Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Люда

У меня уже почти появились время, силы и возможности. Почти. Уже есть надежда, что скоро, совсем скоро, жизнь войдёт в колею и вот тогда. Тогда, конечно, много чего. Вот, к примеру, жж. Я уже почти читаю, но всё ещё никак не пишу. Скоро исправлюсь. А пока, простите все, кто это уже читал, но прочитав сегодня зарисовки потрясающей antrum (если вы не читаете этот журнал, скорее читайте, там каждая фраза гениальна), я вспомнила об одном своём старом тексте, который и сама люблю.
________________

Переезд дело невероятно хлопотное и суетливое. Как известно, один переезд равен трём пожарам, двум цунами и небольшому землетрясению. Особенно хлопотным он становится в тот момент, когда кроме двух стандартных задач, как то - 1) найти квартиру, 2) в неё переехать - добавляется третья задача - найти других жильцов в свою квартиру. Да не простых, и не золотых, и даже не платиновых. А вот таких вот рас-таких, которые, конечно же, ни за что не сравнятся с самим тобой, но будут хуже ровно настолько, чтобы всё ещё нравиться хозяевам квартиры. Как ищутся эти самые, платиновые-родиевые-дорогие мои жильцы? Очень просто: пишется прекрасное объявление, рассказывающее о том, что за минимум купюр они получают максимум счастья и... И всё, собственно. Дальше надо притаиться в кустах и хватать особо понравившуюся дичь. После энного количества просмотров начинает приходить понимание насколько это всё хлопотно и суетливо. Появляются первые признаки апатии, за ними лёгкой депрессии, перерастающей в агрессивную шизофрению - "не подходи, убью". Но, как оказалось, и в этом деле можно найти приятные стороны. Некоторые потенциальные клиенты просто клад для любого сатирика. К сожалению, я не сатирик, но я очень постараюсь передать весь колорит.

С того момента, как объявление оказалось в интернете, мне начало казаться, что мой телефон не замолчит уже никогда. Он просто перешел в перманентную фазу, называемую "оно звенит". Оказывается, совершенно недостаточно написать подробно в самом объявлении сколько в квартире комнат, сколько она стоит и что в ней есть. Порой оказывалось, что и адрес писать совсем излишне. Достаточно оставить телефон и, к примеру:

-- Здравствуйте, я звоню по объявлению о квартире. У меня есть несколько вопросов.
-- Да, конечно, задавайте.
-- А сколько в ней комнат? А то тут, конечно, написано, что две, но знаете как бывает...

Я не знаю как бывает -- как выясняется -- когда я ищу квартиру, я честно верю в то, что написано. Но это же я -- что мне стоит ответить:

-- Да-да, совершенно верно -- в ней две комнаты.
-- И как квартира?
-- В каком смысле?
-- Ну... Новая? Красивая?
-- Новая. Отремонтированная.
-- А мебель в ней есть?
-- Да -- квартира полностью меблированная.
-- Ой, это просто прекрасно! А цена как тут написано?
-- Да.
-- Просто прекрасно, я уже вижу себя в этой квартире. Только последний вопрос -- уточните, пожалуйста, где конкретно в Тель-Авиве она находится?
-- Хм.... Вообще-то квартира в Иерусалиме.

После этого раздались неразборчивые, явно непереводимые, идиомы с междометиями и, уже через секунду, в телефоне стало тихо, как в пустыне на закате. Впрочем, это далеко не самое-самое. Это всего лишь коммуникационная ошибка -- ну неправильно ей передали, что это вовсе не Тель-Авив, а совсем даже Иерусалим. Бывает. Это всё мелочи. В один из дней, который начался просто прекрасно, телефон, молчавший почти всё утро, неожиданно хрюкнул.

-- Здравствуйте, я звонить квартира, -- сообщили мне на ломаном иврите.
-- Да-да, пожалуйста.
-- Квартира, высота, холод? -- ответили мне. Явно чувствовался русский акцент.
-- Вы предпочитаете говорить по-русски? -- поинтересовалась я.
-- Ой, это прекрасно! Вы говорите по-русски -- какая прелесть! -- умилилась трубка. Умиление закончилось очень быстро и перешло в атаку, -- Скажите, а это какой второй этаж?

В этот момент я поняла, что я далеко не всё знаю о квартирах. Ответа на этот вопрос, даже приблизительного, у меня в ассортименте не нашлось. Тяжелые времена, дефицит. Посему я попыталась совершить разведку боем:

-- В каком смысле?
-- Ну, девушка, второй этаж бывает разный! Бывает так высоко, как пятый, а иногда как восьмой. А, между прочим, -- монотонно продолжила трубка -- когда очень высоко, то холодно. Вообще -- чем выше, тем холоднее. Понимаете?
-- Понимаю, -- ошалела я.
-- Так это какой второй этаж?
-- Обычный второй этаж. Как второй. Который сразу после первого.
-- А сколько там ступенек?
-- Семнадцать, -- быстро ответила я, десять раз поблагодарив Холмса в душе. Так и хотелось добавить -- там, на пятой, щербинка. Но я промолчала -- я не могу объяснить какой это второй этаж, куда мне объяснять какая там щербинка. Мне казалось, тема этажа исчерпала саму себя. Куда там:

-- А вот скажите, -- так же монотонно продолжила трубка -- а моя мама сможет по ним подняться?

Это был несомненный нокдаун. Но я всё ещё надеялась на ничью -- хотя бы по очкам. Пока незримый рефери считал до восьми, я успела вскочить и принять боевую стойку:

-- Не знаю... А сколько лет вашей маме?
-- Немного за семьдесят, -- проговорила трубка, и взяла выразительную паузу.

Черт бы тебя побрал, Станиславский, подумала я, но решила не сдаваться.

-- И как она себя чувствует?
-- Да, знаете, в последнее время не очень. Годы, понимаете? И ничего не сделаешь... - -трубка замолчала ещё более выразительно.

Я думаю, молчание длилось бы очень долго. Это был неравный бой: у неё всё ещё были в запасе апперкот и хук, а я уже лежала на ковре, тихо воя и держа подбитый глаз коленкой. Но она сжалилась -- до нокаута мы ещё не дошли.

-- Вообще-то мы сейчас на третьем живём... Без лифта.

Уф, выдохнула я -- вот и разрешилась одна из проблем.

-- А вы откуда? -- трубка продолжала атаку.

После семнадцати лет жизни в Израиле, я не всегда успеваю сразу сообразить о чем идёт речь в этом вопросе. Подумав несколько секунд, я поняла и, как смогла, ответила.

-- Из Уфы.
-- Прекрасно, просто прекрасно! А я Люда, -- неожиданно сообщила трубка. Помолчала и продолжила, -- Я Люда из Казани.

"Отставить шуточки!" -- заорал мне мой внутренний голос, понимая, что внешний сейчас спросит что-то вроде -- "Вы прямо из Казани сейчас звоните?" Я не всегда его слушаю, но тут, кажется, он был прав. Посему я смиренно набрала в рот кофе и выдохнула в трубку.

-- Очень приятно.
-- Скажите, а в квартире очень холодно? Всё-таки, вы говорите, второй этаж... -- нет, тема этажа, решительно, бесконечна -- как млечный путь.
-- Да нет, вроде. Зимой, конечно, не жара, но не холодно.
-- Да?! Несмотря на то, что второй этаж?

Этот вопрос остался без ответа. Я даже приблизительно не могла представить что можно сказать в ответ. Поэтому взяла пример с Люды и тоже взяла паузу.

-- А окна в ней есть? А то, знаете, я тут недавно такую квартиру видела... Тоже говорили -- такая замечательная, а приехала и там почти нет окон!
-- Есть окна, много окон. В каждой комнате.
-- А в ванне? -- кажется ехидно, впрочем всё так же монотонно, спросила Люда. Из Казани.
-- И в ванне тоже есть.
-- А в квартире светло?
-- Да -- это южная сторона. Поэтому очень светло.
-- Даже когда закрыть окна?
-- Хм... Если закрыть жалюзи, то, видимо, будет не очень светло.

Не подумайте плохо, я только оборонялась. И всё время слушала свой внутренний голос. Правда, кажется, к тому моменту он был в истерическом обмороке.

-- А хозяева -- они нормальные люди?

Никаких психических отклонений у хозяев квартиры, в которой я живу вот уже три с половиной года, я не заметила. Посему совершенно честно ответила.

-- Абсолютно нормальные.
-- А они кто?

Внутренний голос, бьясь в конвульсиях, из последних сил, заорал -- "молчаааать!". Я отхлебнула кофе.

-- В каком смысле? -- осторожность и ещё раз осторожность -- вот отныне мой девиз!
-- Ну, там, марокканцы, эфиопы, русские; ну кто они?
-- Вы знаете, я не знаю, -- честно призналась я.
-- Как?! Вы не знаете кто они? Как же вы там живете?!
-- Неплохо живу. Можно даже сказать, хорошо.
-- Да?! -- Люда удивилась так сильно, что я на секунду задумалась как же я действительно живу. Но я не успела додумать эту мысль.
-- А как можно посмотреть на эту квартиру?
-- Вы можете приехать. Давайте договоримся когда.
-- А вы не могли бы меня подвезти? Ну, если вы будете где-нибудь рядом...

Мой внутренний голос, к тому времени, был в коме. Потому я ответила без его помощи:

-- Хорошо.

Люда из Казани звонила в тот день ещё три раза. Каждый раз начинался со слов "Здравствуйте, я Люда из Казани - помните?". К концу дня я поняла, что я скорее забуду как зовут меня, но я точно никогда не забуду Люду из Казани. Люда из Казани разговаривала со мной часа три, в общей сложности. Я узнала много нового и интересного. Я узнала, к примеру, что есть такие хозяева, которые просят столько всего, что хочется спросить а не купить ли им самолёт. Не мне хочется -- Люде. Из Казани. Я узнала, что цены растут как на дрожжах. Я узнала, что если рядом нет русского магазина, то в таком месте нет смысла снимать квартиру. Я узнала ещё какую-то массу, несомненно полезной, как только пойму куда применить, информации. Заканчивая третий, кажется, в тот день разговор, Люда подытожила

-- Вы такая общительная, с вами так приятно разговаривать.

Мой внутренний голос сообщил, что ещё неделю будет в коме. А без него мне очень сложно, он умнее. Посему я осторожно поблагодарила. На следующий день я привезла Люду из Казани смотреть квартиру. Люде из Казани на вид было лет шестьдесят, но я поняла, что ей около сорока. Люда из Казани жила с мамой. Дойдя до ступенек, она одобрительно кивнула.

-- Действительно, почти второй. Но, всё-таки, немного выше, чем обычный второй.

Продолжать закончившийся её победой разговор про этаж, мне не хотелось. Я кивнула. Мы зашли в квартиру. Люда из Казани обстоятельно прогулялась по комнатам.

-- Скажите, а сюда влезет мой шкаф?

Это джеб, -- зафиксировал мой внутренний голос.

-- Наверное, влезет, -- с надеждой проговорила я.
-- А вот мне кажется, что не влезет. -- убивая все мои надежды, монотонно сказала Люда. Из Казани.

Я промолчала -- кажется, по очкам она тоже лидировала.

-- У вас есть метр? Мне надо померить стену.
-- Нет. Простите.
-- У вас нет метра? -- я поняла -- я потеряла сейчас все набранные до этого очки, -- А нитка у вас есть?
-- Нет, нитки тоже нет.
-- У вас нет ни метра, ни нитки? -- уточнила Люда.
-- Так исторически сложилось -- у меня нет ни метра, ни нитки, -- очень удобно проговаривать последнюю фразу собеседника ещё раз вслух. Тогда кажется, что разговор продолжается. Но тут я вспомнила о том, что у меня где-то был клубок ниток -- оставшийся после последней вязальной трудотерапии.
-- Так вы вяжете? -- к счастью, это был риторический вопрос. Люда немедленно о нём забыла и перешла к процессу измерения.
-- Держите тут, а я буду натягивать. А потом я оторву зубами -- она смерила меня взглядом, под которым хотелось сжаться, и добавила, -- у вас же, наверное, и ножниц нет.

Вот, дорогая, тебе и хук, -- злорадно усмехнулся внутренний голос.

-- Нет, вы понимаете, у меня много всего есть. У меня есть три шкафа, два телевизора, большой стол, -- Люда сделала паузу, а мне хотелось добавить "три портсигара, две куртки". Я не успела добавить, меня отправили в технический нокаут, -- Ещё у меня есть горка....
-- Какая горка? - очнулась я от неожиданности.
-- Ну... Вы что, не знаете что такое горка? -- я всё теряла и теряла, рассчитывать на ничью было бессмысленно, -- Ну... Вот такая горка.

Люда описала в воздухе треугольник, действительно напоминающий гору. Чего-то. Видимо из Казани.

-- Извините, не знаю.
-- Ну горка! Ну как же Вы не понимаете... Этот, как его... Сервант! -- она победоносно улыбнулась. Я закурила сигарету, пить кофе я больше не могла. -- И куда я всё это поставлю?

Я молчала. Я действительно не знала куда она поставит три шкафа, два телевизора, большой стол и ещё и горку. Которая этот, как его, сервант.

-- А я бросила курить, -- Люда многозначительно посмотрела на меня, -- Уже восемь месяцев как.

Я была искренне рада за Люду. Но сказать мне было совершенно нечего. Я курила.

-- Вы не угостите меня сигаретой?

Я поперхнулась. Хорошо, что я решила курить, а не пить кофе.

-- Да, конечно. Пожалуйста.

Люда затянулась от души и продолжила допрос.

-- А кто у вас соседи? В соседней квартире кто живёт?
-- Я не знаю, -- честно призналась я.
-- Что, совсем не знаете?
-- Совсем не знаю. Я не отличаюсь общительностью. Я их не слышу, не вижу. Я не знаю.
-- Что, даже когда выходите из квартиры не встречаете?
-- До сих пор не встречала. Наверное, мы выходим в разное время.

Мне казалось, что я всё так прекрасно объяснила. Но...

-- А сколько у них детей?
-- У кого?
-- У соседей! -- Люда смотрела на меня с жалостью, как на ребёнка тугодума.
-- Я не знаю, -- отчаянно прошептала я.
-- Как?! И сколько у них детей тоже не знаете?

Мне стало стыдно. Я понимала, что есть люди, которые могут не знать кто у них соседи, но, явно, нет таких людей, которые не знают сколько детей у этих самых соседей, которых они не знают. Мы находились в квартире уже больше часа. Мне надо было срочно уходить. Но Люда всё ещё не была уверена, что осмотрела все пятьдесят метров. Спасительная мысль была неожиданной.

-- У вас через десять минут автобус. А следующий после него ещё через полчаса.

Люда начала собираться. Мы уже вышли за дверь.

-- Скажите, а когда дождь, на порог тоже попадают капли?
-- Попадают иногда.
-- Ага, - она победоносно смотрела на лестничную площадку, на которой стояла пластмассовая машинка, -- Значит у них таки есть дети!
-- Наверное, есть, -- немедленно согласилась я, не пытаясь предлагать вариант, что они сами иногда на ней катаются.
-- Вот! -- она осмотрелась ещё раз, -- И всё-таки, когда дождь, сюда капли попадают?

Я, кажется, так и не ответила ей на этот вопрос. Люда из Казани побежала на автобус, а я осталась думать о том, каким же увлекательным может быть процесс сдачи квартиры.

Прекрасного всем дня! Ваша Я.

Tags: зарисовки, стёб
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments