Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Иногда мне кажется, что жизнь самый лучший в мире сценарист. То количество разных сюрпризов, которые она преподносит, не укладывается ни в один сценарий.

Полторы недели назад мы обрадованно открыли двери грузчикам, которые несколько часов подряд заносили несметное количество коробок, плывших к нам из Израиля в нашу новую жизнь здесь. Я распаковывала коробки и после каждой следующей улыбалась -- ещё один кусочек нашей жизни опять с нами. Мы три дня распаковывали и расставляли вещи. Улыбающийся плотник собрал наши шкафы, в которые, наконец, можно было поставить все книги.

Когда была распакована последняя коробка, собран последний шкаф и даже любимая качающаяся скамейка обрела своё место в саду, я вздохнула и кивнула: всё, можно жить. Однако, ровно через час нам позвонили агенты и сообщили, что они невероятно сожалеют, но дом продан -- посему, у нас есть два месяца, чтобы найти новое жильё и съехать. Меня спрашивали как дела, а мне казалось, что такое уже было столько раз за последние три месяца, что можно было бы просто записать ответ и не отвечать всякий раз одно и то же: спасибо, прекрасно, нам снова надо переезжать. И казалось, что хуже уже не бывает. Всё -- это та самая пресловутая коза.

Однако, коз оказалось несколько. На следующий день мне позвонили и сообщили, что курс, который я должна была вести, к сожалению, видимо, придётся отменить: есть совсем другой курс, который совершенно некому преподавать. Я и только я могу спасти положение. Я вздохнула, уточнила когда первая лекция (через неделю ровно, бодро сообщили мне), положила трубку и уселась поудобнее: мне предстояло сидеть много часов, чтобы успеть подготовить заново весь курс. Переезд оказался не такой большой проблемой -- видишь, дорогая, шептала я себе, как всё просто: тебе добавили ещё одну козу и предыдущая кажется уже не столь рогатой. Но о настоящем размере добавленной козы я, на самом деле, даже не догадывалась.

Через пару дней я поняла, что зал, который мне выделили для преподавания, не оборудован досками. Боже мой, бегала я кругами и хваталась за голову, всё пропало -- совершенно всё. Как это нет досок? Я не могу преподавать без доски, не могу! Я умоляла принести туда доски. А ты хоть посмотрела на сам зал? -- спрашивали меня, -- ты представляешь себе что это такое и как там будут выглядеть доски? Нет, -- грустно, но упрямо кивала я, -- но это не имеет никакого значения: я не могу преподавать без доски, не могу, пожалейте меня! Несколько дней за мои доски воевали все, кто только мог воевать. Но получалось плохо. Послушай, -- воодушевлённо сообщили мне, -- мы договорились, что на этой неделе с тобой поменяется тот, кто должен преподавать в аудитории с досками. Если ему понравится, -- быстро продолжили, наблюдая за растерявшейся мной, сообщали мне, -- он поменяется с тобой на весь семестр.

-- Слушай! -- Ыкл восторженно смотрел в монитор, -- ты хоть видела от чего отказалась?
-- Нет, -- буркнула я, -- и не собираюсь, какая мне разница! Я не могу преподавать если там нет доски!
-- Да брось ты, сейчас-то хоть посмотри! Ведь локти кусать будешь!

Весь экран занимала цветная фотография зала: прекрасный, дивный театральный зал. Огромные алые бархатные портьеры, ложи, партер, балконы, кресла, обитые красным бархатом, сцена. Дивный оперный зал. Или театральный. Боже мой, -- раскрыла я рот, -- что это?

-- Что бы ты понимала! -- смеялся Ыкл, -- он, между прочим, построен в конце девятнадцатого века. В нём несли в массы культуру, образование и развлечения -- продолжал он мне зачитывать с листа, -- ты посмотри, посмотри от чего ты отказалась!
-- Но я же не Монсеррат Кабалье, -- охала я, -- я не тому учу! Да для этой сцены нужно бальное платье! Даже как-то неудобно: в таком зале на сцене и вдруг в джинсах. Нет, простите, это всё не для меня.


-- Это ещё что, -- смеялся администратор, -- у нас, в принципе, есть некая проблема с курсами, на которые записано много людей. Как-то раз, у нас совсем не было выбора и ты знаешь что мы сделали?
-- Что? -- я затаила дыхание. Неужели что-то ещё удивительнее, нежели преподавать в таком зале.
-- Мы арендовали кинотеатр! -- он рассмеялся громко и заразительно, -- представляешь? -- всё смотрел на меня, радуясь произведённому эффекту, -- так вот: преподаватель преподавал прямо в зале. И на огромном экране показывал свои слайды. Так что, -- он снова рассмеялся, -- у тебя ещё не самый плохой вариант. От которого, -- он успокоительно посмотрел на меня, -- надеюсь, я смогу тебя избавить.

У меня уже толпа коз, это невозможно -- истерически смеясь про себя, думала я. Вечером меня встретил недовольный Ыкл

-- Чадо записали в самую плохую школу. Хуже всех самых плохих, о которых я вообще слышал! И что теперь делать?
-- Думать, -- философски заметила я, пытаясь понять какую козу продавать первой. Нет, несомненно, эту: до следующей лекции ещё неделя, переезжать ещё через какое-то время, а школа нужна прямо сейчас. -- Ну, что ж. Пошли в частную.
-- Там тоже всё забито, -- буркнул Ыкл и посмотрел в окно, -- вообще не понимаю что делать.

На следующий день жизнь начала налаживаться. В частной школе совсем рядом оказалось свободное место. И она, вроде, даже не считается плохой. Я посмотрела в брошюру, нашла графу "плата за обучение" и мысленно попрощалась со всеми сумками, обувью, одеждой и всем остальным -- не жизненно-необходимым, но радующим и услаждающим взор. Ну и ладно, -- махнула я рукой про себя, -- значит так тому и быть. Ыкл наблюдал за переменами лица и вдруг выстрелил: ты конвертируешь плату в сумки, туфли и свитера? Да, -- растерялась я, -- а откуда ты знаешь? Да у тебя, -- расхохотался Ыкл, -- такая скорбь на лице, что это может быть только оно!

Я села думать и рассчитывать. Но не успела: раздался звонок. Ыкл радостно говорил по телефону, прижимая палец к губам -- молчи, ну, пожалуйста, молчи! Я молчала. Это было сложно, но я терпела. Ну?! -- выдохнула я как только он закончил говорить. Чадо взяли в самую лучшую школу! -- восторженно сообщил Ыкл, -- у них внезапно освободилось одно место, представляешь?! Одно! А мы первые в списке! И вот -- нас взяли!

Одна коза продана -- подумалось мне. Стремительно -- подумалось мне снова.

Вчера мне сообщили, что второй лектор влюбился в оперный зал и с удовольствием проведёт в нём все три месяца. Я запрыгала от радости: вторая коза пристроена. На радостях я решила пойти в паб и выпить пива: и пусть я буду совершенно пьяной, плевать.

Тут следует рассказать, что вчера я познакомилась с дивно прекрасной девушкой etwas. Я невероятно стеснялась и потому, как всегда в периоды стеснения, очень много и громко говорила и выпила вместо своей максимальной дозы: три бокала эля, целых четыре. Вечер был таким прекрасным, девушка оказалась настолько приятным, умным и доброжелательным собеседником, что не хотелось уходить, хотелось сидеть там, продолжать пить тягучий эль и говорить без устали. Хочется надеяться, что, вопреки моей совершенной неадекватности, она получила удовольствие.

Ну что ж, в общем и целом, счёт коз пока не в мою пользу, но они относительно неплохо продаются.

Чудесного всем вечера!
Ваша Я.
Tags: я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →