Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Самые лучшие комплименты часто делаются от неловкости и неожиданности. На следующий день после приезда, я, чадо и дитя направлялись в Стокгольм -- в Гамлу стан. Только мы вышли за двери, как встретили любимого коллегу: он только что приехал, стоял на дороге с чемоданом, и силился понять где тот домик, в который его поселили.

-- О, и ты тоже здесь! -- радостно машет он мне. Вдруг замечает коляску и сидящую в ней дитя, и теряется, -- а это кто? Была же всего одна? Вот она, -- он указывает на чадо и продолжает быстро бормотать, -- её я хорошо помню, а вот это откуда взялось?
-- Это наша новая прибавка, -- смеюсь я, и добавляю -- чести ради, не такая уж и новая, уже почти год! Нас стало немного больше, -- смеюсь я опять, довольная произведённым эффектом.
-- Она совсем маленькая, прямо очень маленькая, -- ошарашенно продолжает он смотреть то на дитя, то на меня, -- ты потрясающе выглядишь, как ты так потрясающе выглядишь, когда она такая крошечная? Где твой измученный вид, где отвратительная фигура? -- он разглядывает меня со всех сторон и продолжает быстро бормотать, ему крайне неловко, я же очень довольна.
-- Вот за это спасибо так спасибо, -- рдея, радостно воскликнула я. Я-то знаю, что вся моя усталость крупными буквами на лбу, впрочем, как и всё ещё оставшееся недовольство собственным внешним видом.
-- А у меня месяц назад внук родился! -- сияет он, -- так вот он действительно пока совсем крошечный, -- он сдвигает ладони так близко, что между ними с трудом поместится горошина, -- вот такой крошечный! Но мужчина -- сразу видно! А как он похож на меня, -- он закатывает глаза и мечтательно цокает языком, -- красавец, настоящий красавец!

*******

У одного из коллег полгода назад родилась дочь. Потому он вежливо отвечал на все приглашения, что пока никак, совсем никак не может приехать -- дочь родилась!

-- Ну, как тебе роль молодого отца? -- интересуюсь я, радуясь встрече.
-- Слушай, вот! -- он отводит меня в сторону, -- я спрошу у тебя. Крайне удивительные ощущения. Понимаешь, она, когда только родилась, такая красавица была, невероятно просто! Действительно потрясающе красивая. И это было очень странно, так как, на мой взгляд, -- он смущённо смотрит в пол, -- дети, особенно маленькие, они такие... страшненькие. А эта -- прямо красавица! Вот как так может быть? И вот мне сто раз все говорили, что когда у меня появится ребёнок, мне начнут нравиться дети, начнут казаться мне симпатичными...
-- Врут! -- смеюсь я, -- всё врут! Мне тоже говорили! Но нет -- как мне не нравились дети, так и не нравятся. Кроме моих, разумеется, -- важно добавляю я, -- ведь они-то действительно прекрасные. Совершенно объективно.
-- Как я рад, а то мне начало казаться, что все вокруг нормальные и только я... ненормальный, -- облегчённо выдыхает он, -- мне тоже совершенно никто, кроме моей дочери, не нравится. Она самая прекрасная, -- он замолкает на секунду, и добавляет, -- кроме твоих, разумеется!
-- Разумеется! -- соглашаюсь я.
-- Но подожди, -- он будто что-то вдруг вспоминает, -- я же не закончил. Вот что интересно: я же тебе сказал, что она, на мой взгляд, когда только родилась была невероятная красавица? -- я согласно киваю, -- и не то чтобы это было совсем неправда, но вот сейчас она действительно потрясающе красивая, а на те, старые, фотографии я смотрю и думаю: чего она мне казалась такой красивой?! Не уродина, конечно, но достаточно страшненькая -- какая-то красная, сморщенная, вообще не сравнить с тем, какая она сейчас. Удивительно, правда?

*******

Следуя вашим советам (за которые ещё раз огромное спасибо), мы (я, дитя и чадо) вчера направились в Скансен. Я долго читала что это такое и пыталась понять стоит ли туда ехать. Источники гласят: это самый большой в мире музей под открытым небом. Вы и ваши дети получите необыкновенное удовольствие от пребывания здесь: можете погулять, зайти в небольшой зоопарк, посмотреть на строения, имитирующие давнюю жизнь и прочее.

Ничего из прочего мы не успели. Скансен действительно огромный и прекрасный. Мы всё поднимались в горку с коляской (чести ради, я даже не ворчала, чтобы не портить день чаду, но лишь стискивала зубы и всё думала, что скоро горка закончится и тогда можно будет постоять и отдохнуть), смотрели на домики, на церкви -- всё казалось каким-то волшебным. Но мы не отвлекались: мама, у нас мало времени, идём срочно в зоопарк!

В зоопарке нас встретил павлин. Это был не просто павлин, но самая настоящая кинозвезда. Он стоял, распушив хвост и поворачивался то так, то эдак, когда замечал, что его пытаются фотографировать. Он тряс своим огромным хвостом, вызывая искренние вздохи восхищения: и действительно, невозможно не восхититься, глядя на этот огромный, раскинувшийся во все стороны, хвост, который, из-за мелких вибраций, переливался и сверкал, менял цвета то так, то эдак.

Мама, -- восторженно дёргала меня чадо, -- а ты знаешь, что многие говорят, что вот эти пятна у него на хвосте, это, на самом деле, волшебные глаза!

Павлин всё поворачивался к нам то один, то другим боком, то стоял прямо перед нами, то поворачивался задом, демонстрируя нежный бело-серый пух под хвостом. Все фотографировали, он же довольно, словно понимая, благосклонно поворачивался то к тому, то к этому и всё кланялся, рыл когтями землю, не сходя с места, то просто поднимая хвост, то вибрируя, вызывая тем самым восхищённые возгласы.

Мы стояли, не в состоянии оторваться, но чадо хотела бежать дальше -- в павильон. Там черепахи, мама, -- восторженно сообщила мне она, -- а ещё змеи и ещё что-то. Ждите меня здесь, я скоро приду! Чадо побежала в павильон, мы же остались ждать на улице, всё наблюдали за павлином, не в состоянии оторвать взгляда. Как вдруг павлин сложил хвост и пошёл по своим делам. Я всё смотрела на него и никак не могла отделаться от ощущения, что вот так он выглядит как простая (но большая) синеголовая курица со странным накладным хвостом. И чем он нас заворожил? -- подумала было я, как вдруг показалась самка павлина, и павлин, секунду до этого, что-то клюющий в траве, вдруг выпрямил шею, распустил хвост и опять превратился в того неописуемого красавца, коим был минуту назад. Самка равнодушно окинула его взглядом и ушла -- видали мы таких, презрительно фыркнула она напоследок. Павлин внезапно сник, опустил хвост и пошёл дальше клевать траву.

После мы пошли смотреть на северных животных. Карта обещала нам волка, медведя, сову и многих других. Но мы никого не увидели. Мама, -- вглядывалась чадо, -- они, наверное, спят! Я тоже придерживалась того же мнения. Впрочем, волка и медведя можно увидеть много где, а покормить белку орешком нам доселе не удавалось. Симпатичная седовласая женщина, сидевшая на скамейке рядом с пустым огороженным пространством, где, теоретически, обитала сова, сидела и раздавала орешки всем желающим. Чадо взяла орех, женщина показала ей как протянуть руку, чадо всё ждала и ждала, уже почти отчаялась, как вдруг, откуда ни возьмись, появилась симпатичная пушистая рыжая белка, аккуратно взяла орех с ладони чада, и быстро умчалась куда-то наверх, крепко держа лакомство. Мама, ты видела это, ты видела это? -- восторженно подпрыгивала чадо, -- я вначале ух как испугалась, но я держалась, не убирала руку, а она схватила орех и убежала! Ты видела, мама, видела?! Иногда я забываю о том, что она всё ещё ребёнок -- дивный, невероятно рассудительный, очень умный, но настоящий ребёнок. В такие моменты я вспоминаю об этом особенно отчётливо.

Пришло время идти дальше, музей уже закрылся, да и нам хотелось ещё немного погулять. Мы решили идти пешком, чтобы посмотреть всё то прекрасное, что мы видели из окна трамвая по дороге в Скансен. Мы долго стояли перед зданием Скандинавского музея -- оно потрясает своей красотой и элегантной роскошью. Мы долго думали и решили, что это, видимо, когда-то очень давно, было чьим-то личным замком, мы всё стояли и смотрели на эту изумительную громаду и никак не могли сдвинуться с места. После мы перешли дивный мост, на котором конечно же, тоже остановились и долго смотрели на залив и на белоснежные яхты с возвышающимися ввысь, словно стрелами, мачтами. Мы перешли мост, свернули и пошли по симпатичной аллее -- всё поворачивая голову то налево -- на залив, на мачты, то направо -- на строгие великолепные здания, украшенные балконами и лепниной. Мы всё шли и шли, пока не дошли до Королевского драматического театра, который поистине королевский. Золотое покрытие сверкало на солнце и слепило так, что на глазах выступали слёзы. Но, несмотря на это, мы всё стояли перед этой роскошью, словно зачарованные и никак не могли отойти. Всё осматривали со всех сторон и возбуждённо, перебивая друг друга, восклицали -- посмотри вот сюда, посмотри как красиво! Мама, посмотри наверх, там всё тоже золотое и блестящее! Не приходится сомневаться -- чадо истинно моя дочь.

Нам совсем не хотелось уходить, но нам надо было ехать домой. До свидания, Стокгольм, -- дружно помахали мы с чадом яхтам и театру, -- мы ещё приедем, мы ещё много раз приедем!

Всего через несколько часов приедет такси и повезёт нас в аэропорт. Домой! Там сейчас весна.

*******

Меня попросили найти: вот тут -- https://zapovednik-2005.livejournal.com/785212.html -- подписка на ту самую книгу, в которой будет напечатан мой рассказ. А больше я ничего не знаю -- сама всё спрашивала у них, когда заказывала.

Чудесного всем дня!
Ваша Я.
Tags: жизнь, зарисовки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments