Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Обувь (памятка; покупка, цена: 4, 5, 6, продолжение следует)

Первую пару дорогой обуви я купила в марте 2012 года. Я помню эту покупку так, как помнят первое свидание или первый поцелуй. Воодушевлённая, пусть и не самой удачной, но достаточно удачной первой покупкой обуви в сети, я решилась на ещё одну покупку. Мы собирались ехать летом домой и мне очень хотелось купить себе красивые сандалии. Прежде, чем искать, я села думать. Я ничего не понимала в брендах, не знала ни одного названия, но где-то из глубин памяти всплыло "Джимми Чу" и я начала искать что это такое. Я нашла огромное количество обуви, цена которой поражала. Как может пара обуви стоить столько, сколько стоит небольшое полу-кругосветное путешествие? Почему? Кто из нас сошёл с ума? Я не могла потратить столько, сколько они стоили, не поняв почему они, собственно, столько стоят. Поэтому, для начала, я начала изучать историю этого бренда -- кто такой этот Джимми Чу, почему его обувь стоит так дорого, из каких материалов она делается, сколько весит пара (вес обуви, особенно когда речь идёт об обуви на высоком каблуке, является пусть и не самым, но достаточно важным критерием). Целый месяц я изучала какие бывают отделки кожи, чем они отличаются друг от друга, чем отличается каблук, сделанный полностью из пробкового дерева от каблука, который только покрыт тонким слоем пробкового дерева для красоты, как ухаживать за обувью, сделанной из того или иного материала, как носить, как с ней обращаться. Я жадно читала об особенностях колодки, о том, что высота каблука на одной и той же паре должна варьироваться в зависимости от размера (а если нет, то эта пара, как правило, сделана недостаточно хорошо и будет причинять дискомфорт при носке), о том, что, к примеру, лакированная кожа значительно жёстче и потому будет дольше разнашиваться, зато замша является одним из самых мягких видов кожи, но за ней значительно сложнее ухаживать. Я прочитала массу литературы -- часть из того, что я прочитала, не имело прямого отношения к обуви, но являлось, скорее, материалом о кожевенном деле в общем.

***
(4)

Все, кто покупает дорогие вещи -- идиоты; они платят не за вещь, а за имя.

Я уверена, что очень многие хоть раз это слышали, а может даже говорили. Может, не этими словами, но близко к тексту. Я тоже, в глубине души, много лет думала нечто похожее на это.

Это так и не так одновременно. Во-первых, нет ничего плохого в том, чтобы платить за имя -- это имя появилось не из воздуха, человек долго работал, чтобы его заработать. Когда мы ставим своё имя под чем-то, мы, в каком-то смысле, гарантируем определённое качество. Каждый из нас дорожит своей репутацией и старается не портить своего имени. Когда мы платим за вещь, мы платим, в том числе, за собственную уверенность в том, что эта вещь будет нам служить и радовать нас долгое время. Мы платим за репутацию того, чью продукцию мы покупаем.

Когда речь идёт об обуви, эта репутация состоит из нескольких вещей. Во-первых, дизайн. Когда я говорю дизайн, я не имею в виду блестящие заклёпки на сапогах (и тут, кстати, следует, наверное, сказать что-то простое, но не всегда очевидное: очень часто именно производители дешёвой обуви, не имея возможности творить из хороших материалов, не понимая как создать правильную обувь, восполняют это обильным количеством всяких украшений, делая обувь невероятно кричащей, но будто бы дорогой. Чем больше всяческой фурнитуры на обуви, и не только на обуви, тем, скорее всего, вещь дешевле и хуже). Я имею в виду, в первую очередь, колодку. Нет ничего важнее правильной колодки. Никакие сто налепленных цветов с бриллиантами не сделают обувь удобной и хорошей, а правильная колодка сделает. Потому, к примеру, прославился Джимми Чу -- потомственный сапожник, изготовивший свою первую пару обуви ещё ребёнком. Он долго изучал строение ноги, выверял по миллиметрам -- так, чтобы подъём садился ровно на подъём, так, чтобы перепонки не сдавливали пальцы, не мешали косточке, так, чтобы сзади не натирало, так, чтобы пропорция между высотой каблука и длиной стопы была оптимальной, и много остального прочего.

В дополнение к этому, мы платим, конечно же, за материалы, из которых шьётся данная пара. Хорошая, качественная, правильно-выделанная кожа -- достаточно дорогой материал. Для того, чтобы кожа не теряла цвета, для того, чтобы не протиралась, не шелушилась, существует особенный процесс выделки кожи. Процесс этот дорогой. Можно, конечно, удешевить -- например, производить другую окраску. Но тогда, скорее всего, краска, которая не стала частью этой кожи, начнёт облезать, на коже начнут появляться заломы, так как она, из-за неправильной выделки будет слишком жёсткой, обувь начнёт портиться и достаточно быстро потеряет товарный вид. Помимо этого, обувь может сильно натирать и сидеть на ноге куском бетона -- жёсткого, негнущегося.

Да, конечно, себестоимость каждой пары гораздо меньше той цены, которую платит за неё покупатель. Но это правда для любой вещи -- что для дорогой, что для дешёвой. Чем дешевле рыночная цена, тем, соответственно, дешевле себестоимость. И, конечно, кто-то может сказать -- дело не в этом, дело в том, сколько от цены, которую плачу я, составляет эта самая себестоимость. И, наверное, соотношение у дорогой вещи будет хуже, чем у дешёвой (наверное, так как этого я не знаю, именно этот вопрос я не изучала подробно), но если внести в эту самую себестоимость наше спокойствие, основанное на доверии этому самому имени -- то эта пропорция становится почти один к одному. Нет ничего дороже моего собственного спокойствия и моей радости от той или иной вещи.

***

Вооружившись новыми знаниями, я села выбирать себе сандалии. Я не могла решиться на покупку дорогих сандалий и потому всё пыталась отделаться от желания иметь именно те, которые мне так понравились и всё подбирала более экономные варианты. Выбор обуви превратился в нашу общую игру. Я находила некоторое количество пар и показывала их Ыклу -- просила выбрать те, которые ему нравятся больше всего. Но я лукавила. В одной из подборок я показала ему те самые сандалии Джимми Чу, которые так запали мне в душу и он выбрал именно их, внимательно просмотрев всё, что я показала. Я вздохнула и села искать дальше. Через несколько дней, надеясь, что он забыл как выглядят те, я показала ему ещё десяток вариантов, вставив те снова где-то посреди. Он отмёл все, кроме тех. Я расстроилась -- как так может быть, -- удивлённо спрашивала я, -- что ты, раз за разом, выбираешь самую дорогую пару?! Так не показывай мне её, -- засмеялся он, -- что же я могу сделать, если эта пара мне действительно нравится больше всех? Ничего не можешь, -- пробурчала я, -- можешь меня пожалеть и сказать, к примеру, что они никуда не годятся и выбрать что-то попроще. Но мне не нравятся те, остальные, что попроще, -- смеялся он, -- убери эти, покажи мне другие и я постараюсь. Но когда я так и сделала, он, вздохнув, сообщил, что никак не может выбрать, так как все какие-то не те. Ну послушай, -- ласково убеждал он меня, -- давай уже купим эти и у тебя будут красивые сандалии!

Я не могла заказать такие дорогие сандалии, я нашла филиал магазина, рядом с нами, где они были и мы поехали. Я примеряла их так и эдак, я ходила по магазину, он всё смотрел на меня и подбадривал -- давай возьмём, они действительно прекрасные! Спорить с этим мне было сложно: я, которая много лет не знала что такое каблуки, уже час ходила по магазину в сандалиях на двенадцати-сантиметровой танкетке и мне казалось, что я хожу всего лишь на небольшом каблуке. Они были невесомые, с танкеткой из пробкового дерева, тонкие замшевые полоски мягко охватывали ногу, и выглядели они так хорошо, как мне только мечталось. Пока я думала, он пошёл к кассе, вернулся и сообщил, что можно уже не думать -- мы их купили. Мы! -- схватилась я за голову, -- я не давала своего согласия, это же ужас, а не цена, мы же по миру пойдём! Вот когда пойдём, -- засмеялся Ыкл, -- тогда нам будет что продать, чтобы купить картошки. Мы вернулись домой, я прижимала коробку к груди, словно самое дорогое, я всё ходила в них по дому, надеясь, что они станут неудобными, и тогда, с чистой совестью, я верну их назад. Но они не становились, а напротив -- всё меняли свою форму, словно подстраиваясь под мою ногу.

Мы приехали домой летом, поехали на конференцию в самый южный город -- Эйлат -- и я надела их на банкет. Я гуляла в них до самой ночи и не могла нарадоваться. Ну всё, -- сказал мне тогда Ыкл, -- теперь, дорогая, даже если захочешь, ты не сможешь носить дешёвую обувь. Конечно, смогу, -- возмущённо парировала я, понимая, что он, наверное, прав. Но через несколько дней я обнаружила вдруг, что из каблука вылетел кусочек пробки. Видимо, я зацепилась каблуком за острый штырь на берегу и он вырвал этот кусочек пробки. Или ещё что, я не знала. Я расстроилась -- это же надо, такие дорогие, а носила я их два с половиной дня. Когда вернёмся, -- успокаивал меня Ыкл, -- позвони в магазин и посетуй, может они что-то сделают. Я в это не верила и всё жалела о потраченных деньгах. Мы вернулись через месяц и я позвонила в магазин. Как же так, -- сетовала я в трубку, -- я их купила в марте, надела впервые в июле, и, буквально через пару дней они уже испортились, а ведь стоили они ужасно дорого! Привези их, пожалуйста, -- вежливо сообщил мне господин, -- мы вернём тебе деньги. Как это, -- оторопела я тогда, -- вы, наверное, меня не поняли, я уже их носила! Я всё понял, -- терпеливо сообщил господин, -- привези их, пожалуйста, мы тебе всё вернём. Это дорогая обувь, -- продолжал он, -- и раз она так быстро вышла из строя, значит тебе попалась некачественная пара. Приезжай, всё уладим, -- успокоил он меня и положил трубку. Я приехала. Я не хотела их возвращать, я не хотела денег, я хотела, чтобы их починили. Но починить их не удалось, о чём мне сообщили после того, как их осмотрел их квалифицированный сапожник, и мне вернули полную стоимость. Тогда, впервые, я оценила по достоинству то, что называется "американская культура потребления". Более того, они спросили не хотела ли бы я что-нибудь другое (раз случилась такая неудача и я осталась без сандалий), я выбрала пару, которой не было в наличии ни на сайте, ни в этом филиале, тогда милый господин что-то проверил, куда-то позвонил и сообщил мне, что через два дня их привезут в этот магазин и я смогу приехать и приобрести их. Это тоже были сандалии Джимми Чу, на которые, к тому времени, была огромная скидка и я купила их тогда за треть цены. Я ношу их до сих пор, хотя сейчас реже, чем раньше, но я их очень люблю.

***

(5)

Это неправда, что обувь из высшего сегмента не бывает на распродажах. Я поняла это тогда впервые (когда я покупала первую пару, продавец убеждал меня в том, что на продукцию дизайнеров такого уровня скидок не бывает никогда, я поверила, так как ничего в этом не понимала). Есть несколько брендов, на продукцию которых никогда нет скидок, к примеру, Луи Вюиттон -- на их продукцию никогда нет скидок, поэтому если вдруг я вижу что-то из их продукции со скидкой, я заранее знаю, что это подделка. И, соответственно, сайт, на котором я это увидела, не является благонадёжным. Есть ещё несколько: к примеру, Шанель, Диор или Hermès. Но продукция большинства дизайнеров бывает на распродажах и часто можно ту или иную пару купить за треть цены (за ту цену, которую я заплатила бы за что-то достаточно простое без скидок). Но и здесь есть одно но, которое касается классических моделей по сравнению с сезонными, об этом я расскажу чуть позже.

Распродажи бывают круглогодичные, бывают же исключительно сезонные. На одном из моих любимых сайтов

https://www.net-a-porter.com/gb/en/

распродажи бывают два раза в год: зимой (для всего мира, кроме Америки -- начинается незадолго до рождества, заканчивается к концу февраля; в Америке и, если не ошибаюсь, в Канаде -- начинается около дня Благодарения и заканчивается где-то в конце января) и летом (для всего мира, кроме Америки -- начинается где-то в середине-конце мая, заканчивается к концу июля; в Америке и, если не ошибаюсь, в Канаде -- начинается в начале мая и заканчивается чуть после дня независимости). Распродажи начинаются со скидок в тридцать процентов, постепенно скидки увеличиваются до пятидесяти процентов и доходят до семидесяти (на обувь). К концу распродажи они всегда устраивают акцию: дополнительные двадцать процентов скидки на некоторые товары.

У них существует аутлет:

https://www.theoutnet.com/en-gb,

где круглый год все товары с большими скидками. Там, как правило, вещи из прошлых сезонов, и то, что осталось после распродаж на основном сайте.

На обоих сайтах очень удобная система доставки и возврата, но один важный момент: жителям некоторых стран, к примеру израильтянам, надо будет самим платить таможенную пошлину при получении, она не входит в стоимость товара (с другой стороны, для жителей этих стран цена изначально на двадцать-тридцать процентов ниже, именно по этой причине). Вернуть покупку можно в течение двадцати восьми дней, система возврата очень удобная: надо позвонить в службу, указанную на сайте, договориться о времени, в назначенное время приедет курьер по указанному адресу и заберёт посылку. Ничего за это платить не надо.

Отдельно отмечу, что на этих сайтах, в большинстве своём, продукция высшего сегмента, но также отмечу, что именно благодаря этому там достаточно большой выбор размеров -- от маленьких, вплоть до тридцать четвёртого, а иногда тридцать третьего, до больших: сорок второго, иногда даже больше.

Существует, также принадлежащий этой корпорации, сайт с продукцией для мужчин (распродажи в нём в то же время, что и на женском сайте):

https://www.mrporter.com/en-gb/

Я покупаю там вещи для Ыкла и для прочих родственников и не-родственников. Качество продукции там отменное и у меня ни разу не было никаких проблем ни с одним из этих сайтов.

Есть ещё достаточно много сайтов, которые я очень люблю, о них я расскажу чуть позже, так как хочу рассказать подробно о каждом.

***

Тогда, после покупки тех самых сандалий, я поняла, что мне также нужны сандалии без каблука. Так закажи, -- уже уверенно сказал мне Ыкл: на тот момент мы постепенно начали привыкать к идее заказов исключительно в сети. Ну уж нет, -- посмотрев на цены, вздохнула я, -- я что, сошла с ума? Без каблука это же просто, там же никаких подводных камней, мы приедем и я куплю их за три копейки у уличных торговцев в Эйлате. Тут следует рассказать о том, что в Эйлате, прямо на набережной, густо стоят палатки, в которых продаётся, кажется, всё на свете. Я помнила, что когда-то я там купила сандалии на плоской подошве, которые были немного велики (но это же без каблука, ну и чёрт с ним!), зато стоили три копейки и очень мне нравились. Всё это я сообщила Ыклу. Ты не сможешь их там купить, -- засмеялся Ыкл, -- помяни моё слово. Я, -- продолжил он, -- не буду с тобой спорить, себе дороже, но ты увидишь. Мы приехали в Эйлат, пошли бродить по набережной и увидели палатку с обувью, в которой продавались те самые сандалии, которые, как мне казалось, я хотела. Я примерила и ужаснулась. Почему они такие дубовые? -- удивлённо-растерянно смотрела я на Ыкла, -- это же не кожа, это какой-то кусок бетона на ноге, они были лучше, я тебе точно говорю, что-то с ними стало! А я тебе говорил, -- смеялся Ыкл, -- что ты не сможешь, говорил! Я честно пыталась привыкнуть к ощущениям, но у меня не получалось. Дорогая, -- вкрадчиво начал Ыкл, -- если тебе так хочется выбросить деньги, то давай я тебе дам купюру, -- он достал ровно столько, сколько торговец просил за сандалии, -- вон мусорное ведро, пойди и выброси. Для чего к тому же ещё и это в дом тащить? Я вздохнула, сняла сандалии и мы пошли дальше. По дороге я всё бурчала, что я могу, ещё как могу носить дешёвую обувь, просто именно эти какие-то совершенно ужасные. Он кивал, -- конечно можешь, дорогая, ты вообще всё можешь.

Мы вернулись и я, вздохнув и решительно мотнув головой, заказала сандалии, которые хотела -- мягкие, удобные, невозможно красивые. Я их ношу до сих пор, они всё так же прекрасны, я несколько раз меняла резиновую набойку на пятке, я их невероятно люблю и нисколько не жалею, что купила.

Тогда же я углядела ещё одну пару сандалий Джимми Чу по смешной (для них) цене, оставалась одна пара моего размера и я её немедленно заказала. Когда же я их надела, оказалось, что они совершенно (для меня) неудобные -- они давили мне на пальцы и мне было больно и неприятно. Зато колодка была выше всяких похвал. Мы поехали к сапожнику и спросили можно ли их как-нибудь растянуть. Сапожник осмотрел их со всех сторон и вздохнул: нет, именно эти нельзя, я их испорчу, если можешь вернуть -- верни. Я всё расстраивалась, но отправила их назад, так как обувь должна работать.

***

(5)

Не оставляйте обувь, если понимаете, что совсем не сможете в ней ходить. Можно сходить посоветоваться с сапожником, можно попробовать разносить дома, можно сделать ещё массу вещей. Но если после всего этого, дискомфорт никуда не ушёл -- отправляйте назад. Как я уже писала -- в этом океане много рыбы.

***

На этом этапе я уже стала наркоманом. Я понимала, что больше не смогу ни покупать, ни носить дешёвую обувь. Но также понимала, что мне ужасно сложно потратить такие немыслимые суммы на какую-то обувь. Пусть хорошую, но это всего лишь обувь. Да и вдруг это выйдет из моды? Вдруг это всё давно перестанут носить и только я буду, как дура, ходить в чём-то таком эдаком и надо мной будут тихо смеяться как над городской сумасшедшей? Впрочем, именно это меня страшило меньше всего, вернее, не страшило вовсе. Я не боюсь быть смешной, мне нравится быть иной, мне нравится быть самой собой, а в это, в частности, входит то, что я одеваюсь в соответствии с собственным вкусом, собственным понимаем что такое хорошо и что такое плохо и превращаю весь этот процесс в увлекательную (для меня) игру. Но, тем не менее, я понимала, что всякая ультра-модная вещь не для меня. Во-первых, я консерватор -- я долго ношу вещи, очень люблю их и категорически не желаю с ними расставаться. Во-вторых, у меня не так много денег, чтобы позволить себе что-то, что я буду носить короткое время, а потом оно мне надоест. Поэтому я предпочитаю вещи на века, в том числе -- обувь. А это, в частности, значит, что я стараюсь покупать относительно классические пары. И акцент тут, конечно, на относительно. Тогда я решила купить себе ещё несколько пар -- так, чтобы было что-то на каждый сезон. Я долго просматривала, изучала. Я изучала модные дома, их историю, кто сегодня там правит балом, что они делают, насколько они хороши. Я долго изучала всё, что нашла на эту тему. Но всё никак не решалась купить ещё что-то. У меня уже были ботинки (целых две пары), у меня были сандалии на каблуке, сандалии на плоской подошве; то, что мне было совершенно необходимо это туфли на переходный период. На тёплую осень, которая на тот момент была вокруг. Я представляла приблизительно что я хочу, но не очень понимала как это искать.

Впрочем, что значит как -- надо начать, а потом посмотрим, решила я тогда. Я просмотрела сотни картинок дорогой обуви -- мне многое нравилось, но нет, это очень дорого, думала я, нет я не могу. Я просмотрела сотни картинок дешёвой обуви -- это какой-то ужас, дорогая, говорила я самой себе, ты зажралась, неужели ничего, тебе вообще ничего не нравится? Я пыталась себя перебороть, но у меня не получалось. Ну и не надо, расстроенно ворчала я себе под нос, вообще ничего не буду покупать. И тут вдруг я набрела на фотографию потрясающей туфельки -- она была очаровательная, смешная, задорная, красивая и, в каком-то смысле, классическая одновременно. Вот! Я хочу только это и больше ничего. Как всегда, для начала я пошла изучать кто такой этот самый дизайнер, что о нём говорят и стоит ли он моих восторгов.

Дизайнером оказался Джон Флювог (John Fluevog) -- господин из Канады, говорящий о себе приблизительно так: моё имя сложно выговорить, но меня и мою обувь невозможно забыть. И действительно, как оказалось, у его обуви армия фанатов, которые, наперебой кричат о том насколько удобны, прекрасны и невероятно долговечны все его туфли. Люди показывают фотографии своих туфель, подписывая их: этим скоро исполнится двенадцать лет, а я смотрела и никак не могла понять как такое может быть. Я заказала эти туфли, с нетерпением открыла коробку и примерила. Они оказались безбожно велики. Так велики, что не оставалось никакой надежды. Но, за исключением этого, они были прекрасны -- мягкие, удобные, удивительные. Я отправила их назад и решила, что если вдруг они выпустят что-то поменьше, я обязательно куплю. Прошло некоторое время, я заглянула на их сайт исключительно полюбоваться, как вдруг увидела изумительную пару, в примечаниях к которой было написано, что эту пару желательно приобретать на размер или даже два больше, так как они сильно маломерят. Я аж подпрыгнула от радости. Тогда мне надо было по делам в Нью-Йорк и поэтому я решила не заказывать их, но зайти в магазин, померить и только тогда, если подойдут, купить.

Я приехала в магазин, примерила -- они были идеальными. Всё ещё чуть-чуть велики, но самую малость. Во всём остальном -- идеальные. Мягкие, на плотной каучуковой подошве, которая мягко пружинит на каждом шагу, немного сумасшедшие, удивительно девчачьи, небольшой изящный каблук -- я влюбилась и немедленно купила.



В этих туфлях я бегала, прыгала, летела на лекции с десятикилограммовым рюкзаком, ходила в них в лес, бродила по буеракам. Издевалась над ними как только могла. Им пять лет и они выглядят словно вчера из магазина. Я называю его святым туфель -- на его каблуках можно бегать, можно лезть на Эверест, на них можно всё. Но главное, в этой обуви чувствуешь себя совсем иначе -- словно девочка-шалунья, которая случайно повзрослела. И они, конечно, идеально (потом) подошли к моей пачке. Сайт этого дизайнера: https://www.fluevog.com/

Дополнительная изумительная вещь, связанная с обувью этого дизайнера: для них пара не монолит, но набор частей, поэтому, если что, можно поменять любую часть: будь то набойка, целый каблук или, к примеру, весь верх. Меня это неизменно приводит в восторг.

***
(6)

Не бойтесь незнакомых имён. Смотрите на то, в состоянии ли тот, кто стоит за этим именем, создать что-то своё или же он бездумно копирует творения других. Мне не столь важно сколько стоит то или иное, мне значительно интереснее купить что-то оригинальное, мне неинтересны копии -- уж лучше я тогда куплю оригинал. Или не куплю вовсе.

***

Получилось достаточно много, поэтому я продолжу в следующий раз. Как-то неожиданно, на самом деле -- я понимала, что для того, чтобы рассказать обо всём своём опыте и о своём романе, мне понадобится много времени и много места, но на деле, кажется, и времени и места понадобится значительно больше, чем я предполагала.

Хорошего Вам дня!
Ваша Я.
Tags: жизнь, зарисовки, мысли вслух
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 82 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →