Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Categories:

Немного осени, 2

Моя дивная госпожа уборщица уехала на неопределённый срок. Как только мы попрощались и я её проводила, пообещав, что ни за что не изменю ей ни с какой другой госпожой и, тем паче, господином, как только она затворила за собой дверь и пообещала когда-нибудь вернуться, на меня сразу навалилась чёрная тоска. Перед глазами поплыли картины как за это время дом приходит в состояние, которое "или убрать или переехать, но как же лень убирать и какой же ужас переезжать", и я решила, что буду изо всех сил стараться -- чтобы она вернулась, а дом такой, будто она была тут только вчера.

И именно тогда я сделала необыкновенное открытие. Оно оказалось столь же необыкновенным, сколь неприятным: если ты хочешь, чтобы пол выглядел так, словно его только сегодня помыли и при этом только у тебя наблюдается лёгкая (прямо лёгенькая) форма ОКР, то его, о ужас, надо именно сегодня помыть. И никакого другого рецепта нет. Тогда он, в смысле пол, хотя бы пару часов выглядит так, словно его только что помыли, не далее как два часа назад.

Теперь я мою пол каждый день. Госпожа, думаю, мной гордилась бы. Вот она вернётся, я ей сразу сообщу: а я, -- скажу, гордо приосанившись, -- теперь мою пол каждый день. И, -- добавлю довольно, -- он теперь выглядит так, будто я его действительно мою каждый день. Но штука в том, -- объясню я ещё раз на всякий случай, а то вдруг она не знает о таком удивительном открытии, -- что я его действительно мою каждый день. И именно поэтому он так выглядит.

Теперь как в притче -- или я привыкну мыть пол каждый день, или она когда-нибудь всё-таки вернётся (что не отменит необходимости мыть его каждый день, ведь... -- дальше следует опять упомянуть о гениальном открытии, упомянув о том, что госпожа приходит только раз в две недели).


*******

Я искренне убеждена в том, что ходить в музеи пока не изучил город досконально, от и до, пока не прошагал по всем (или почти по всем) его закоулочкам, злачным местам, прекрасным бульварам, пока не выпил кофе в тысяче кофеен, не посмотрел на тысячи людей, куда-то спешащих, куда-то бегущих, или же, напротив, неторопливо вышагивающих и глазеющих по сторонам, пока не подслушал миллион смешных диалогов -- не только неразумно, но и, в каком-то смысле, вредно. Ведь музеи... Да, конечно, они немного отличаются друг от друга, но по сути, внутренние содержания музеев Лондона или, к примеру, Нью Йорка, очень похожи. Посему затащить меня в музей крайне сложно. Но всегда есть исключения.

К примеру, когда-то давно, в Иерусалиме выставили одну из лилий Моне. Я ходила туда месяц, каждый день. Я приходила, садилась напротив лилий и сидела там два часа, всё смотрела завороженно на эти лилии, которые были настолько живые, что мне казалось, что я вижу как они шевелятся. Мне казалось, что я слышу кваканье и даже невидимые комары изредка усаживались на мои руки, пытаясь меня укусить.

Вот и недавно было такое исключение.

Я и чадо собирались провести целый день гуляя по городу.

Мы теперь каждую неделю ездим в разные части города и бродим там по улицам, паркам, скверам, закоулкам и огромным бульварам. Мы любуемся великолепными зданиями по дороге и всё перебиваем друг друга, неприлично тыкаем пальцами: смотри, смотри, какой изумительный дом! а ты видишь флюгер? как не видишь, посмотри же, посмотри, там, на самом верху! Солнце слепит, но мы упрямо задираем головы вверх и пытаемся рассмотреть то флюгер, то часы, то какие-то хитрые завитушки. Нам очень нравится гулять.

Ыкл знает о моих убеждениях, посему давно не предлагает нам заходить в музеи, правда иногда осторожно спрашивает -- может в этот раз зайдёте?

Я всё обдумывала наш очередной маршрут, как вдруг получила сообщение от Ыкла с какой-то ссылкой. Я честно пошла смотреть что там такое и пропала. Оказалось, что в одном из музеев, находящемся в одной из красивейших частей города, прямо сейчас выставка обуви Маноло Бланика -- все экспонаты тщательно отобраны им самим, многие исключительно архивные, так как некоторые пары датированы началом семидесятых, некоторые же созданы им специально для исторических и не только фильмов. Это был удар под дых. У меня перехватило дыхание и я поняла, что надо срочно менять маршрут, пока не закончилась выставка. Я быстро поменяла маршрут (тем более, что туда мы тоже собирались) и мы поехали: сначала любоваться туфлями, после гулять.

-- А ещё там две картины Рембрандта, -- выпустил Ыкл парфянскую стрелу на прощание, и скрылся в доме. Я же только охнула.

В музее было тесно. Все ходили и любовались то картинами, то дивной обувью. Мы переходили от одного прозрачного цилиндра, накрывающего практически бесценные пары, к другому, и говорили наперебой. Мама, -- подпрыгивала чадо, -- а какую пару вот отсюда ты бы забрала себе? Я -- вот эту! Я всё смотрела на эти пары, настоящие произведения искусства: пряжки, усыпанные сверкающими кристаллами; крохотные розовые бутоны -- каждый скрученный из нескольких тонких, практически невесомых, полосок шелка, каждый аккуратно пришит к тонкой полоске кожи -- всё это вместе представляет собой сандалии невиданной красы; тонкие изогнутые каблуки и элегантно вытянутые бархатные носы -- не ботильоны, мечта, в таких только на бал или к королеве. Многое из этого мне очень нравится, но исключительно как произведение искусства, другое же я бы ухватила в охапку и побежала бы с добычей далеко-далеко, пока никто не видит. Мы зачарованно смотрели на пару ботильонов, выпущенных в середине семидесятых -- они нисколько не потеряли актуальности, хоть сейчас доставай из-под тяжёлого прозрачного цилиндра, надевай и ходи целый день. Как же на таких ходить? -- две милые леди зачарованно разглядывали ажурную пару на высокой тонкой шпильке. Они обернулись к нам, -- вот вы знаете, как же в них ходить?! О, -- мечтательно закатила я глаза, -- в них очень удобно ходить, поверьте. У меня нет вот таких, но у меня есть пара сандалий -- на тонкой высокой танкетке. И в них не ходишь, летаешь! Они продаются? -- изумленно посмотрела на меня одна. Да, конечно, вопрос только в цене. Но уверяю вас, -- серьёзно продолжила я, -- мечтать о них гораздо дешевле, чем мечтать о чём угодно другом, выставленном здесь. Я совершенно согласна, -- не менее серьёзно парировала леди, но тут мы обе не сумели сдержаться и прыснули, словно две девочки шалуньи. Чадо приложила ладонь к губам и рассмеялась нам в такт.

Мы долго любовались двумя картинами Рембрандта, после любовались прекрасной картиной с радугой -- такой живой, такой дышащей, словно... Это очень похоже на Рубенса, подумала я, подошла поближе -- действительно, Рубенс. Я довольно похвалила себя и мы пошли дальше.

Мы всё гуляли по музею, восхищались коллекцией и восторженно делились впечатлениями. Мы осмотрели содержимое очередного цилиндра, собрались идти дальше, дружно кивнули друг другу в очередной раз: восхитительная коллекция. Навстречу нам шли две леди -- лет семидесяти. Услышав русскую речь, они обернулись: действительно, -- закатив глаза, выдохнула одна, -- потрясающая коллекция! Только эти башмаки всё портят!

*******

Мы пошли гулять дальше. Мы шли на знаменитую Бейкер стрит, в ещё один музей. По дороге мы собирались пообедать. Когда-то давно, кажется в другой жизни, когда я много и долго гуляла по Нью Йорку, я нашла там забегаловку с мексиканской едой. Самая настоящая "мусорная еда", но какая же вкусная. Я приезжала тогда прямо с утра, гуляла целый день и всегда терпеливо ждала когда же мне попадётся эта самая забегаловка, в которой я с удовольствием отведаю такую, наверное, вредную, но вкусную еду. И забегаловка, конечно же, находилась -- это огромная сеть, чего ей не найтись. Изучая наш маршрут, я вдруг заметила, что прямо на Бейкер стрит есть именно эта забегаловка и невероятно обрадовалась -- вот, сегодня мы будем есть а-ля мексиканскую еду. Мы встали в очередь, всё обсуждая что будем брать. Когда очередь дошла до нас, мы заказали две практически одинаковые порции, только моя обещала быть жгуче-острой, чадо же попросила сжалиться над ней и добавить самый не острый из острых соусов.

Мы всё шли и шли, глазели по сторонам, а я всё думала насколько огромная, шумная, такая центральная, такая настоящая Бейкер стрит отличается от той, которую мне когда-то, в далёком детстве, показывали советские режиссёры. Мы прошли мимо музея мадам Тюссо, оглядели извивающуюся как змею очередь, и вздохнули: сюда надо приезжать рано утром, заказывать билеты заранее, и тогда, может быть, если очень повезёт, то придётся ждать только каких-то пару часов. Это точно в следующий раз.

Зато рядом с домом 221Б на Бейкер стрит было хоть и оживлённо, но двигалось быстро, потому мы решили не упускать этого шанса и обязательно зайти. Мы поднимались в дом, а я поймала себя на том, что считаю ступеньки -- их было ровно семнадцать! Мы зашли в небольшую комнату (мама, как они тут вообще помещались?!) заполненную мебелью, пробирками, картинами, газетными вырезками (настоящими газетными вырезками конца девятнадцатого века), всё смотрели на странные предметы; после перешли в следующую комнату, где стояла кровать и некое странное устройство в углу, напоминающее унитаз. Мама, -- охнула чадо, -- он что, ходил в туалет прямо в спальне?! А что если кто-то зайдёт? А он тут сидит без штанов? Ужас какой, -- охала чадо, -- а где сливной бачок? На что тут нажимать, чтобы слить воду? А где туалетная бумага? Вот тогда я поняла, что нам надо срочно устроить небольшой курс ликбеза. Ничего, подумала я, начну сейчас, а потом продолжим.

Мы поднялись на верхний этаж. Две небольшие комнаты заполнены восковыми фигурами -- герои разных рассказов смотрели на нас как живые. Вот человек с рассеченной губой, вот знаменитый шантажист, погибающий от выстрела милой леди, вот сам Мориарти заложил руки за спину и смотрит настолько сурово, что поневоле опять радуешься, что он давно повержен. Вот -- Ирен Адлер, та самая Ирен, которая единственная женщина...

Мы вышли из музея и пошли дальше. Мама, -- дёрнула меня чадо за руку, -- посмотри: тут всё в его честь! И действительно -- гостиница Холмс, парикмахерская у Холмса, даже закрытая забегаловка со знаменитыми "фиш&чипс" тоже в его честь.

Мы удалялись от Бейкер стрит и обсуждали как мало у нас было времени, как нам необходимо приехать сюда ещё хотя бы раз. А лучше много раз. Очень много раз.

Tags: зарисовки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments