магазины; торговцы фруктами, овощами и водой, сидящие прямо на тротуаре; неоновые лампочки -- всё моргает, переливается, светится (я, к своему стыду, очень люблю неоновые лампочки и считаю их одним из лучших изобретений. Надо мной смеются, но я всё равно их люблю. В Корее их тоже очень любят -- они здесь везде). Постепенно магазины исчезли, появились какие-то небольшие домики, но и они быстро пропали из виду. Вокруг только деревья, небольшие горы, цветы. Кажется, что никакой жизни в ближайшее время не появится. Внезапно, среди всей этой зелени, мы увидели здание. Одинокое здание посреди леса и гор. Так и хочется перефразировать -- как оно туда попало и чем питается, неизвестно.

Некоторое время вокруг был только лес. Вдруг, по правую руку, где-то совсем близко, стали видны дома. Много разноцветных невысоких домиков. Будто сказочный город возник из ниоткуда. Я всё пыталась понять что это и откуда это, но оказалось, что мы едем именно туда и понимать ничего не надо. Всё увидим на месте.

Автобус остановился, мы вышли и пошли к парку, в котором храм. По дороге с двух сторон магазинчики и рестораны. В магазинчиках всё на свете: деревянные ложки, вилки, лопатки -- гладкое коричневатое дерево, пахнущее чем-то приятным, но незнакомым. Стойка с браслетами -- деревянные, каменные, стеклянные бусины -- каменные и стеклянные лоснятся, переливаются на солнце. Соломенные шляпы, соломенные куклы. Ряд колокольчиков -- от крохотных, до больших. Они звенят на ветру и всюду слышится этот мелодичный звон. И, конечно, как же без этого, кепки с надписью USA и даже футболка с надписью "я люблю Майкла Джексона". Время здесь, кажется, немного остановилось.

Магазины перемежаются ресторанами. Рядом с каждым рестораном огромные плакаты с фотографиями блюд -- всё в горшочках, всё разноцветное. Рестораны, как правило, где-то в глубине, а на самих тротуарах стоят огромные плиты, на которых на месте жарят всякие чёны -- то есть, оладьи. Их потом относят в ресторан гостям. Мы, конечно же, зашли в один из этих ресторанов на обратном пути. Но пока мы только шли, смотрели по сторонам, и, громко восклицая, тыкали пальцами. На всех домах традиционные причудливые крыши с многослойной черепицей, с изображениями каких-то драконов по углам, расписанные корейской росписью на внутренней стороне. И вроде все одинаковые, а выглядят совершенно по-разному. Этот пониже, этот повыше, у того, по самому центру крыши, небольшая пагода; здесь с драконами, там без драконов, но с замысловатой росписью.

Мы прошли сквозь эту деревеньку и стали подниматься к парку. Вход в парк платный, но очень дешёвый. На билете нарисован храм на фоне самой пропитанной энергией ци горы. (приехав в этот парк, я поняла ещё одну важную лингвистическую мантру -- не имеет значения знаешь ты язык или нет, но вопрос "где здесь туалет" ты должен знать всегда. Желательно, на всех языках)

Первое, что мы увидели по дороге -- невероятной красоты ворота. Дивная, сказочная крыша -- у этой крыши многослойная не только черепица, но и, фактически, сама крыша. Словно огромная расписная шапка на воротах. Торчат расписные ветки, слой за слоем, слой за слоем.

Мы, конечно, взяли с собой фотоаппарат. Но с условием, что я не буду сопротивляться и дам себя фотографировать (фотографии без тебя я тебе и так в интернете найду, для чего вообще тогда это надо?). Но я настояла на четырёх фотографиях без меня -- именно их я и покажу (на самом деле, я покажу пять -- изображение на пятой и я не могут быть вместе -- не забегайте вперёд!). Первая фотография -- вид крыши беседки изнутри.

-- Ты же не хочешь, чтобы я туда залезла, там повисла и ты бы меня сфотографировал? -- на это Ыкл потёр подбородок, оценил высоту потолка, соотнёс с моим ростом, вздохнул, опять потёр подбородок
-- Ну ладно, это сниму.

Вот так выглядит эта крыша изнутри. Можете представить как она выглядит снаружи.

IMG_1795.jpg

А это вид сбоку

IMG_1796.JPG

Покрутившись у беседки некоторое время, мы решили, что можно идти дальше. Дорожка в лесу -- уже и не помню когда гуляла в таком месте. Вдруг пробежал бурундук. Самый настоящий бурундук -- с тремя полосками на спине и пушистым хвостом. Бурундуки, к сожалению для меня и счастью для них, бегают очень быстро. Поэтому, как мы ни старались (а замечала я их несколько раз, как минимум, три), сфотографировать его не получилось. Поэтому бурундука показать не могу (если только придёт Амиго и покажет своего -- у него получилось).

Рядом с беседкой две каменные статуи. Серые глыбы с едва намеченными очертаниями. Мы шли и шли -- слева небольшая река. Вода совершенно прозрачная -- виден каждый камень, каждая веточка. В некоторых местах, посреди речки каменные глыбы и вдруг возникает небольшой водопад. Река мелкая, не берусь сказать какой именно глубины, но, по виду, не больше метра. Впереди появился мост -- скорее не мост, а просто кусок дороги с перилами, для красоты. Выглядит будто мост. Я прислонилась к перилам, чтобы посмотреть вокруг и на речку.

-- Обрати внимание на перила, -- Ыкл смотрел куда-то вниз. Я посмотрела на каменные перила -- прямо под ними одна за другой, сцепленные в единый узор, свастики. Эти перила не знают о том, что сделали потом с этим символом покоя и благоденствия. Они стоят там тысячу лет и ничего не знают. А может и больше тысячи. Узор из сцепленных изображений свастики, прохлада серого камня. Удивительно.

Я оглядывалась на эти перила ещё несколько шагов, потом надо снова смотреть по сторонам. Вдруг, сбоку, возник изумительной красоты домик

IMG_1803.JPG

Если вы разглядите табличку в центре, вам станет понятно что именно привело меня в неописуемый восторг.

Мы продолжили идти дальше. Дорога поднималась и поднималась, речка то мелела, то выглядела чуть глубже, бегали бурундуки и откуда-то доносились звуки национальной корейской музыки. Национальная корейская музыка спокойная и плавная. Её почти не замечаешь. Только понимаешь, что вдруг стало спокойно и хорошо. Она играет на фоне, в какой-то момент забываешь о ней, но всё то время, что она играет -- невероятно спокойно.

Мы шли и шли и вдруг увидели небольшую дорожку, уходящую вбок. Крутая дорожка -- на такую не заедешь, только зайдёшь. И стрелка -- что-то сто метров наверх. Мы пошли наверх. Наверху -- небольшой храм. К нему высокая лестница. У лестницы ступеньки, как я сказала, в темпе вальса -- сначала две маленьких ступеньки, потом одна большая, две маленьких, одна большая. Поначалу ужасно неудобно, но если считать, как вальс -- раз-два-три -- привыкаешь и ощущение, что действительно танцуешь. Мы поднялись наверх и прошли сквозь ворота. Ворота расписаны изнутри -- бородатые господа в шапках, напоминающих национальные крыши: один держит на ладони каменную пагоду, второй -- душит огромного дракона.

Ещё одна лестница -- небольшая. По бокам -- каменная черепаха и тигр: охраняют вход. Здесь вообще очень много каменных черепах. Особенно на входах в дома или магазины. Сбоку невысокая стена, на ней рядами сидят каменные Будды разных размеров, горят свечи, курятся благовония.

Это небольшой храм с монастырём при нём. Монастырь женский. Вообще, забегая вперёд, все служители, которых мы увидели, все работники храма -- женщины. На них серая просторная рубаха, серые штаны на резинке, тапочки. Все бритые наголо. Они улыбаются, но не разговаривают. Мы увидели как мужчина заходит внутрь храма и тоже решили зайти. Разулись и зашли. В центре на постаменте золотой Будда -- целых два (один побольше, второй поменьше). Чуть подальше -- стойка, напоминающая пюпитр -- на ней книги, тетради и сверху очки. На полу две большие красные бархатные подушки с золотыми кисточками по углам. Когда мы входили, никого снаружи не было. Но вдруг вошла монахиня. Она ничего не сказала, только неодобрительно посмотрела на чадо, которая села на подушку. Одного неодобрительного взгляда нам хватило. Мы поклонились, извинились и вышли. На самом деле, мы совершили несколько проступков: во-первых, я не уверена в том, что нам вообще можно было туда заходить (но это мелочь); во-вторых, в буддийский храм нельзя заходить с парадного входа (центрального) -- туда можно заходить только каким-то очень определённым духам. Люди же заходят только сбоку -- всегда есть какой-нибудь маленький вход.

Мы вышли и пошли дальше.

Я очень надеялась вместить в один текст, но уже получилось очень много -- я постараюсь написать продолжение побыстрей.

Чудесного всем дня! Аньёнг!
Ваша Я.
Tags: korea, лингвистическое, маленькое счастье, опусы, я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments