Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Страхи

Недавно прочла чудный текст Марты и поразилась насколько в унисон именно в этот момент я думала практически о том же, но несколько в ином ключе.

У меня, как и у любого человека, есть всякие страхи. Некоторые рациональные, большинство же, как и положено быть правильным страхам -- совершенно иррациональные. Но некоторых распространённых страхов у меня нет и никогда не было. К примеру, страх остаться без денег. Меня никогда это не пугало. Я всегда рассуждала просто: на жизнь, хоть какую-нибудь, я себе всегда заработаю. У меня две руки, две ноги и даже, иногда, одна голова. Эта самая голова, хоть меня и вполне устраивает, в случае чего, может пойти отдохнуть, а я вполне заработаю себе на жизнь руками и ногами. Надо будет -- буду переворачивать гамбургеры в забегаловке, надо будет -- буду разносить почту. Нет, я никогда не боялась что вдруг в один день я окажусь банкротом и останусь на улице.

Мои потребности удивительным образом всегда напрямую коррелировали с моими возможностями. К примеру, мне никогда не хотелось чего-то, на что у меня, очевидным образом, не было средств. Действительно не хотелось. Я могу смотреть на прекрасное нечто, которое далеко за пределами моих возможностей и ничего во мне не трепещет. Мне не хочется. Совсем другое дело когда речь идёт о тех вещах, которые я, теоретически, могу себе позволить, но тогда придётся ужаться. Их я хочу. Гипотетически. Платонически. Я с наслаждением смотрю на книги, одежду, обувь и аксессуары и морально страдаю -- я, вроде, могла бы это приобрести, но нет, так нельзя.

И можно было бы подумать, что это и есть тот самый страх -- страх остаться без денег. Но на самом деле, это совершенно не он.

Где-то глубоко во мне заложена установка -- нет, я не могу себе позволить такую дорогую вещь. Вопрошать почему это так совершенно бессмысленно. Эта установка отмирает как только речь идёт не обо мне. Остальным -- можно и нужно. Помню как мы обсуждали покупку куртки для Ыкла. Я нашла дивную куртку -- именно такую, как он хотел: лёгкую, тёплую, элегантную, и в свет и просто погулять. Дивная куртка. Мы могли её себе позволить, но назвать её дешёвой нельзя было никак. Я всё смотрела на эту куртку и объясняла ему что это долгосрочное вложение, это же не роскошь, это -- предмет необходимости. Помню как мы обсудили, как решили подождать до первых холодов и вновь вернуться к обсуждению, как вдруг Ыкл посмотрел на меня: тебе, кстати, тоже нужна куртка, -- серьёзно сказал он и выразительно замолчал. Да, -- горько вздохнула я, -- нужна. Но та, что мне нравится, стоит так дорого, что мы никак не можем себе этого позволить, я же не сошла с ума! -- не менее выразительно посмотрела на него я, и вздохнула так горько, как умею только я. Покажи, -- он решительно сел рядом и приготовился смотреть. Я нашла сайт, на котором я её давно облюбовала, и показала. Слушай, -- задумчиво посмотрел он на меня, -- кто из нас сошёл с ума?! Они же совершенно одинаково стоят, как же тебя и все твои речи понимать?!

А никак не понимать. Это невозможно понять, это можно только принять. Если мне -- дорого; если не мне -- вполне разумно. Это тоже своего рода страх. Страх, что я не тот человек, на которого вот так вот запросто можно потратить столько денег. Это мой личный страх, он возник из ниоткуда и в никуда же постепенно уходит.

Ыкл, как может, с ним борется. Когда-то давно, когда я вообще не решалась покупать ничего дороже копейки, мне понравилась определённая пара обуви. Это были изумительные сапоги -- на вид им не было сносу, удобные, красивые, но... почти на пределе наших возможностей (если можно так сказать, выделив отдельную графу возможности на сапоги и иже с ними). Я долго думала и пошла советоваться: слушай, -- задумчиво сообщила я, -- я вот думаю. Я их куплю и буду носить на выход. И тогда они будут жить вечно и мне даже не будет стыдно. Он долго смотрел на меня, а потом хлопнул себя по лбу: я понял кто ты! Ты -- лошадь, которая в дождь ходит без калош! И нет, -- не дав мне вставить слово, продолжил он, -- если ты собираешься покупать их на выход, то не покупай вовсе, не выбрасывай деньги. Как можно купить что-то, что нравится, спрятать в дальнюю тумбочку, надевать раз в год, а ходить на постоянной основе в чём-то, что совершенно не радует? Ну как?! Ты же разумный человек! -- он всё смотрел на меня, смеялся, а я подумала: и правда, в этой логике невероятный изъян. Для чего нужна вещь, если она всё время далеко спрятана и радует глаз исключительно изредка, а всё остальное время ты для чего-то пользуешься странными вещами, которые не жалко. Не жалко, так как никакой радости и никакой ценности они для тебя не представляют. Это же совершенно алогично! С тех пор у меня нет вещей на выход. Никаких. Я не приобретаю ничего, чем не смогла бы пользоваться постоянно -- так, чтобы мне всё время было радостно. Вещи, спрятанные в далёкую тумбочку не только редко приносят радость, но и пугают своим существованием -- это те вещи, которыми нам страшно пользоваться. Страшно, так как вдруг сломаем, испортим, учудим что-то, а оно такое-растакое, очень дорогое и больше не сможем такого себе позволить, так как -- как можно, если даже это испортили!

Вещи портятся, ломаются, снашиваются. Это нормальное течение жизни. Так должно быть. Было бы удивительно, если бы было иначе. Портится даже то, что лежит в далёкой тумбочке -- оно усыхает от грусти. Его купили, обрадовались, положили в далёкую тумбочку (когда ещё смогу себе позволить, так пусть надолго хватит!) и... Оно испортилось.

Мне не страшно остаться голодной, мне не страшно остаться без денег -- я твёрдо знаю, что со мной этого не случится. Мои потребности, в случае чего, подстроятся к моим возможностям. Когда-то, когда мы были студентами, моя подруга удивлялась -- как, как ты не боишься? А если не найдёшь работу, а если не будет денег, а если... Что ты будешь делать тогда? Я?! -- смеялась я, -- найду другую работу, пойду работать в Макдоналдс, там всегда нужно. Как? -- изумлялась она, -- как ты можешь быть такой беспечной? Мне ужасно страшно, ужасно! Я сейчас допишу диплом, получу свою степень, а дальше что?! Я смеялась и пожимала плечами. Именно это меня никогда не пугало.

Меня никогда не пугало одиночество. Я всегда очень любила одиночество. Даже тогда, когда мне казалось, что мне оно мешает. Давным-давно, много лет назад, когда я жила одна в своих дивных полутора комнатах на территориях, я любила после долгого рабочего дня взять бутылку холодного пива, сесть на балкон и смотреть на звёзды. Но иногда, как и любому другому человеку, мне становилось невероятно грустно. В те моменты мне казалось, что вся моя грусть произрастает из того, что я одна. Однажды, в период очередной вселенской получасовой грусти, я позвонила своей подруге. Я пила пиво, рыдала, размазывала слёзы по лицу и всё повторяла как я несчастна, как у меня совсем никого нет. Слушай, -- прервала мой плач подруга, -- давай сыграем в игру. Представь, что он есть. Прямо принц, всё как ты хочешь. И он прямо сейчас едет к тебе -- он собирается сходить с тобой в ресторан, погулять по городу, поболтать (что там тебе ещё представляется?). И значит так: прямо сейчас тебе надо бежать в душ, купаться, одеваться, приходить в себя и быть готовой у дверей через пятнадцать минут. Я перестала рыдать и икнула -- что значит прямо сейчас? Я не могу сейчас! Какой душ, ты о чём? Я только присела спокойно, только пиво открыла, только в тишине решила посидеть, почему сейчас, кто сейчас, не надо сейчас! Вот и запомни это ощущение, -- усмехнулась она, -- когда в следующий раз решишь рыдать на всю округу. Мы тогда рассмеялись и продолжили говорить совершенно о другом.

Страх -- не всегда плохо. Страх и боль -- хорошие индикаторы того, что что-то, вполне возможно, не в порядке. Со страхами надо дружить, тогда они перестают быть страхами, но становятся сообщниками. Мне чуть менее страшно тратить на себя то, что я бесстрашно трачу на кого-то другого. Всё ещё страшно, конечно, но теперь я с этим страхом знакома -- лицом к лицу. Я понимаю что он от меня хочет и когда начинает отбирать радость. Когда он начинает отбирать у меня важное -- радость, уют, -- я договариваюсь с ним. Точно так же я поступаю с остальными страхами -- у нас вечные переговоры и я радуюсь, когда выхожу победителем.
Tags: мысли вслух
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments