Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Дни лета: 72

Все, кто думает, что человек кричит от испуга лишь при свидетелях, дабы показать свидетелям как ему страшно, ошибается. Я, когда сильно пугаюсь, обязательно кричу. Сегодня я кричала так, что мне кажется, этот вопль души слышали даже в королевском дворце, несмотря на то, что он достаточно далеко. Я, как всегда, сидела и делала свои дела, читала в задумчивости статью и всё прислушивалась как там дитя гуляет в саду. Дверь на кухне я оставляю распахнутой -- она ведёт в сад, там гуляет дитя, мне надо слышать когда и если она начнёт сердиться. Сквозь статью я внезапно услышала какое-то цоканье, словно кто-то тихо шёл по деревянному полу. Я опустила глаза вниз: прямо на меня, прямо по нашей гостиной, нисколько не смущаясь, шёл огромный серый кот. Упитанный и вполне довольный. Он успел пройти через всю кухню и прошёл почти половину дороги через гостиную, но тут я его услышала и почти сразу же увидела. От неожиданности я закричала. Очень громко. Кот удивлённо посмотрел на меня, неторопливо развернулся и пошёл обратно на кухню, к двери в сад -- возвращался тем же путём, что и пришёл. Я всё шла за ним и громко кричала, пытаясь понять следует его пугаться или не надо. Я так и не решила, кот выбежал в сад, перемахнул через забор и был таков. Я же вернулась на своё место, но всё никак не могла успокоиться и на всякий случай каждые две минуты смотрела вниз, пытаясь убедиться в том, что больше непрошеных гостей не приходило.

Отчего-то вспомнилось, как я испугалась несколько лет назад на конференции.

Конференция была в небольшом датском городке. Мы заказали мне гостиницу -- неплохую, но не самую лучшую. Номер в этой гостинице был не просто мал, он был совершенно крохотным. Для того, чтобы раскрыть чемодан, мне пришлось задвинуть стул, задвинуть часть чемодана под кровать и тогда можно было худо-бедно распаковать одну половину. После этого чемодан надо было сложить, развернуть, раскрыть, задвинуть немного под кровать уже пустую часть, и тогда можно было разобрать вторую его половину. Но горе не беда, решила я тогда, всё равно мне в этом номере только спать. Я распаковала вещи, выложила компьютер, подготовила рюкзак на следующий день (положила в него несколько ручек, тетрадей и прочего необходимого) и пошла спать. Проснулась я посреди ночи, сама не знаю почему . Я распахнула глаза и мне открылось пре-интересное зрелище: прямо рядом с моей головой, в моём крохотном номере, сидел на корточках какой-то господин и аккуратно и методично паковал мой компьютер. Я проснулась, посмотрела на него, и ничего не придумала лучше, как спросить: простите, а вы кто? Даже сквозь сон, даже в этой ситуации я, видимо, решила, что сначала надо во всём разобраться. Если бы господин сказал, к примеру: я вася, очень приятно, я бы, скорее всего, решила, что всё это мне снится и благополучно заснула бы снова. Но господин загадочно промолчал, только сделал жест рукой -- мол, молчи, продолжай спать. Отмахнулся и продолжил паковать компьютер. Я, всё ещё мучительно пытаясь понять что происходит, уже чуть громче, спросила ещё раз: простите, а вы кто? Господин не стал реагировать и именно в этот момент я, почему-то, испугалась и, испугавшись, начала кричать. Очень громко. Раскрыв рот и протяжно вытягивая на всю округу -- ааааа. Господину это не понравилось, он вскочил, выбежал из номера, оставив компьютер на полу.

Я перестала кричать лишь для того, чтобы позвонить Ыклу и начать кричать снова, но уже в телефон. Вернее, в компьютер. Я позвонила, он ответил, и я, крича и сбиваясь, начала объяснять ему что только что произошло. Для начала он посоветовал мне успокоиться и объяснить ему ещё раз всё с самого начала, но уже спокойно. Но я не могла успокоиться и всё продолжала кричать, сама не знаю почему. Наверное потому, что было четыре утра, с моей же точки зрения был только вечер, так как я всё ещё не успела перестроиться. Я всё кричала и слышала как у него щёлкает клавиатура, и мысленно невероятно обижалась -- у меня тут такое, а он там с компьютером возится. Я уже почти обиделась и по этому поводу даже перестала кричать, как вдруг он произнёс, пытаясь меня успокоить

-- Ты знаешь, -- успокаивающе начал он, -- я вот тут смотрю статистику по этому городу, и тут написано, что вероятность какого-либо криминального акта в этом городе равна одной тысячной процента, то есть, на самом деле, пренебрежимо мала. Чего ты так расстроилась?
-- Иди к чёрту! Плевала я на твою вероятность! -- закричала я изо всех сил, -- твоя одна тысячная только что сидела тут, прямо рядом с моим лицом (тут очень маленький номер, очень!) и паковала мой компьютер, понимаешь?!
-- Понимаю, -- ещё спокойнее ответил он, -- но, во-первых, это не моя вероятность, а их, во-вторых, не надо плевать, будет лужа, и, в-третьих, подумай: тебе невероятно повезло, ты просто не понимаешь! Такая маленькая вероятность, а досталась именно тебе.
-- Ты издеваешься? -- перестав кричать, но всё ещё немного задыхаясь, спросила я.
-- Я?! Нисколько, ты чего! Давай сделаем так, я сейчас позвоню директору гостиницы, а ты мне перезвони как только сможешь, но желательно быстрее, а то тут уже ночь и мне надо идти спать.

Он пошёл звонить директору, я же пошла проверять на что ещё могла позариться моя одна тысячная. После быстрого осмотра я растерянно села на кровать. Одна тысячная оставила мне компьютер (за что ей большое человеческое спасибо), но почему-то забрала адаптер и вытащила из рюкзака все ручки и карандаши. Ну ничего себе, подумала я тогда, какая культурная тысячная, небось ему тоже на конференцию. А это, наверное, его домашнее задание. Я собиралась обдумать эту мысль более тщательно, как вдруг в мою дверь постучали. Я распахнула дверь, у двери стоял взволнованный начальник смены и внимательно и несколько растерянно смотрел на меня.

-- Простите за позднее вторжение, -- начал он, а я подумала, что это, на фоне предыдущего, даже и не вторжение вовсе, -- нам звонил господин профессор из Принстона, он объяснил нам что случилось. Что-то пропало?
-- Да! -- трагично кивнула я, -- пропали все мои любимые ручки и адаптер! Как же я теперь без адаптера?
-- Мы приносим вам глубочайшие извинения, мадам, -- склонился в полупоклоне начальник, держа в руках рацию, -- адаптер сейчас принесём, -- он что-то сказал в рацию, услышал ответ, кивнул и снова обратил свой взор на меня, -- Но вот ещё что -- мы вас переводим в наш лучший номер, в виде извинения за столь неприятный для вас инцидент. Если хотите, я пришлю сейчас кого-нибудь, кто поможет вам собрать вещи и перебраться в другой номер.
-- В другой номер? -- растерянно пыталась понять я, -- прямо сейчас?
-- Да, -- кивнул господин, -- если вам, конечно, удобно.

Я начала запаковывать всё, что до этого так аккуратно раскладывала, обратно в чемодан. Через час я была уже в новом номере, который, несомненно, был значительно лучше предыдущего уже хотя бы потому, что был в два раза больше. Не то чтобы он был большим (к тому же, в действительности он был рассчитан на двоих и тогда каждому доставалось столько же места, сколько мне одной в предыдущем -- какие всё-таки маленькие пространства в этих датских гостиницах!), но он был больше и там даже можно было, обладая изрядной долей сноровки, открыть чемодан не запихивая его под кровать. Я начала располагаться, как в номер снова постучали.

-- Вам нравится номер, мадам? -- невероятно вежливо, склоняясь в полупоклоне, спросил меня начальник смены.
-- Ничего, -- хмуро ответила я, всем видом показывая, что нас так дёшево не купишь. Да и ручки, мои любимые ручки, как я без них! И адаптер, что ещё хуже! Без ручек и без компьютера. Ну всё, думала я, и невероятно жалела саму себя, всё плохо, всё просто ужасно.
-- Я принёс вам адаптер, -- словно услышав мои мысли, произнёс господин и протянул мне адаптер. -- Я приношу ещё раз наши глубочайшие извинения. Но если мы смогли вам хоть немного угодить, то не могли ли бы вы, пожалуйста, позвонить господину профессору в Принстон и сообщить ему, что теперь всё стало значительно лучше?
-- Позвоню, -- кивнула я, всё пытаясь понять, что же он им такое сказал, отчего все так испугались, ещё хуже, чем час назад я.

-- Что ты им сказал? -- я позвонила уже из нового номера. Жизнь налаживалась, был адаптер, который мне, по их словам, подарили, был свежий круассан и горячий кофе. Всё затянулось так сильно, что успело настать утро, начался завтрак и я принесла себе круассан и кофе -- надо же мне было как-то утешиться и оплакать пропажу моих любимых ручек.
-- Я? -- засмеялся Ыкл, -- я грозно представился, назвал все свои регалии, не поверишь, вообще все, и сказал им, что если они немедленно не сделают что-то такое эдакое, от чего ты будешь хоть немного довольна, то я напишу в университет и они никогда не будут советовать их гостиницу. А конференции там, пусть и не так часто, но бывают.
-- Ты?! -- поперхнулась я, -- все регалии?! Ты?!
-- Чего ты вопишь! -- пробурчал он, -- ты же сама сказала, что всё плохо, ужас, хуже не бывает. Что же ты мне предлагаешь -- сидеть и охать вместе с тобой? Пусть, по крайней мере, если плохо, так в самом лучшем номере. Я ошибаюсь? -- Я усиленно кивала, активно поедая круассан, запивая его кофе. Посему всё никак не получалось ответить, но он понял, -- ты же киваешь, правда, поэтому я тебя не слышу? -- аккуратно спросил он, зевнул и сообщил, -- а теперь я, пожалуй, пойду спать, так как у нас тут как раз ночь.

Он пошёл спать, а я отправилась на конференцию. На конференции уже почти все знали о ночном происшествии и всё изумлялись: что, правда что говорят? да не может быть, здесь вообще никогда ничего такого не бывает, ты знаешь какова вероятность чего-то такого здесь? -- изумлённо спрашивали они меня, а я поражала их осведомлённостью, -- знаю! одна тысячная процента! и всё рассказывала снова и снова что же такого случилось ночью, а они все смеялись -- такое могло случиться только с тобой, больше ни с кем, ну надо же!

Я всё думала об этом после визита кота, и поняла, что его визит прекрасно укладывается в то, что могло случиться только со мной. Здесь совершенно нет бродячих котов. За всё время жизни здесь я их никогда не видела. Но при этом, именно в нашем саду, время от времени, гуляют три разных кота -- больших, упитанных. Что ж, я так думаю, что именно этот решил, что пришло время познакомиться с обитателями поближе. Жаль, что он не предупредил заранее, может я бы и не кричала так. В своё оправдание замечу, что в первое мгновение я достаточно тихо спросила его: ты кто? Он же махнул хвостом, словно отмахнулся. Нехорошо так, нехорошо.
Tags: зарисовки, стёб, я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 49 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →