Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Вчера neivid написала чудесный текст про передумать иметь детей. Мне это, конечно, очень близко, ведь я сообщаю о том, что передумала иметь детей практически каждое утро. Раньше я говорила чаду, что нашпигую её клюквой, запеку и съем, чем приводила в ужас всех родственников, которые немедленно спешили сообщить чаду, что мама шутит. Мама не шутит! -- страшно сверкала я глазами, а чадо снисходительно смотрела на меня и объясняла бабушкам и дедушкам: мама, может, и не шутит, но съесть не сможет! Во-первых, -- старательно объясняла она, -- где она купит клюкву? Во-вторых, я уже вешу больше двадцати килограммов, мама не сможет столько съесть! А даже если и сможет, -- быстро добавляла, не давая мне вставить слова, -- то немедленно растолстеет и потом будет ужасно ныть как же она растолстела! В-третьих, -- задумчиво продолжала, -- всё это исключительно риторически, ведь я мамина любимая старшая дочка, а любимых дочек есть нельзя! Ни старших, ни младших!

Но я продолжала грозно сверкать очами и угрожать тем, что непременно съем. Мама, -- торжественно пришла ко мне чадо некоторое время назад, -- вот, возьми! Она протянула мне тетрадный лист, я начала читать:

Имя:
Номер поправки:
Номер удостоверения личности:
Условие поправки:
Фотография прав водить машину:
Где работаешь:
Год рождения, месяц, число:
Показать паспорт.

Что это? -- обалдела я. Это форма, которую надо заполнить если ты хочешь меня съесть! Сейчас объясню, -- нетерпеливо добавила она и махнула на меня рукой, чтобы я не перебивала. Теперь есть поправка к закону о съедении меня: меня можно есть только с двенадцати до семи минут первого (дня, мама, дня!) и только заполнив предварительно эту форму! После этого надо подать форму на рассмотрение и только если все условия поправки соблюдены и если есть достаточно хорошие причины, то только тогда, после того, что документы будут приняты, оформлены и подписаны, только тогда, мама, слышишь?! тогда, может, можно будет меня съесть. А съедать меня просто так, без документов -- теперь нельзя! Но так я тебя никогда не съем! -- ошалело смотрела я на форму, -- я терпеть не могу заполнять бумажки, вообще никакие, ты же знаешь. Ну, значит не съешь, что ж поделаешь, теперь такой закон, -- вздохнула чадо и оставила меня наедине со всей этой ужасной бюрократией, введённой лишь для того, чтобы усложнить всю мою жизнь.

Раньше, бывало, я, чуть что, говорила: съем! нашпигую клюквой, запеку и съем! Буду, конечно, плакать потом, -- добавляла задумчиво, -- целых две недели буду плакать, но съем всё равно. Как-то раз мы стояли в очереди в продуктовом магазине. Чадо хулиганила, а я в очередной раз грозилась её съесть и всё объясняла, что буду плакать две недели, но съем всё равно. Боже, бедная девочка, -- воскликнула женщина, стоящая позади нас, -- не слушай маму, она будет плакать всю жизнь, а не две недели, всю жизнь! Я тогда замолчала, не очень понимая что сказать, чадо же повернулась и отчеканила: моя мама, -- строго сказала чадо, -- будет плакать две недели, только две! Продолжай, мама, -- обернулась она ко мне.

Теперь же у нас поправка к закону о съедании, да ещё и ненормальное количество бланков и бумаг, которые надо оформить, подать и ждать резолюций. Нет, так я никогда не смогу её съесть. К счастью, для того, чтобы передумать иметь детей пока никаких бланков заполнять не надо, чем я нагло пользуюсь и всякий раз сообщаю: я передумала иметь детей, всё, навсегда передумала! Чадо вздыхает: поздно! теперь только терпи.


Читая этот текст я также вспомнила две истории про шпаргалки и дополнительные материалы к экзамену.

На одном из курсов, в самом конце, преподаватель сообщил нам, что на экзамен можно принести один лист с любым материалом, который, на наш взгляд, нам поможет на экзамене. Можете исписать его настолько густо, насколько хотите, -- серьёзно говорил преподаватель, -- можете хоть стенографией, хоть криптографией. Но есть одно но, -- вдруг посмотрел он на нас, словно вспомнив о чём-то невероятно важном, -- этот лист должен быть один и не больше размера А4! А то пару лет назад, -- огладил он бороду и усмехнулся, -- я увидел на экзамене у студента толстенный конспект, просто как три войны и мира вместе взятые! Я тогда подошёл к нему -- ага! -- сказал я ему, -- столько не разрешается! разрешается только один лист! Я уже готовился сказать ему и наблюдающим о том, что я удаляю его с экзамена, как он взял вот этот конспект, тряхнул и тот развернулся аж до самого низа -- и всё это был один сложенный лист. Так вот, -- снова посмотрел он на нас, -- во избежание, с тех пор я всегда уточняю: только один и только размера А4!

Когда я готовилась к экзамену, я честно поместила практически весь материал курса на один такой лист. Я писала так мелко, как только могла, я писала в каждой клеточке, я писала вдоль, поперёк и по диагонали. Я умудрилась писать всё это разными цветами, чтобы не потеряться в монолите мелкого шрифта. Я писала это целых две недели. Когда я всё дописала, я поняла, что, скорее всего, этот лист мне совсем не нужен. Но, тем не менее, я взяла его с собой. На экзамене преподаватель проходил по рядам и смотрел на листы. Он остановился рядом со мной и посмотрел на лист, который издалека выглядел как мелко раскрашенный в разные цвета лист бумаги. Он наклонился, взял его в руки: что это? Это дополнительный лист, -- не без гордости ответила я, -- размера А4, моим мелким почерком, так, как вы разрешили. Это не мелкий почерк, -- пробормотал он, -- это какой-то микроскопический почерк! Таким можно весь курс на лист переписать! Так тут весь курс и есть, -- тихо пробормотала я. Вот это да, -- восхищённо вернул он мне мой лист. В следующем году уточню, что лист должен быть таким, чтобы его возможно было прочесть без лупы! Его можно, можно прочесть без лупы! -- обиженно осмотрела я свой лист. Да, вы правы, вам, наверное, возможно. Уточню, что должен быть таким, чтобы я мог прочесть его не прибегая к помощи лупы. Ваш, простите, -- он снова взял в руки мой лист и то подносил его ближе к глазам, то отодвигал, всё пытаясь найти верный фокус, -- нет, никак. Но какие красивые разводы! -- посмотрел он на буйство цветов на листе, -- где вы нашли такие красивые ручки?

Но всё это мелочи по сравнению с папиными историями о его однокурснике. Тот не любил сдавать экзамены и не любил к ним готовиться.

К примеру, он никак не мог подготовиться к экзамену по общей физике -- не мог запомнить все необходимые формулы. Формул, в общей сложности, было около ста двадцати. Преподаватель славился тем, что любил задавать дополнительные вопросы на знание формул и ни в коем случае не разрешал их выводить на месте, требовал, чтобы их помнили наизусть. Через неделю мучительных попыток их запомнить, он сдался. Впрочем, не совсем -- экзамен надо было сдать, иначе лишат стипендии, а то и вовсе отчислят. В ночь перед экзаменом он не спал. Он старательно царапал иголкой формулы на гранях обычной шариковой ручки. Поместились все. Когда пришло время отвечать, он сел перед профессором и принял задумчивый вид. Профессор задавал вопрос, он задумчиво глядел на ручку, вертел её в руках, замирал в ещё большей задумчивости и выдавал ответ. Ещё один вопрос -- все действия повторяются заново. Он всё вертел и вертел ручку, восхищая профессора безупречным знанием формул. Он был, кажется, единственным, кто получил тогда пятёрку.

Этот же господин, кстати, на экзамене по политэкономии, материал которого никак не мог запомнить, поступил следующим образом: в день экзамена он нашёл стол с дыркой, положил на колени учебник по политэкономии, а к одному глазу приставил перископ. Он задумчиво прикрывал рукой глаз с приставленным перископом, вторым же преданно смотрел на преподавателя и шпарил кусками будто наизусть. Вторая рука его лежала на коленях, дабы листать в процессе.

За все годы обучения его ни разу не поймали. Он закончил институт, впоследствии защитился (без перископа и прочего) и стал достаточно именитым кандидатом наук.

Если, кстати, вы всё ещё не читаете neivid, то очень советую начать, очень. Впрочем, думаю, что вы её и без меня прекрасно знаете.
Tags: зарисовки, стёб
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments