Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Меня неизменно восхищают благожелательность и учтивость лондонских жителей. Всё вспоминаю как возвращалась с работы около года назад. На пороге моей станции метро, у самых ступенек, обычно сидел господин. На лице господина торчащая во все стороны борода; кажущиеся обрубками ноги покрыты толстым одеялом, господин держит табличку, сообщающую всем, что жизнь его пошла под откос, нужна помощь, иначе никак, так как ноги не ходят, голова не действует. Господин смотрит куда-то в сторону и кажется не обращает никакого внимания на прохожих. Я была невероятно уставшей, такой уставшей, когда уже сам не понимаешь, что устал, но понимаешь только, что желаешь поскорее добраться туда, где можно будет спокойно сесть и выдохнуть. Концентрируешься только на этом и не обращаешь никакого внимания ни на что другое. Я споткнулась на лестнице и упала плашмя, едва успев вытянуть руки. Господин, до того равнодушно смотревший куда-то вдаль, внезапно вскочил на недействующие до того момента ноги: мисс, с вами всё в порядке? Я отчего-то засмеялась, как всегда смеюсь, когда мне вдруг неловко, он внимательно оглядел меня, быстро сел назад, на своё место, прикрыл ноги одеялом так, что они снова приняли вид обрубков, лицо его стало равнодушным и отрешённым. Я всё смотрела, пытаясь понять не привиделось ли мне всё это, как он вдруг посмотрел, кивнул -- хорошего дня, мисс. После я видела его ещё несколько раз, он всё так же отрешённо смотрел куда-то вдаль, бормотал себе под нос и не двигался.

Я иду на остановку, в перевязи мирно сопит дитя, что-то бормочет, что-то рассказывает, смотрит по сторонам. Мы ждём когда же наконец загорится зелёный свет. На другой стороне стоит мужчина и улыбается нам словно самым лучшим друзьям. Зажигается зелёный свет, он бежит, старается успеть пока мы не перешли и восклицает: доброе утро, мисс, поздравляю с рождением ребёнка! Он замечает мой немного удивлённый взгляд и смеётся -- я ваш сосед, приятно познакомиться! Я улыбаюсь, киваю, перехожу дорогу -- мы продолжаем свой путь. Вчера был важный день -- вчера дитя впервые пошла на доклад. Оставить ей записку: дорогая, молоко в холодильнике, скоро вернусь -- пока не представляется возможным, посему мы поехали вместе. Она что-то радостно сообщает, а я всё объясняю, что лучше бы ей заснуть, так как на докладе надо будет сидеть тихо. Впрочем, вздыхаю я, можешь пока не спать -- всё равно на докладе заснёшь, ведь даже лучшие из нас, те, которые значительно старше -- даже они засыпают. Мы заходим в вагон -- в вагоне достаточно свободных мест, час пик давно прошёл, но, тем не менее, господин, сидящий рядом с дверями, вскакивает: садитесь, мисс, садитесь. И мне хочется поблагодарить и пойти на следующее свободное место, но он кланяется, указывает жестом на своё место, и это настолько красиво, что я не могу отказать. Я благодарю и сажусь. Дитя что-то лопочет, господин наклоняется к ней и улыбается: не за что!

Весь доклад дитя мирно сопела, не обращая никакого внимания ни на докладчика, ни на окружающих. Я вертелась на стуле, пытаясь принять удобное положение, всё боялась её потревожить, но она, словно вспомнив все мои предыдущие указания, только вертелась со мной в такт и продолжала спать. Вот это да, -- смеялись коллеги после доклада, -- какой у нас прекрасный слушатель появился! Вы доиграетесь, -- иронично сообщил мне один из них, -- её первое слово будет не мама и не папа, а процессы Макдональда! Я засмеялась, вспомнив как когда-то, когда мы ещё жили в Америке и чадо была совсем юная, приезжал к нам коллега -- поработать. Он рассказывал нам про процессы Макдональда, а мы потом, вечерами, подробно рассказывали чаду о чём мы с ним говорим. Чадо слушала, кивала, смеялась. Коллега уехал и больше мы об этом не вспоминали. Полгода спустя тот же самый коллега должен был приехать ещё раз. За ужином Ыкл сообщил о его приезде (назвав его по имени) и двухлетняя чадо, прижав ладони к щекам, протянула: может не надо опять процессов Макдональда?

У дитяти невероятно взрослое лицо, это отмечают все, кто её видит. На обед заглянул О. Он восхищается дитятей, всё говорит какая она прекрасная, я же только довольно киваю и немедленно соглашаюсь. У неё невероятно взрослое лицо, -- вдруг говорит он. Правда же? -- восклицаю я, довольная тем, что не только мне так кажется. О, да -- кивает он изо всех сил и вдруг смеётся, -- она смотрит и забываешь на секунду, что перед тобой ребёнок, смотришь на неё, словно под гипнозом. А потом, -- смеётся он, -- она вдруг моргает, устало вздыхает, засовывает палец в рот и словно пелена с глаз спадает -- никакая она не взрослая, ребёнок совсем! Дитя внимательно слушает, смотрит, улыбается время от времени и вдруг устало вздыхает и засовывает палец в рот -- действительно, пелена спадает. Впрочем, уже действительно взрослая -- изо всех сил пытается садиться, радостно озирается по сторонам, и так счастливо улыбается, словно сообщает: что же вы раньше не сказали, что из положения сидя мир выглядит совершенно иным, я бы раньше попыталась! И действительно -- мир совсем другой, когда наблюдаешь за ним сидя: шире обзор, богаче перспектива. Дитя ложится на спину и вздыхает -- ничего, совсем скоро я уже полностью сяду и тогда сама буду наблюдать за этим вашим миром!

Когда только предоставляется возможность чадо подбегает к дитяти: гладит её, что-то шепчет, что-то рассказывает. Схвати меня за палец, ну схвати уже, -- шепчет чадо и протягивает палец. Дитя радостно улыбается и счастливо хватает протянутый палец. Папа, -- радостно кричит чадо, -- не зови меня, я не могу подойти: моя сестра схватила меня изо всех сил за палец и не отпускает!

Мой далёкий коллега пишет мне аккуратное письмо с напоминанием о нашей работе. Я вздыхаю и в тысячный раз обещаю самой себе сесть и начать активно работать. Хорошо ему, думаю я, у него ребёнок родился уже почти два года назад, он уже в состоянии думать. Ничего этого я не пишу, пишу только, что совсем скоро напишу ему что-то внятное. Заодно сообщаю, что родилась дитя, словно пытаюсь оправдаться. Ответ приходит практически незамедлительно -- ух ты, пишет мне коллега, как здорово! Ни о чём не думай, не торопись, напиши как только сможешь внятно думать. В конце письма приписка -- а мне больше не хочется детей, кто бы знал как я устал от этого одного. Мне видится тяжёлый, но счастливый вздох. Я смеюсь и вспоминаю недавний рассказ о китайских коллегах. У них родился ребёнок, к ним приехала её мама помочь. Самое главное для того, чтобы ребёнок вырос здоровым, счастливым, умным и прекрасным, -- сообщила мама сразу по приезде, -- на него надо всё время смотреть: двадцать четыре часа в сутки, каждую минуту. Поэтому, -- сообщила мама, -- мы будем смотреть по очереди. Коллеги временно не работают: они смотрят на ребёнка, чтобы тот вырос таким, как надо. Они смотрят на него по очереди днём, мама самоотверженно смотрит ночью.
Tags: зарисовки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 36 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →