Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

В классе чада только две не женатые пары родителей -- мы и родители её подруги.

-- Мама, -- задумчиво спрашивает чадо по пути из школы, -- ты собираешься жениться с папой?
-- Не знаю, -- пожимаю я плечами, -- а что?
-- Ой, мама, пожалуйста, я тебя очень прошу, не женитесь! -- чадо подпрыгивает на месте, -- пожалуйста!
-- Мы пока не собирались, -- заинтересованно парирую я, -- но теперь мне ужасно интересно почему нет.
-- Потому что, -- выпаливает чадо, -- родители Д. решили пожениться! Они этим летом женятся! И когда они поженятся, я буду одна такая, исключительная, только одна, у которой неженатые родители! Мама, пожалуйста, не женитесь!
-- Ничего себе, -- присвистываю я, -- а я как раз думала, что нам, может, стоит пожениться!

-- Нет, мама, нет, -- умоляюще смотрит на меня чадо, вдруг смеётся, -- я скажу папе, чтобы он никогда на тебе не женился! Никогда!

*******

Чадо с Ыклом гуляют по Италии и присылают нам фотографии. Я смотрю на фотографии в перерывах между проверкой экзаменов и невероятно завидую. Вот они два дня в Пизе, где-то вдалеке виднеется кривая башня. Какая-то она маленькая и несерьёзная. Даже неудобно за неё. Но как красиво! Я вздыхаю и продолжаю проверять экзамены. На следующий день я опять проверяю экзамены, а они шлют фотографии из Флоренции -- чадо на фоне здания невероятной красоты, ажурного, словно шёлковая вышивка, но большого и торжественного. Я завидую, вздыхаю и продолжаю проверять экзамены.

На неделю чадо набрала целый чемодан нарядов: мама, серьёзно говорила мне, там сейчас очень жарко и мне надо будет менять одежду несколько (слышишь, мама, несколько!) раз в день! Также чадо взяла с собой пять пар обуви -- три пары сандалий и две пары кроссовок (а то будет жарко, я вспотею, надо всё менять! а кроссовки тоже нужны, если будет холодно, к примеру, или если мы пойдём гулять в парк, в лес, или ещё куда-то, где не ходят в сандалиях!) Я всё смотрела на приготовленную одежду и ахала, а Ыкл заметил: не понимаю чего ты ахаешь, это точно твоя дочь! Это ведь именно ты, -- ехидно добавил, -- не можешь лететь на неделю без восьми пар обуви на всякий случай! Так то я, -- философски оглядела я кучу ещё раз, -- я же взрослая. И поэтому у тебя шестнадцать ног? -- ещё более ехидно заметил Ыкл.

Ура, я закончила проверять экзамены, -- пишу я Ыклу, -- присылайте фотографии, звоните и рассказывайте. У нас кончился интернет, -- пишет мне Ыкл и исчезает.

*******

В саду распустилась роза. Эта роза поражает меня каждый год заново. Каждый год она цветёт разными цветами. Я точно знаю, что это один и тот же куст, но ощущение, что на нём растут сто разных сортов роз одновременно. В прошлом году она цвела упругими сжатыми розами -- элегантными словно королева. Они высокомерно смотрели вверх и любоваться ими можно было только сверху (из окна второго этажа). Оттуда, с самого верха, можно было оценить всю мощь и красоту этих бордовых тугих цветов, подтянутых и аккуратных, словно королева на параде. В этом году роза расцвела разухабистыми широкими огромными (совершенно хулиганскими) цветами. Если поднести цветок к лицу, он заслоняет почти всё лицо. Цветы невероятно тяжёлые и потому клонятся вниз, тянутся к рукам и к лицу. Выходишь за порог, натыкаешься на розы и чуть не качаешься, сражённый ароматом. В Израиле розы почти не пахнут. Я уже и не помню когда в последний раз видела розы, которые так пахли.

*******

Была на тренинге о бессознательных предубеждениях. Там нас должны были научить бороться с бессознательными предубеждениями путём превращения оных в сознательные и сознательной борьбы с этим самым бессознательным.

-- Давай я тебе расскажу одно упражнение, -- возбуждённо делюсь я с Ыклом сразу после. Ему тоже скоро предстоит тот же самый тренинг, но одно-то упражнение можно рассказать.
-- Ну, давай, -- мрачно, без всякого энтузиазма вздыхает Ыкл.
-- Я тебе постепенно буду говорить что представлять, -- повторяю я точь-в-точь как господин на тренинге, -- ты будешь постепенно представлять, а в конце расскажешь мне как поменялась картинка. Представь себе афро-карибскую женщину, -- монотонно, немного загадочно говорю я, и выдерживаю паузу.
-- Представил, что дальше? -- деловито интересуется Ыкл.
-- Не перебивай! Она мать одиночка, -- монотонно продолжаю я и выдерживаю ещё одну паузу. Станиславский гордился бы, -- она невероятно богата, невероятно.
-- Ну, и что? -- встревает Ыкл.
-- Ещё не всё, пока ничего, слушай! -- я всё держу паузу и думаю о том, что для него этот тренинг будет ещё мучительнее, чем для меня, -- она профессор в Оксфорде, -- продолжаю я и замолкаю.
-- Всё? -- деловито интересуется Ыкл.
-- Да, всё, -- выдыхаю я, -- а теперь расскажи, менялась ли картинка и как.
-- Подожди ты с картинкой, -- спокойно сообщает мне он, -- картинка-то не менялась, но ты же понимаешь, что это значит, что либо она богатая наследница, либо у неё какой-то очень прибыльный бизнес. Ты-то понимаешь?
-- Нет, -- растерянно отвечаю я, не понимая как он пришёл к такому выводу.
-- Как не понимаешь? Это же просто! Ты сказала, что она невероятно богата, а потом сказала, что она профессор в Оксфорде, но это же оксюморон!
-- Вот! -- торжественно заключаю я, -- это твоё бессознательное предубеждение.
-- Почему это бессознательное? -- ухмыляется Ыкл, -- вполне сознательное, и не предубеждение, а суровая правда жизни.
Tags: зарисовки, стёб
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 103 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →