Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Игрушки

За час в пробке можно прожить целую жизнь. Иногда даже несколько. Впереди меня стоял ослепительно белый грузовик. На задней стенке большими красными буквами красивым шрифтом было выведено: этот грузовик может стать вашим в ближайшие двадцать четыре часа. Я заворожённо смотрела на надпись и думала. Сначала я пыталась представить кому нужен грузовик. Представить получалось плохо, то и дело я сбивалась на то, что даже если он и нужен, то где его ставить? Определённо, никак не получалось представить кому может понадобиться этот восхитительный, ослепительно белый, сверкающий грузовик. На удивление поймала себя на том, что пытаюсь представить что бы я делала с этим грузовиком, если бы он у меня был. В первую очередь думала о том, возможно ли его поставить на нашу подземную стоянку. Потом думала о том, что на нём можно перевозить, куда на нём можно ездить и какая от него, в общем и целом, польза. Я усиленно пыталась пристроить его в нашу жизнь, но получалось плохо. К третьей четверти часа, всё ещё пристально смотря на дивный контраст белой стенки и красных каллиграфических букв, поняла, что мне совершенно необходим именно этот грузовик. Прямо сейчас. Мысли проносились с необычайной скоростью: где взять деньги (сколько вообще в наше время стоит грузовик?), что скажут дома (впрочем, какая разница, неужели я не могу себе позволить такую милую игрушку, ну почему, почему я такая несчастная, почему мне не дают купить грузовик), влезет ли он на нашу стоянку (если сверху немного подпилить и аккуратно попросить соседку ставить свою машину на платную стоянку -- я всё оплачу -- то должен, конечно, не может не влезть, мне очень хочется) и, наконец, как же я буду его водить если у меня нет на него прав (их мне не получить ни за что, я даже до педалей в нём не достану, ну почему, почему мне так не везёт, почему я такая несчастная). Грузовик стоял и дразнился. Надпись подмигивала, переливалась и сардонически хохотала прямо мне в лицо. К концу часа я поняла, что моя жизнь без этого грузовика -- это уже не жизнь. Жалкие обломки былой роскоши. Кажется, мне больше ничего не было надо, кроме этого, издевающегося надо мной, кипенно-белого совершенства. На очередной развилке грузовик, махнув на прощание надписью, свернул и впереди меня оказалась ничем не приметная мазда. Пробка рассосалась, я радостно нажала на газ, тряхнула головой и подумала -- какой бред, для чего мне этот грузовик? Я даже до педалей не достаю. И ставить его негде. Кому вообще нужен грузовик?

*******

-- Мама, мне сегодня четыре с половиной? -- едва проснувшись, но быстро собравшись, спросила чадо девять дней назад, -- Именно сегодня? Мне точно четыре с половиной?

Она вскочила и помчалась в ванную. Забралась на лесенку, посмотрелась в зеркало и расстроилась

-- Мама, почему не видно?
-- Что не видно? -- растерялась я.
-- Как что? -- широко раскрывая глаза и распахивая руки драматически прошептала чадо, -- Что мне уже четыре с половиной! С половиной! А тут ничего, -- она снова посмотрелась в зеркало, огорчённо повернулась, -- совсем ничего не видно!
-- Как тебе объяснить? -- я тянула время, пытаясь придумать что-то достойное, -- Ничего же не изменилось. Тебе стало четыре с половиной, вот и всё. Чадо горестно всматривалась в зеркало, но внезапно повернулась -- сияющие глаза, поднятые брови -- так выглядит человек, открывший главный секрет жизни
-- А когда будет пять -- будет видно? -- она смотрела на меня с такой надеждой, что резать правду-матку не получилось.
-- Когда будет пять, тогда и посмотрим, -- уклончиво ответила я.

Усиленно надеюсь, что до того времени она забудет. Впрочем, что-что, а память у неё прекрасная.

*******

На день рождения надо дарить игрушки. Я настолько в это верю, что не могу даже думать о рациональных подарках. Игрушки, правда, у каждого свои. Игрушкой, на мой взгляд, является что-то несомненно желанное, но не жизненно необходимое. К примеру, тридцать пятая пара обуви для меня будет, вне всяких сомнений, желанна (не любая, впрочем, не любая), но её никак нельзя поместить в жизненно-необходимые предметы. У большинства знакомых мне женщин похожие игрушки -- туфли, сумки, компьютер, книги, косметика, духи -- это список длинный, но, в общем и целом, мне знакомый. Что же дарить Ыклу для меня каждый год превращается в интересную игру. Я начинаю думать о том, что подарить ему на следующий день рождения в день рождения нынешний. Думаю об этом неспешно полгода, ещё три месяца чуть более активно и, практически не прекращая, последние три месяца.

В первый день рождения после нашего знакомства, я решила подарить Ыклу секс, табак и алкоголь. Роль табака исполняли сигара и хитро-крутящаяся пепельница, в роли алкоголя солировали штопор и бутылка дивного красного сухого, с сексом же оказалось сложно -- я никак не могла придумать что может исполнить эту партию. После долгих мучений я отправилась первый раз в жизни покупать презервативы. Мне открылся новый мир. Я краснела, бледнела и вела себя чуть менее адекватно, по сравнению с моим стандартным неадекватным состоянием. Продавец вежливо интересовался какой мне нужен размер (у них что -- размер есть? -- я боялась поднимать глаза и только слушала), какой я предпочитаю вкус (их что -- едят? я краснела и бледнела и думала о том, что этот чудесный план, на поверку, не такой уж чудесный), хочу ли я, чтобы на нём были шипы (до чего, однако, техника дошла!) -- вопросы сыпались словно из рога изобилия, а я всё стояла, мучительно пытаясь понять как из всего этого выбраться с наименьшими потерями. В конечном итоге, я купила первую попавшуюся упаковку и сбежала.

На этот день рождения я точно знала что подарю. Я знала уже в прошлом году, когда вручала подарок на прошлый день рождения. Электрический самокат -- чудесная игрушка, в которую можно играть до бесконечности. Но я не имела ни малейшего представления ни где продают самокаты, ни какие они вообще бывают. Пучина интернета проглотила меня на две недели и выплюнула, всучив на дорогу массу информации. Как мало я знаю о самокатах. Оказалось, что бывают самокаты, разгоняющиеся до девяноста километров в час. Боже мой, представила я летящего на самокате абстрактного индивида. Они что -- с ума сошли? Но оказалось, что такие сюда не пропускают, так что я успокоилась. Впрочем, тех, которые пропускают, тоже оказалось слишком много. Я поглощала информацию гигабайтами, но всё время оказывалось, что это ещё не всё.

Наконец, я нашла. Он смотрел на меня с фотографии и я точно знала, что это самая лучшая игрушка из всех, которые я сейчас в состоянии придумать. Продавец был спокоен и невозмутим.

-- Да, конечно, он сможет на нём кататься! Не волнуйся ты -- я ненамного ниже и прекрасно езжу. Да, даже с рюкзаком. Он выдерживает до ста килограммов! Он что -- больше ста килограммов?! -- он осматривал меня с ног до головы и недоверчиво качал головой.
-- Нет-нет, он меньше, намного меньше, -- поспешно закивала я.
-- А кто он вообще? -- продавец спросил так неожиданно, что я растерялась.
-- Профессор, -- смущённо глядя в пол пробормотала я.
-- Настоящий профессор? В смысле не в том смысле, что вот такой весь умный, а прямо настоящий профессор? И работает профессором? Вот прямо профессором? -- я смущённо смотрела куда-то вбок и кивала как заведённая, -- Вот это да! Класс -- я теперь буду говорить всем клиентам, что на моих самокатах профессора ездят. Натуральные профессора, которые прямо работают профессорами. Слушай, -- он посмотрел на меня с такой радостью, что я на секунду подумала, что сделает скидку, -- если он профессор, тогда мне можно не объяснять что и как, он сам разберётся!
-- Ну уж нет, -- встрепенулась я, -- во-первых, теорию я и так знаю (ещё бы столько роликов посмотреть, столько инструкций прочитать), во-вторых -- мы теоретики, понимаешь? Это такие чудесные люди, у которых всё хорошо с теорией, а вот с практикой, -- я запнулась, пытаясь найти подходящее слово своему личному абсолютному неумению справиться хоть с чем-то, -- не очень.

Продавец долго и подробно объяснял на какую кнопочку нажать, чтобы сложить, на какую, чтобы разложить, где включить, где выключить, как стоять, как нигде не оставлять (ты себе не представляешь как их воруют -- вот только оставишь, вжик -- и нету!). Я ушла, счастливо держа десятикилограммовую коробку и представляя щенячью радость.

День рождения наступил. Я чудесно объяснила как его разложить, как включить, что делать. Ыкл торопился, но, несмотря ни на что, игрался и нажимал на кнопочки.

-- Всё, теперь давай его сложим, а когда я вернусь, куплю каску и покатаюсь! Как его складывать?
-- Нужно нажать вот на эту красную кнопочку, -- радостно указала я.

Через пять минут Ыкл сообщил мне, что я всё перепутала, это не та кнопка. Нажать на неё невозможно. Через десять он пробурчал, что невероятно опаздывает, через пятнадцать вылетел из дома, наказав разобраться как его складывать. Я позвонила в магазин.

-- Здравствуйте, вы меня помните? Я купила самокат, для профессора.
-- Теоретики, да? -- радостно засмеялась трубка.
-- Да-да, именно они. Понимаете какое дело... Я, вроде, всё поняла, а вот сложить его -- не получается. Нет, теорию я понимаю. Но не складывается. Ни за что. Она не нажимается. Совсем.
-- Значит так. Положи трубку на стол, включи громкую связь и надень ботинки, -- скомандовал продавец, -- Теперь так. Ногой нажимай изо всех сил на кнопку, а двумя руками, тоже изо всех сил, толкай руль от себя. От себя! И вот когда кнопка нажмётся, толкай быстро руль к себе. Поняла?

Я стояла, уперев самокат в стену, толкала руль и нажимала кнопку. Параллельно я думала об этом самокате всё то, что порядочные люди не только не говорят, но даже не думают. Через пятнадцать минут, под бурные аплодисменты продавца, самокат сдался.

-- Дорогой, -- подбежала я к Ыклу, как только он вошёл в дом, -- я сложила самокат! Я всё правильно сказала -- надо на неё нажимать, именно на неё. Я тебе сейчас всё объясню. Надень ботинки, ногой нажимай изо всех сил на кнопку, а двумя руками, тоже изо всех сил, толкай руль от себя. От себя! И вот когда кнопка нажмётся, толкай быстро руль к себе. Понял?

Ыкл посмотрел на меня, ласково погладил по голове. Присел рядом с самокатом, держа руль одной рукой, а второй нажимая на кнопку. Прицелился, что-то пробормотал, кивнул и... Самокат сложился.

-- Этот самокат, собака страшная, действительно как собака! -- ошалело выдавила я из себя, -- Вот и общайтесь друг с другом, раз он со мной так невоспитанно себя ведёт.

-- Ну послушай, -- примирительно посмотрел Ыкл, -- ведь твои сандалии тоже на меня не лезут.

А всё потому, что у каждого свои игрушки.
Tags: жизнь, зарисовки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments