Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Я продолжу про поездку, но, наверное, не сегодня. Сегодня я на что-то такое где-то наткнулась (уже и не помню на что и уж точно не помню где), но помню точно что подумала. И думала об этом весь день. Думала я о следующем. У меня нет (или практически нет) дешёвых вещей. Ни одежды (она либо в средней, либо в тяжёлой весовых категориях), ни обуви (практически всё от полу-тяжёлой до тяжёлой весовых категорий), ни, простите, сумок (их у меня практически нет, но те, что есть, в средней весовой категории). Причина этому ровно одна: у меня нет денег на дешёвые вещи. (Моя бабушка когда-то говорила: мы не так богаты, чтобы покупать дешёвые вещи, но я не понимала что имеется в виду). Если бы у меня было много денег, то, наверное, я могла бы позволить себе покупать что-то дешёвое. Но у меня их мало (знаю, говорить о деньгах ужасно неприлично, но я и есть неприличная особа, что ж поделаешь) и поэтому я не могу себе этого позволить. Поэтому у меня мало одежды (мало не по меркам среднестатистической женщины из глянцевого журнала, которых я не читала, но Рабинович напел, а мало в абсолютном смысле), чуть больше обуви (тут не могу действительно жаловаться, так как обуви, в абсолютном смысле, может, и не мало, но в моём понимании мало) и практически нет сумок (их действительно практически нет и это большой прогресс по сравнению с три года назад, когда не было ни одной. Любое число строго больше нуля.)

Я всегда была невероятно прижимистой, когда речь шла обо мне. Старалась покупать как можно дешевле, покупки из серии: сейчас куплю пять джинсов по доллару каждые и плевать, что их невозможно надеть, так как кошмар, как смотрится и ужас, как чешется. С обувью было ещё проще: пока не попала в Америку, вообще не знала о существовании хорошей обуви на мой размер и покупала детские ботинки для мальчиков (можно и для девочек, но ходить с переливающейся аппликацией счастливой барби -- увольте). Вместо сумок же у меня был огромный рюкзак, в котором легко помещалось от пятнадцати до двадцати килограммов всего того, что я считала жизненно-необходимым в каждый данный момент времени.

В какой-то момент это изменилось. Я точно помню когда это было. Я притащила очередные джинсы за доллар, в очередной раз пожалилась Ыклу, что ходить в них, скорее всего, невозможно, и вот тогда он вкрадчиво заметил: Ты действительно считаешь, что пятьдесят джинсов за доллар будут, в общей сложности, сидеть как одни за пятьдесят? И тогда он запретил мне покупать дешёвые вещи. Я показывала ему картинки, к примеру, обуви, он смотрел, недовольно качал головой, что-то бормотал, потом смотрел на цену и гневался: опять ты мне показываешь что-то, что даже до скидки стоит только сто долларов! Для чего ты тратишь моё время? Ты меня за идиота держишь? И тогда я перестала. И стала показывать только то, что мне нравилось до такой степени, что вот без этого никак нельзя. В смысле, можно, конечно, но лучше с ним. Потому что у меня только две ноги и каждая из них мне особенно дорога: правая особенно дорога по правому, левая -- по левому. Их невозможно открутить и поставить другие. А тело, между прочим, вообще одно. Голова не считается, в неё я только ем и смотрю картинки.

Да, несомненно, из-за этого у меня значительно меньше всего, чем у среднестатистической женщины. Но то, что у меня есть, приводит меня в восторг. Каждое платье, каждые джинсы, каждый свитер, каждая пара обуви -- у меня неизменное ощущение праздника. Помните, как в детстве, мы хорошо и красиво одевались, когда шли куда-то, к примеру, в гости. Или в театр. Всегда были какие-то особенные туфли -- особенно красивые, особенно удобные (это, к сожалению, было не всегда), особенно качественные. А платья, боже мой, мамины платья, которые она надевала в театр. Это платья мечты. Но их можно было надевать несколько раз в год, а в остальное время -- поплоше. Я всё это объясняла Ыклу и говорила: вот смотри, вот эти туфли -- дорогие, их (если я их куплю) на выход; а вот эти -- попроще, их можно на каждый день.

Ыкл задумчиво смотрел на меня, слушал и неожиданно расцвёл: я понял! я понял кого ты мне напоминаешь! ты -- та самая лошадь с галошами! Ну, послушай, честное слово -- эта лошадь и есть. Он чуть не хлопал: если же лужи на улице сплошь, лошадь гуляет совсем без галош. Я тогда ничего не поняла и расстроилась: я не лошадь, но невозможно же за вот такую цену (я раскрывала глаза и надувала щёки) покупать что-то на каждый день, невозможно! Ыкл помолчал, подумал: если невозможно купить что-то хорошее на каждый день, значит нужно купить что-то хорошее на выход, но носить его каждый день. Ну как ты не понимаешь, -- убеждал он меня, -- выходишь ты, по твоим же собственным подсчётам, раз в черти когда, а жизнь-то каждый день идёт. И какой толк от этой прекрасной коробки, в которой спрятано нечто прекрасное на выход, а на деле ты носишь что-то на вход! На что я ношу? -- я вздрогнула и засмеялась. На самом деле, -- задумчиво продолжил он, -- если рассуждать логически, то самое дорогое надо покупать именно на каждый день. Во-первых, будешь получать это этого удовольствие всё время; во-вторых, каждый выход из дома будешь воспринимать как праздник. Так и считай -- вышла из дома, значит праздник начался. В-третьих, дорогая, прости, но мне твоя логика совершенно неясна: значит качественное и хорошее раз в год, а что-то, ужасного качества, вида и ощущений -- постоянно? Говорю же -- лошадь и есть.

Потом я долго думала. Моя прижимистость кричала мне: ты сошла с ума! купить за такую цену и носить каждый день -- ты что, Рокфеллером себя возомнила? Мой разум, подпитанный его речами, возражал: однако же действительно, для чего покупать, если не получать удовольствие на постоянной основе, а раз в черти когда. И потом -- получается что. Получается, что ради кого-то, кого я, может, совершенно не знаю, я тут наряжаюсь, надеваю лучшие туфли, а ради себя и его -- ничего? Так, что ли? Я долго думала и поняла, что он прав. Каждый день значительно важнее, чем выход. Каждый день может стать тем самым выходом, если правильно с собой договориться -- внешний мир подстроится, сегодня я это точно знаю. Внешний мир видит твою договорённость и понимает, что у тебя сегодня -- праздник. И вчера. И завтра.

Мне говорят в лифте: боже мой, с утра и уже такая нарядная и красивая, наверное на праздник какой-то или ещё что? А я думаю -- это не с утра, это не ещё что, это просто праздник каждый день. Просто потому, что у меня нет ни моральных, ни материальных возможностей покупать дешёвые вещи.

Мне можно возразить: не всегда хорошее равно дорого. Но на это я, к сожалению, отвечу: наверное, это правда. Наверное, существует мир, в котором есть красивое, дешёвое, качественное и оригинальное. Такое, что смотришь и понимаешь -- это не ширпотреб, это штучное. Но лично мне, к сожалению, такого никогда не попадалось. А вот если попадётся, я обязательно найду на это деньги. Несмотря на всё вышесказанное.
Tags: мысли вслух
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 60 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →