Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

сплошное волшебство

Совершенно обессиленная, но невероятно счастливая. Будто всю мою нечеловеческую усталость эта квартира вылечила. И чудеса, конечно, куда же без них. Каждый день полон чудес, будто компенсация за весь остальной творящийся бардак.

Чудеса начались прямо с утра. Я приехала забирать ключи, меня встретил улыбающийся Хаим. В машине сидела жена и двое очаровательных детей, а на крыше машины лежал огромный матрас.

-- Надеюсь, тебе понравится, -- улыбаясь, указал Хаим на матрас, -- я нашёл такой, чтобы жёсткий был. Мы очень любим жёсткие матрасы, я подумал почему-то, что вы, наверное, тоже.
-- Боже мой! -- я не знала как благодарить, всё вспоминая как мы любим жёсткие матрасы, -- спасибо огромное!
-- Ну хватит, хватит, давай в квартиру заносить, мне ещё зеркало надо вам в ванну повесить. -- он достал из машины большую коробку с зеркалом -- нравится?

Мне всё нравилось, мне всё невероятно нравилось. Он довольно кивнул, посмотрел на смеющуюся жену -- она выбирала, она умеет! Высокая женщина, на фоне него выглядящая совсем маленькой. Засмеялась, протянула руку -- давай знакомиться, а то он столько мне про вас говорил, надоел уже! Всё говорил какая ты прекрасная и как вам нужно помочь.

Мы поднялись в квартиру, Хаим пошёл сверлить стену, чтобы повесить зеркало, а я всё ходила по квартире и составляла список: что нам ещё надо.

Хаим повесил зеркало, позвал смотреть. Вдруг смущённо посмотрел на раковину, покрытую пылью после сверления и начал неуклюже, торопясь, смывать -- не смотри пока, рано я тебя позвал, как же я насвинячил-то, ужас какой, прости, подожди секунду, я сейчас всё уберу. Вдруг громогласно объявил по-русски, старательно выговаривая слова

-- Смотри! Нравится?
-- Ты говоришь по-русски? -- изумилась я. -- Откуда?
-- Я не говорю, -- засмеялся Хаим, -- хотя, наверное, должен был бы. Мои родители из Советского Союза. Мама родилась в Киеве, а папа в Комсомольске на Амуре, -- старательно, чуть не по слогам, но совершенно верно, произнёс он страшное название. -- Мой папа диссидент был, известный писатель. Не важно, -- засмеялся он, -- на зеркало смотри, нравится?

Мне всё очень нравилось. Совершенно всё.

-- Да, кстати, можно вложить чек? -- посмотрел он меня и смущённо улыбнулся.
-- Я же тебе разрешила его вложить в тот же день, -- изумилась я.
-- Нет, извини, я так не умею. Сначала ты должна въехать, сказать мне, что ты довольна, что тебя всё устраивает, а потом уже платить, -- и рассмеялся: громко, как огромный ребёнок. -- Идём на кухню, я покажу тебе сколько мы вам тут посуды принесли.

На кухне оказалось посуды на целый полк -- тарелки, вилки, ложки, стаканы, чашки, плошки, кастрюли, сковородки. Я всё смотрела и дивилась.

-- Боже, и тёрка тоже есть! -- я достала тёрку из шкафчика и зачарованно смотрела на неё.
-- Есть, конечно! Ты же сама сказала -- хочу прийти с чемоданами и жить так, будто у меня всё есть. А как жить будто всё есть, если нет тёрки? Тут ещё на техническом балконе много чего есть -- в общем, сама посмотришь, когда заедешь. И вот ещё -- твой друг -- он рукастый? Он любит сам делать или мастеров зовёт?
-- Ну, смотря что, -- задумалась я, -- но больше сам любит.
-- Вот и славно, тогда я ему тут ящик с инструментами оставлю, а то чего это мужик в доме -- и без инструментов. Непорядок. -- он довольно кивнул сам себе и водрузил большой чёрный ящик на стол. -- Держи. Он доволен будет, слово Хаима!


Мы вышли из квартиры и я начала торопиться -- надо в магазин успеть, всё купить, попросить доставить, и быстро вернуться -- помочь собирать вещи.

Служба доставки работала до двенадцати. Я влетела в магазин в двадцать минут двенадцатого, но, как ни старалась, у кассы оказалась только в двенадцать ноль две.

-- Всё, доставки на сегодня больше нет, -- оглядела мою доверху переполненную тележку кассирша и улыбнулась, -- что делать будешь?

Я мучительно пыталась придумать и придумала:

-- Можно одолжить у вас тележку? Я верну через десять минут!

Этот вопрос оказался не в компетенции кассиршы и меня послали к начальнику. Начальником оказалась симпатичная белокурая женщина лет тридцати пяти.

-- Бери, конечно, оставь какой-нибудь документ в залог, забирай тележку и, когда привезёшь назад, мы тебе вернём документ.

Идея, казавшаяся гениальной, на деле оказалась не очень удачной. Тележка меня перевешивала, всё катилась куда-то не туда и выглядела я как трёхлетка, впервые севшая на двухколёсный велосипед. Я уже начала грустно думать о том, насколько длинными будут эти двести метров, как вдруг, буквально из воздуха, рядом со мной образовалась симпатичная девушка. Красавица -- туго стянутые в хвост иссиня-чёрные волосы, высокий лоб, огромные глаза и очаровательная улыбка. Шорты, футболка, кеды -- настоящая современная фея.

-- Подожди, я тебе помогу, -- она схватила непослушную тележку за край и мы повезли вместе. Мне недалеко, -- всё говорила я, боясь, что она уйдёт, я не могла отказаться от этой помощи, тащить её одной мне было не зубам. Да ладно тебе, -- смеялась девушка, -- я до завтра совершенно свободна. Мы посмотрели друг на друга и рассмеялись.

Девушка помогла мне довезти тележку до дома. Кряхтя мы приподняли её и завезли в подъезд. Рядом с лифтом девушка остановилась -- отсюда справишься? Справлюсь, -- кивнула я. Мы снова рассмеялись и девушка растворилась в воздухе, будто её и не было вовсе.

Но оказалось, что не справлюсь. Этот дом старой постройки. Лифт в нём очень маленький. Как я ни старалась, но тележка категорически не хотела помещаться в лифт. Да что ж такое, расстроилась я. Что же делать? Я побежала стучать соседям -- простите, я новая соседка, у меня тележка в лифт не лезет, вы можете там постоять, а я за пять минут все продукты перенесу и немедленно вернусь. Симпатичная женщина в огромных круглых очках, короткая стрижка цвета соли с перцем рассмеялась -- постою я с твоей тележкой, с праздником!

Везти пустую тележку назад одно удовольствие. Я даже не сильно задержалась. Они почти всё собрали, но всё ещё не всё.

Мы приехали в квартиру и я начала обживаться. Я всё звонила со списком вещей, которые нам всё ещё нужны.

-- Сушилка для белья, если есть ещё одна, привезите, -- говорила я в телефон. -- И ещё совок. Если он один -- не надо.

Я закончила говорить и пошла смотреть что же есть на техническом балконе. Технический балкон оказался совершенно волшебным. Будто влез на старый бабушкин чердак и всё находишь что-то новое, что-то удивительное и прекрасное. О, за сложенными коробками стоит сушилка -- точно такая, как нам надо. А вот -- два веника, швабра и совок!

-- Не надо сушилку, отменяю, и совок не надо! Они, оказывается на техническом балконе были! -- торопилась я сказать, пока не выехали, -- И сито не надо, я в шкафчике нашла, и штопор не надо, я нашла тут, и открывашку я тоже нашла!

Технический балкон манил и не отпускал. В огромных соломенных коробках лежат какие-то стеклянные украшения на стену, тарелочки, колокольчики, тяжёлый металлический подсвечник -- распахивающийся будто загадочный цветок, фарфоровые расписные ручки от несуществующих шкафов или тумбочек, диковинные тяжёлые металлические слоны с вытянутыми хоботами, служившие когда-то какими-то ручками, лампочки, расписанное всеми цветами радуги небольшое металлическое ведро -- здесь, кажется, есть всё на свете. Даже того, чего на свете вообще нет. К стене прислонены остатки кровати: тяжёлая металлическая стенка с резными цветами с завитушками. Рядом с ней приютилась сушилка, маленькая на её фоне, лёгкая, какая-то совсем несерьёзная.

Шкаф доверху заполнен консервами: тут и горох, и солёные огурцы, и тунец в баночках, какие-то крупы, макароны, одноразовая посуда. Я всё стояла и дивилась -- сплошное волшебство. О, а вот и вантуз, целых два, смеюсь я и бегу отменять заказ привезти вантуз: тут их два, целых два!

В шкафчике на кухне обнаружились детские сладости, в холодильнике запечатанная бутылка воды. Чайника нет, расстроенно подумала я и позвонила: привезите, пожалуйста, чайник. Посмотрела наверх: ой, нет, не надо, здесь есть, просто стоял высоко, я не заметила. Расписанный цветами настоящий чайник со свистком. Тяжёлый, железный, я таких, кажется, сто лет не видела.

В небольшом шкафу в гостиной стопка книг. На стенах картина, тарелочки; цветок в горшке на небольшом комоде в гостиной.

Это совершенно волшебная квартира. Ещё вчера вечером я тоскливо думала о том, как я устала. Как я нечеловечески устала и мне казалось, что это больше никогда не пройдёт. Но эта квартира сняла усталость, развела её за один момент. Волшебный технический балкон, в который я влюбилась, загадочные тарелочки на стенах с надписями: радовать, успокаивать, взлетать. И действительно -- я обрадовалась, успокоилась и, кажется, готова взлететь.

-- Я тут подумал, -- Ыкл наклонился и зашептал на ухо, -- не будем мы тебя гонять на улицу. Кури вон там, где как будто балкон. Только дверь плотно закрывай. А то бубнеть будешь и грустить. А зачем ты нам грустная?

Это совершенно волшебное место. И я здесь сейчас живу.

Чудесных всем выходных!
Ваша Я.
Tags: жизнь, маленькое счастье, я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 92 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →