Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Дни лета: одежда имеет свои права; летняя гроза (55-58)

До вчерашнего дня здесь была удушающая жара. И казалось, что хуже не бывает, но каждый день столбик термометра всё полз и полз вверх и приходилось верить в то, что бывает. В четверг, пятьдесят шестой день лета, в доме было невыносимо жарко и мне показалось, что на улице лучше. Это просто дом нагрелся за эти дни, подумала я, а на улице сейчас вполне терпимо. Я проверила -- я выходила курить, сидела под навесом и пыталась понять ощущения от пребывания на улице. Было невероятно жарко. Но казалось, тем не менее, что дома ещё хуже. Было срочно собрано семейное собрание, на котором присутствовали два важных члена -- я и дитя.

Я объяснила, что у мамы кончилась копчёная сёмга, а также совсем нет курицы или чего-то в этом духе на ближайшие два дня (в субботу привезут заказ, это правда, объясняла я ей, но до субботы нам же надо как-то жить -- ты только думаешь, что тебе всё равно, так как ты ешь меня, но если у меня не будет курицы или гамбургера, и сёмги, то есть тебе будет совершенно нечего), обнаружив в дополнении, что кончился весь эль (вот без этого мама точно будет расстроенная и сердитая!), рассказав ей о том, что мамины новые лосины грустно лежат в углу и всё ждут когда же их выведут погулять, заручившись её кивком (полная и безоговорочная поддержка), было решено идти гулять в магазин. Выведем погулять новые лосины, а также грустно стоящие в стопке любимые, немного футуристические, сандалии, которые в этом году ещё не видели свежего воздуха и не нюхали лета. Мы пойдём в магазин, обрадованно решили мы на общем собрании. Дитя надела своё чудесное салатовое платье с кокетливой оборкой и надписью "летняя любовь" (доставшееся от старшей сестры; впрочем, благодаря или же напротив, моей страсти всё аккуратно хранить и никогда ничего не выбрасывать -- жалко же, выглядит прекрасно, а что с этим делать придумаю потом! -- все вещи дитя достались ей от старшей сестры; со дня её рождения мы не приобрели ни одного предмета гардероба, нам бы это сносить), а я надела, как и обещала, новые лосины (дивные синие лосины до колен с кокетливым рисунком: широко раскрытые глаза, хаотично разбросанные от талии до низа), футуристические сандалии, взяла любимую сумку (она, может, объективно говоря, сейчас и не очень нужна, но если уже мама выходит, то надо, чтобы всё как надо, а значит любимая сумка тоже имеет право на людей посмотреть и себя показать), водрузила на себя тёмные очки, решительно встряхнула прядью, и мы пошли.

На улице оказалось невероятно жарко и душно. Я почти отказалась от всей идеи, но решила, что одежда тоже имеет свои права и если уже я решила сидеть дома, то это не значит, что она тоже должна сидеть. Потому, несмотря на жару и лень, мы продолжили путь. Мы разговаривали всю дорогу, нам улыбались прохожие и, кажется, вертели пальцем у виска, наблюдая за нашей, если позволено так выразиться, беседой. Сейчас мы пойдём прямо, объясняла я ей, потом там будет спуск, на спуске всегда проще: если что -- можно побежать, тогда будет ветерок и может станет чуть терпимее. Да, конечно, ты права, продолжала я серьёзно, если бежать, станет, наверное, ещё жарче, а эффект возникнувшего ветерка будет настолько мал, что им можно просто пренебречь. Поэтому, наверное, мы всё-таки продолжим спокойно идти, тем более, что я взяла с собой серьёзную сумку, которую возмутят такие легкомысленные перебежки. Однако, добавила я после паузы, осмотревшись, мы с тобой перейдём дорогу, так как там больше тени. Что ты на это скажешь? Дитя издала несколько задумчивых звуков, которые я расшифровала как полное и безоговорочное согласие.

Мы дошли до магазина, купили всё, что было нужно для счастливой жизни, и было собрались идти домой, как остановились и задумались. Вот смотри, говорила я ей, мы будто бы вышли и будто бы выгуляли лосины, сандалии, сумку, тебя и меня, но на самом деле, если задуматься, это же никакой не выход, а банальный и ужасно пошлый поход в продуктовый магазин, необходимый исключительно для выживания, а вовсе не для удовольствия. Дитя вздохнула в виде согласия и вопросительно посмотрела, словно спрашивая как же можно исправить положение. Легко! -- воскликнула я, поняв с первого взгляда её немой вопрос, -- мы сейчас с тобой сядем вот в это кафе, закажем кофе... нет, кофе со льдом! (а то жарко очень, мама сойдёт с ума если будет сейчас пить горячий кофе), возьмём себе какое-нибудь невероятно вкусное, жирное и крайне неполезное пирожное, и посидим вот там за столиком на улице. И тогда мы будем смотреть на прохожих, а они любоваться нами, так как нами невозможно не любоваться, учитывая какие мы прекрасные и неотразимые. Кто за, поднимите руки, -- заключила я, подняла руку и обрадованно посмотрела на поднятую руку дитяти, -- единогласно.

Мы зашли в кафе и заказали кофе со льдом. Милая девушка уговаривала взять какую-то версию с большим количеством молока, взбитыми сливками и чем-то ещё сверху, но я, вспомнив о жаре, твёрдо попросила чёрный кофе со льдом, немного (очень немного, только на кончике ногтя) подслащённый. Вы возьмёте с собой или будете пить здесь? -- улыбнулась девушка. Не раздумывая, я ответила единственное, что учитывало интересы нас обеих (мои и дитяти) -- налейте, пожалуйста, будто с собой, а мы снаружи посидим... сколько дитя позволит. Я смущённо улыбнулась (дитя ехидно смотрела на меня -- мамаша, хватит использовать меня как отговорку!), девушка всё поняла, предложила сесть за столик и сообщила что сейчас всё принесёт. Она принесла большой пластиковый стакан крепкого кофе со льдом -- ровно то, что требовалось в такую жару. Я отщипнула от горячего круассана, купленного в магазине (выполнявшего роль неполезного пирожного), отхлебнула кофе, и поняла, что обязательства перед гардеробом выполнены. Это вполне может считаться полноценным выходом в свет, в отличие от пошлого похода за необходимым пропитанием. В конце концов, кивнула я сама себе, ни один уважающий себя охотник никогда не охотился на мамонта в новой набедренной повязке! Дитя терпеливо ждала пока я допью кофе, и сразу после того, как я сделала последний глоток, аккуратно, но твёрдо сообщила, что ей тоже было бы неплохо подкрепиться. Для этого, мамаша, сообщила дитя, надо бы начать двигаться в сторону дома. Я посмотрела вокруг на столики, стакан и людей, радостно вздохнула, и мы пошли домой. Выход в свет прошёл на ура.

В пятницу случилось чудо. Утром раздался звонок в дверь и я удивлённо пошла открывать, всё пытаясь понять кто это может быть. Продукты должны привезти в субботу, ближайшая заказанная посылка должна прийти не раньше понедельника. Эту посылку я очень жду, жара свела меня с ума, я поняла, что ходить мне совершенно не в чем и заказала себе шорты, целых две пары. Заодно, рассуждала я, у нас будет целых два важных повода выйти в люди, у новых шортов ещё больше прав, нежели у новых лосин. Я их жду, но они должны прийти не раньше понедельника. Тем не менее, в пятницу утром какой-то курьер настойчиво звонил в дверь. Здесь проживает мисс дитя? -- спросил курьер, глядя на конверт, а вовсе не на меня. Да, здесь, -- растерянно подтвердила я, всё пытаясь понять что же могло прийти на имя дитяти. Я ничего не заказывала, -- растерянно пыталась сообразить я, но поняла только после того, что подписалась огрызком пластика на поцарапанном экране и получив в руки плоский полиэтиленовый пакет. Ха! -- воскликнула я, закрыв дверь за курьером, -- я точно знаю что ты такое, ты -- долгожданный паспорт! И точно -- в пакете лежали бумаги, сообщающие о том, что просьбу не депортировать новое приобретение удовлетворили и даже присвоили приобретению соответствующий статус, позволяющий находиться, но не позволяющий работать. Вернее, не позволяющий зарабатывать. Ах, -- сообщила я дитяти, -- теперь ты не сможешь заработать миллионы на рекламе подгузников, как бы мне того не хотелось. Она вздохнула и посмотрела на меня взглядом, в котором читалось -- мамаша, вы сошли с ума. В письме также было написано, что в течение недели к нам приедет ещё один курьер и привезёт пластиковую карточку, подтверждающую всё вышесказанное.

Я приготовилась ждать неделю, но через два часа в дверь позвонили ещё раз и всё повторилось заново: Здесь проживает мисс дитя? -- спросил курьер, глядя в машинку, а вовсе не на меня. Здесь, -- готовно подтвердила я, и спросила до того, как он продолжил, -- где расписаться? В небольшом бумажном конверте лежала новая карточка, с которой на меня смотрела дитя. Ну всё, дорогая, радостно сообщила ей я, теперь, если мы хотим, мы можем лететь. Только, -- продолжила я после небольшого раздумья, -- надо, во-первых, купить чемодан (два лучших чемодана уже улетели), во-вторых, понять как мы с тобой можем это провернуть и можем ли (коляска, ты, сумка, рюкзак, большой чемодан и всё это на одну меня -- это будет интересное зрелище). Ты знаешь, -- оптимистично сообщила ей я, -- мы с тобой боялись, что дома жарко, но здесь сейчас такой кошмар, что дома ничуть не хуже. И не лучше, не надейся, -- из лучших побуждений добавила я, чтобы она знала к чему готовиться. Нет, лучше, -- вдруг вспомнила я важное, -- там в квартире кондиционер. Дитя вздохнула.

Весь вчерашний день я всё пыталась понять как и когда это всё можно сделать и всё проверяла погоду. Но вечером внезапно началась настоящая буря. Дождь лил как из ведра, поднялся ветер, сад покрылся прилетевшими невесть откуда листьями и стало даже прохладно. Прохладно до такой степени, что пришлось закрыть несколько окон и надеть тёплую кофту. Вот это да, -- удивлённо посмотрели мы с дитятей, -- это прекрасная погода, а дома сейчас ужасно жарко, прямо так, как было вчера и позавчера. Погода словно уговаривает нас не уезжать -- оставайтесь здесь, шуршат листья, нам так хорошо вместе; не уезжайте, рычит гром и сверкают молнии, мы обеспечим вам прохладу; зовите всех сюда, ласково дует ветер, там жарко и душно, а я здесь буду дуть и обеспечивать прохладу. Мы думаем и пытаемся понять. Но одно несомненно -- чудес этим летом мы получили достаточно. И я верю в то, что их будет ещё много. Мне очень хочется в это верить, я очень люблю чудеса.
Tags: жизнь, я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 52 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →