Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

-- Дорогой, -- обнимаю я Ыкла сзади, -- ты помнишь какой сегодня день?
-- Я? -- напрягается он, -- что? день? какой? куда? Сегодня день взятия Бастилии?
-- Балда, -- смеюсь я, -- сейчас обижусь, честное слово!
-- Да помню, помню, -- он не поворачивается и пытается намёками, -- что, это прямо сегодня, да?
-- Что прямо сегодня? -- хитро переспрашиваю я.
-- Ну.. день этот, неужели это уже сегодня?
-- Какой день? -- не сдаюсь я.
-- Ну наш день, когда мы познакомились, -- смеётся он и поворачивается.
-- Смотри-ка, -- удивляюсь я, -- помнишь оказывается. Это хорошо. И вот мне интересно, -- задумчиво развиваю я мысль, -- какой мне будет подарок за то, что я тебя столько лет терплю?

-- Я уже сделал тебе подарок, сделал! -- хохочет он мне в лицо, -- я тебя не убил! Это знаешь какой подарок! Если бы я тебя убил, как писали классики, меня бы посадили, но сейчас я бы уже вышел за хорошее поведение: досрочно.
-- Ничего себе! -- я широко раскрываю глаза и изображаю ужас на лице, -- это я! я! Я тебя не убила! Это я тебе подарок сделала! Это меня бы посадили и я бы уже вышла за хорошее поведение, досрочно!
-- Дорогая, -- ласково обнимает он меня и переходит на трагический шёпот, -- то, что не убила, несомненно, подарок. Но я тебя огорчу. Прости, дорогая, но с прискорбием, искренним причём, замечу, что ты ни за что сейчас бы не вышла. Ты не умеешь себя хорошо вести, не умеешь и всё, -- он ласково гладит меня по голове, а я судорожно вспоминаю где лежит чугунная сковородка. В Лондоне, чёрт, вспоминаю я, -- так что, это я бы вышел и я не убил, не спорь!
-- Вот зараза! -- смеюсь я, -- нет, ну какая зараза, как я тебя вообще терплю?
-- Как терпишь? Честно?! Я не знаю. Я бы не вытерпел.

*******

Под дверью который день сидит кошка. Изумительно красивая кошка. Она мяучет, ластится и всем видом показывает, что я -- та самая, с которой до гроба, в огонь и в воду.

-- Её соседи сверху кормили, -- объясняют мне соседи, -- а потом они уехали и теперь она совсем несчастная. Ходит и ластится. Есть просит.

Кошка упитанная и выглядит вполне довольной даже тогда, когда пытается показать как она несчастна. Я сижу на пороге, курю и задумчиво глажу

-- Прости, дорогая, -- сообщаю я ей, -- но тебе не стоит привыкать ко мне. Я скоро уезжаю, я тут временно совсем. А взять я тебя не могу. Никак. Да и не подошло бы это тебе. Представляешь -- лететь в клетке, потом сидеть в карантине, потом жить там, где дождь, снег, холодно. Тут тепло и хорошо -- тебе, по крайней мере. Мне, -- добавляю я задумчиво-безучастно, -- честно говоря, очень жарко.

Кошка ластится, поднимает хвост трубой и ходит вокруг. Тарахтит как трактор. Хороший трактор, исправный.

*******

В этой квартире нет посудомойки. Ыкл моет по вечерам посуду, а чадо залезает в шкафчик под раковиной: включай посудомойку, включай! Ыкл моет посуду и тарахтит, чадо восторженно кричит из шкафчика -- ещё, ещё, добавь обороты!

В один из вечеров, Ыкл пошёл мыть посуду когда чадо всё ещё сидела за столом. Тоскливо намыливая очередную тарелку, он философски заметил

-- Нет, всё-таки эта посудомойка работает хуже лондонской.
-- Это всё потому, -- торопливо замечает чадо, -- что я ещё не доела! Сейчас доем и посудомойка заработает просто изумительно!

*******

-- Привет! -- радостно здоровается со мной сосед. Я сижу на корточках, курю, у меня перерыв. -- У тебя перерыв, да?
-- Да, -- радостно киваю я. -- Сейчас докурю и пойду дальше работать.
-- А я всё! -- сообщает он мне и улыбается. Он химик. У него лаборатория, агрегаты, препараты, дома не разгуляешься. -- Всё, шесть вечера. Теперь -- отдых.

Мы болтаем ещё какое-то время и я захожу в дом. Работать. В девять вечера у меня очередной перерыв, я курю, я сижу на корточках и думаю как же доказать то, что никак не доказывается. По лестнице, украдкой, спускается сосед.

-- Не смотри на меня так! -- смеётся он, -- я всего на полчаса в лабораторию! На полчаса и всё! Мне только кое-что проверить.

Я согласно киваю и сдерживаюсь, чтобы не рассмеяться.

Я выхожу почти перед сном, почти полночь. Я сижу на корточках, я курю. Я думаю о том, что завтра новый день. А это значит, что завтра точно что-нибудь, да получится. Сосед поднимается по лестнице на цыпочках.

-- Зря ходил, -- сокрушённо сообщает он мне, -- лучше бы завтра проверил и завтра обнаружил что всё это чушь.
-- Это вот те полчаса сейчас закончились? -- смеюсь я.
-- Ага, -- улыбается он. -- А что, разве больше? Я же пулей -- одна нога всё время здесь оставалась.

*******

-- Ба, какие люди! -- мясник встречает меня как родную, -- вы вернулись, да? Вернулись?
-- Нет, -- улыбаюсь я, -- мы в гости. А ты будто помнишь куда мы уехали -- я хитро смотрю и молчу.
-- Обижаешь, дорогая, -- он нарочито надувает губы и задумывается, -- вы же в Англию уехали! Лондон меня не ждёт, -- напевает он строку из известного израильского шлягера и добавляет, -- да и зачем мне этот Лондон? Тебе, дорогая, как и прежде? Антрекот, да пожирнее?
-- Да, -- довольно киваю я. Теперь я точно знаю, что он всё помнит.
-- Так, сейчас посмотрим, -- он придирчиво оглядывает куски мяса на прилавке, -- что же подойдёт для дорогих иностранных гостей? Такс... Нет, это не годится, это так себе. Вот это? Лучше, да, но нет. О, -- он выхватывает огромный кусок мяса. На мясе прожилки жира -- толстые, тонкие. Они везде. -- Смотри какой красавец! И нет, даже не спорь, -- добавляет он быстро, несмотря на то, что я молчу и вовсе не спорю, -- такого антрекота во всей вселенной нет!
-- А вот мясник в Англии, -- саркастично замечаю я, -- говорит, что самый лучший антрекот у него.
-- Передай своему мяснику, -- поджимает он губы и полу-презрительно цедит, -- пусть приезжает сюда со своим мясом и мы сравним.

Мясо дивное. Достаточно жирное, сочное, мягкое. Я забираю увесистый пакет и киваю: спасибо.

-- Не благодари, -- обрывает он меня, -- сначала съешь, потом приди на следующей неделе за добавкой, вы же всё ещё тут, тут? -- я утвердительно киваю, а он довольно продолжает, -- так вот. Приди за добавкой и тогда скажи: спасибо, дорогой, это самый лучше на свете антрекот, не чета английскому. Ишь -- у него самое лучшее. Нашёлся тут!

*******

У чада выпал зуб. Зубная фея посетила нас глубокой ночью, оглядела зуб со всех сторон и оставила два швейцарских франка и два шекеля.

-- Слушай, мама, -- прыгает чадо, -- фея, как и ты, летает туда сюда и у неё всё время остаются монетки в кошельке! Только вот что она так мало принесла?
-- Мало? -- изумляюсь я.
-- Ну да. Вот смотри. Она сейчас тут. А значит, что другие монетки ей не нужны. Уже отдала бы все и всё тут.
-- Дорогая, -- ласково начинаю я, -- но ведь ты же не одна. Есть же ещё дети, у которых выпал зуб. Надо, чтобы и им досталось.
-- Мама, -- смеётся чадо, -- но они же все тут, для чего им швейцарские франки?!
-- А тебе для чего? -- смеюсь я.
-- А мне очень для чего. Вот соберёшься ты на конференцию, придёшь ко мне и скажешь: одолжи мне, пожалуйста, два франка -- билет на трамвай купить. И я тебе одолжу. А ты мне потом вернёшь три за то, что я тебе вовремя дала два. А ты спрашиваешь для чего!
Tags: зарисовки, стёб
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments