Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Собиралась написать несколько зарисовок. О том как прилетели, о том какие разговоры слышала, много о чём. Запишу, конечно, но не сейчас. Сейчас я грущу. У меня сломался мой любимый компьютер.

Мой первый компьютер появился у меня в две тысячи шестом году. У всех уже были компьютеры, а у меня не было. Я всё сомневалась, всё ходила кругами, мне невероятно хотелось только и исключительно ноутбук, хотя я и понимала, что это блажь. Но тогда я созрела -- устала сидеть в университете до двух часов утра, записывая, работая, беспокоясь всякий раз о том, что сейчас запрут всё, а я, как всегда, точно забыла ключ и опять придётся прыгать в окно. Я позвонила своему знакомому, который лучше всех знакомых мне людей разбирается в компьютерах и мы долго говорили. Я говорила: у меня есть вот такая сумма, а хочу я вот такое, с такими характеристиками. А он смеялся в трубку -- или сумма, или характеристики, дорогая, иначе это не жизнь, а фантастика, причём даже не научная. Но после долгих обсуждений и раздумий мы нашли что-то относительно приличное. Это был прекрасный ноутбук HP с процессором AMD. Мне было обещано, что работать я на нём смогу легко и беззаботно, но в игры играть, конечно, не получится. Поскольку я и тогда и сейчас знаю ровно три компьютерных игры -- тетрис, пасьянс солитер и пакман -- это не то, что меня заботило. Мой чудесный ноутбук служил мне верой и правдой почти пять лет. Он поехал с нами в Принстон, но там он окончательно состарился и устал. Страница загружалась минут по десять, мы ругались на него, а он устало вздыхал. Поскольку это был один компьютер на двоих, мы решили, что купим прямо сейчас самое дешёвое из самого приличного, а потом посмотрим. Это самое дешёвое из самого приличного будет официально принадлежать Ыклу, а я продолжу думать чего же я хочу.

Мы позвонили тому самому знакомому и снова задали ему задачу. После долгих меж-океанских совещаний, мы выбрали симпатичный Тошиба и немедленно его приобрели. Было это семь лет назад. Забегая вперёд, на данный момент этот ветеран, этот герой -- это та самая палочка-выручалочка, которая сейчас позволяет мне не быть отрезанной от всего мира и даже продолжать работать.

-- Дорогая, -- всё ходил тогда за мной Ыкл, -- реши какой компьютер ты хочешь. Я не могу больше смотреть как ты мучаешься с HP, не могу и всё. Давай мы тебе купим что-нибудь нормальное, ну пожалуйста.
-- Мне надо подумать, -- бубнила я, -- я не могу вот так сразу. Этот же пока живой.

Но он походил на живого с каждым днём всё меньше и меньше и я всё чаще отбирала у Ыкла компьютер (мне на пару часов, я сейчас верну, я не пять часов сижу и не семь, я же только что его взяла!). Я думала несколько месяцев. Вообще, тут следует отметить, что я и в нормальном состоянии долго думаю когда речь идёт о том, чтобы купить что-то себе, а тогда, в глубоко беременном состоянии, продолжительность дум стремилась к бесконечности.

-- Я знаю что я хочу! -- сообщила я печально в один из дней.
-- Ура! -- обрадовался Ыкл, -- говори скорее! И почему ты такая печальная?!
-- Потому и печальная, -- горько вздохнула я, -- потому что знаю что я хочу и поэтому знаю, что ни за что себе этого не позволю.
-- Ага! -- обрадованно посмотрел Ыкл, -- давай угадаю. Ты хочешь Мак!
-- Да, -- я вздохнула ещё горше и ещё пристальнее продолжила разглядывать пол, понимая, что мне надо сгореть на месте только от желания.
-- Ну что ж, давай звонить А. Узнаем что и почему.

А. расхохотался -- ты?! мак?! да ты же жадина, ты себе в жизни такое не купишь! и мы же оба понимаем, что это игрушка. хорошая, удобная, но игрушка!

Мы подробно обсудили все его плюсы (он весит всего два килограмма! -- вздыхала я -- вот ты попробуй быть мной и бегать неделю с рюкзаком, в котором не только бумаги, но ещё и пятикилограммовый компьютер!), обсудили минусы (ну, что я тебе скажу, -- смеялся А. -- ты и сама понимаешь, что самый главный минус это его стоимость. Это минус в банке, а не абы что.) Я всё вздыхала, кряхтела и категорически не поддавалась на провокации Ыкла (ну послушай, это же не бантик для волос, это компьютер, это на много лет! -- гладил он меня по голове, а я вздыхала -- мне надо поспать над этой мыслью!). Я спала половину беременности, потом спала ещё месяц после появления чада на свет. Ыкл ходил кругами: ну, ты уже поспала? Нет, -- бурчала я, -- мне надо ещё поспать. Ты не понимаешь, -- широко раскрывала я глаза, -- это же блажь, прихоть, это же дыра в бюджете! Невозможно! -- смеялся он, -- ты совершенно невыносима. Я бы спала ещё несколько лет и не решилась бы. Но всё изменилось в один прекрасный день, когда я осталась дома кормить чадо, а Ыкл поехал за продуктами. Он вернулся с кучей пакетиков и я побрела раскладывать продукты в холодильник. В одном из пакетов, аккурат между помидорами и свёклой, лежала коробка с Маком.

-- Боже! -- воскликнула я и чуть не уронила его на пол, -- что это?
-- Это, -- обнимая меня и внимательно наблюдая за реакцией, сообщил мне Ыкл, -- лежало рядом с овощами и я подумал -- как удачно, надо обязательно взять! А ещё я всяких программ взял, чтобы тебе удобней было, страховку оформил, в общем, это то? Скажи, это то?
-- Это... -- ошалело молчала я и пыталась найти слова, -- это счастье! Это не просто то, это ого-го!

До сегодняшнего дня Ыкл дразнится и говорит чаду при каждом удобном случае: если маме дать столько спать над мыслью, сколько ей кажется, что надо, эта мысль будет вечной!

Какое это было счастье! Удобный, послушный, лёгкий, быстрый -- мечта идиота. Ещё и красивый -- мечта самой что ни на есть идиотки. Я точно знаю сколько ему лет, так как точно знаю когда родилась чадо. Моему обожаемому компьютеру шесть лет и месяц. Все эти годы он служит мне верой и правдой и ломался до сих пор ровно два раза.

Два года назад он внезапно показал мне чёрный экран, фыркнул и наотрез отказался показывать что-либо ещё. Я его умоляла, я просила, я воздевала руки сначала к небу, потом к Ыклу -- сделай что-нибудь! Ыкл только гладил меня по голове и утешал: мы его починим, сейчас созвонимся с мастером и всё будет хорошо. Доставай пока Тошибу, -- грустно вздыхала я. К тому времени у Ыкла появился рабочий компьютер, а Тошиба стоял на антресолях, дожидаясь когда он кому-нибудь срочно понадобится.

Мастер забрал мой компьютер и вернул через пару недель. Он был таким же прекрасным, как и прежде. Я была счастлива. Я вежливо поблагодарила Тошибу, я пообещала ему, что ему будет очень удобно на антресолях, я протерла его салфеткой, уложила в мягкую наволочку и отправила отдыхать. Какое счастье, мой любимый Мак опять со мной!

Перед отъездом мы отдали нашего верного Тошибу любимой не-свекрови и она им с удовольствием всё это время пользовалась.

Второй раз приключился в Лондоне. Я сидела за компьютером, отгородившись наушниками от всякого шума, встала, держа его в руках, задела дверь и... И случилась катастрофа: часть наушника, которая вставляется в гнездо оторвалась от остальных наушников и насмерть застряла в гнезде. Боже, -- ахнула я! -- Ыкл, -- заорала я, -- помоги, что делать?!

Ни пинцетом, ни иголкой, ни зубами, ни ногтями -- мы не могли это оттуда извлечь и я бросилась писать в поддержку: у меня беда! -- писала я, что мне делать? Да, -- задумчиво отвечали мне, -- это неприятная ситуация и не очень понятно поправимая или нет. Поезжайте, мисс, завтра с утра вот сюда и покажите вашего страдальца нашим техникам. Я встала утром, аккуратно положила пациента в рюкзак и поехала. В официальной мастерской господа техники долго его осматривали, качали головой: нет, не возьмёмся, это всё. Как это всё? -- хваталась я за голову, -- что значит всё? Ну это же только подцепить и вытащить! Нет, -- качали они головой, -- там, к сожалению, есть риск повредить вон то и то, а поскольку компьютер винтажный... Как это винтажный? -- обалдело посмотрела я, -- ему всего шесть лет! Ещё не шесть даже, а пять с половиной! Ха! -- расхохотался техник, -- я и говорю: винтажный! Он посмотрел на расстроенную меня и доверительно сообщил: вот если ты пойдёшь прямо по этой улице, потом свернёшь направо как только увидишь уличный рынок, а потом первый поворот налево, там ты увидишь небольшую мастерскую. Они, хоть они и не лицензионные техники, но если они не возьмутся, то тогда никто этого не сделает.

Я побрела в мастерскую. Я брела и всё думала что я готова сделать, какое обещание готова дать и на какие жертвы пойти только чтобы они сказали, что сделают. В небольшой мастерской техник внимательно осмотрел моего любимца. Долго качал головой: оставь, мы всё сделаем, есть у нас один умелец. Точно сделает. Точно? -- с надеждой шептала я. Точно! Более того, мы его тебе прямо домой доставим, сегодня же. Я обрадовалась так, будто купила новый компьютер.

-- Ура! -- сообщила я Ыклу с порога, -- больного вылечат!
-- И тебе хорошего дня, -- ревниво буркнул Ыкл.
-- Да ну ты что! Привет, хорошего дня, ты чего, к компьютеру ревнуешь?

Ыкл пробурчал что-то невразумительное, но увидев моё необычайно счастливое лицо, улыбнулся.

-- Ты потрясающий человек, -- рассмеялся он, -- тебя легко обрадовать.
-- Ещё бы, -- облегчённо вздохнула я, -- ведь я так сильно расстроилась, что теперь просто обязана сильно обрадоваться!

Вечером того же дня мне привезли мой прекрасный компьютер. Чести ради, ещё месяц я боялась вставлять в него наушники. Потом, правда, перестала.

Вчера мой компьютер сломался в третий, будто в первый. И у меня опять вселенское горе.

Вчера вечером я радостно закончила работу, протёрла экран и пошла спать. Сегодня утром мой любимый компьютер встретил меня совершенно чёрным экраном. Боже, -- воскликнула я, -- Ыкл! Помоги срочно! Он не включается!

Ыкл сообщил, что сделать ничего не может, надо звонить мастеру.

-- Дорогая не-свекровь! -- кричала я в трубку, -- одолжите мне, пожалуйста, Тошибу, чтобы хоть что-то было.
-- Не расстраивайся, -- ласково утешила она меня, -- починят твоего любимца, всё хорошо будет. А Тошибу сегодня доставим.

Ыкл зашёл в дом и аккуратно поставил мне на стол нашего верного и преданного ветерана.

-- Ты знаешь, что сказала чадо, когда я уезжал? -- чадо осталась у бабушки, но, как всегда, дала наставления, -- она сказала: папа, пожалуйста, быстро сделай так, чтобы мамин компьютер заработал. Пожалуйста, совсем не бубни на маму, а то ей, из-за компьютера, и так очень грустно. И обязательно почини ей его скорее, для чего нам грустная мама? -- Ыкл подошёл, обнял и ласково, будто ребёнку-идиоту, сообщил -- представляешь, так и сказала. Не расстраивайся, пожалуйста, мы его обязательно починим.
-- Это винтаж, между прочим, -- вздохнула я и погладила серебристую крышку.

Дорогое мироздание, пожалуйста, мне очень надо чтобы его починили, я обещаю быть ещё аккуратнее, честное слово, но пусть его починят. И желательно до того, как нам надо будет ехать назад. Он мне очень нужен.
Tags: я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments