Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Categories:

Хроники коронавируса 4

Чадо приклеила к входной двери плакат: пожалуйста, как только зайдёте в дом, сразу идите мыть руки! И приписала внизу: водой и мылом. Нарисовала много сердечек и завитушек, объяснила: чтобы было красиво и приятно. Днём приходил мастер из агентства -- к нам недавно приходили с проверкой и оказалось, что, о, ужас, у нас нет одеяла на случай пожара. Мастер был в резиновых перчатках, посмотрел на объявление, смущённо улыбнулся: я в перчатках, и ничего, кроме одеяла и стены, к которой я собираюсь его прибить, трогать не буду, честное слово! Я удивлённо посмотрела, не понимая о чём он говорит, а он продолжил: можно мне не мыть руки? Я вспомнила о плакате чада и смутилась -- можно, наверное.

Школы и детские сады открыты как обычно. Сегодня я отводила чадо в школу. По дороге шли-спешили родители, ведущие детей в школу. Все улыбаются, но стараются обходить друг друга по широкой дуге. Обходят и смущённо улыбаются. Назад я и дитя возвращались на автобусе и я вспомнила наказания чада: мама, не нажимай на кнопку пальцами, только локтем, только в куртке, а потом обязательно протри. И не забудь помыть руки, когда придёшь домой, мой, как минимум, двадцать секунд. Вчера чадо объясняла: мама, чихать и кашлять надо не в ладони, а в локоть, только в локоть, потому что до него кто вообще дотрагивается, пусть он будет заразный.

Пришло письмо от начальства -- пожалуйста, пишут они, не приходите на работу! Давайте будем разумными, продолжают они, ведь мы все прекрасно можем работать из дома, а тут делать нечего, не надо сюда приходить! И правда, нам для работы нужны бумага, карандаш, да резинки (вот философам в анекдоте даже резинка не нужна, но мы не философы), чего нам зря ходить.

А. профессор математики в Израиле. Ему и мне крупно повезло -- я пригласила его сделать доклад в начале февраля, когда всё ещё было спокойно и ничего подобного тому, что происходит сейчас, не было. Он приехал, погулял здесь несколько дней, мы пошли в чисто английский бар, чтобы отобедать чисто английскими фиш анд чипс, и он уехал, пообещав проявляться почаще. Как вы? -- пишет он мне, -- держитесь? Я рассказываю, подробно, во всех деталях. Что значит школы открыты? -- удивляется он, -- у нас все школы закрыты, я давно читаю лекции дистанционно, вы там что, с ума сошли? Мы лично, вроде, не сошли, -- смеюсь я, -- а за остальных я не отвечаю. Слушай, -- пишет он мне через несколько минут, -- может вам того... сейчас домой, а? У нас тут хорошо: всё закрыто, везде карантин, никто не дёргает, не время, а сказка! За месяц можно три статьи написать, если на глупости не отвлекаться. И дети, опять таки, будут дома сидеть, а не ходить в школу -- вы там что, -- повторяет, -- сошли с ума? Я бурчу -- ты, пишу, прямо слово в слово повторяешь слова Ыкла, но я не могу улететь, не могу! У меня студенты, понимаешь? Понимаю, -- саркастически пишет А. -- ты у нас за них готова на амбразуру лечь. Но, -- продолжает, -- ты же всё равно теперь тоже дистанционно будешь преподавать, так какая разница, делай это отсюда! Здесь, по крайней мере на данный момент, политика партии спасать всех, а не надеяться на то, что выживет сильнейший. Не могу, -- отвечаю я сердито, -- а если я им вдруг буду нужна, ну вот так станется, что стану срочно нужна лично. А я им что -- я тут домой от расстройства поехала? А ещё у меня дипломник, он всё ещё диплом не написал, я его скоро убью, -- отвлекаюсь я и быстро рассказываю за что, после продолжаю, -- куда я от него, вот куда? Да и школа работает как обычно, не могу! Ну и ну, -- пишет он мне через час, -- слушай, ты тогда пиши мне почаще, чтобы я знал, что вы там всё ещё живы.

Позвонил коллега И. Ему за семьдесят, но он ходит в университет каждый день, пишет по несколько статей в год, ездит на конференции, преподаёт, бегает по утрам пять километров, и вообще, как иногда мне кажется, значительно моложе меня. Послушайте, -- взволнованно начал он, -- вы же тоже собираетесь преподавать дистанционно? Объясните мне, пожалуйста, как вы собираетесь это делать? Я собирался по скайпу, -- продолжает он задумчиво, -- но никак не могу понять как по скайпу показывать файлы. Не надо по скайпу, -- махаю руками я, -- я вам сейчас всё обскажу. Я подробно рассказываю про все свои находки, мы всё обсуждаем и обсуждаем, как вдруг он прерывает: простите, мне убегать скоро, у меня сегодня лекция! Вы с ума сошли? -- от волнения я сажусь на стул, -- ну куда вы поедете? Всё закрыто! Но меня студенты ждут, -- уже чуть менее убеждённо говорит мне он, -- я не могу не поехать! Вы знаете, -- с жаром объясняю я, -- я вот точно так же била себя кулаком в грудь и кричала, что поеду в четверг, пусть хоть потоп, хоть чума, мне наплевать. Но! Во-первых, как вы сами знаете, я ненормальная, а во-вторых, я моложе, мне можно. Нет, -- сбавляю я темп, -- я не буду учить вас жизни, что я обалдела, я вообще соплячка, но послушайте... А сколько, кстати, -- внезапно я поняла что является главным вопросом, -- у вас там студентов? Официально записано восемь, -- не задумываясь отвечает он, -- но ходит всегда только шесть. Ну послушайте, это же анекдот, напишите им -- шести-то студентам можно хоть по скайпу, хоть по телефону! Не надо вам ехать, не надо! Он всё молчит и молчит, я молчу тоже -- всё, что я могла, я уже сказала, больше аргументов не осталось. Ладно, -- решительно говорит он, -- сейчас напишу им всем, что устроим лекцию завтра по скайпу или ещё как, убедили, не поеду. Я облегчённо выдыхаю, но очень тихо -- вот и хорошо, я очень рада.

Н. -- для меня пример изумительной безрассудности. Она объехала полмира на попутках, она жила в домах, которые сдавали за то, что следишь за домом или за животными, она всё время даёт частные уроки по скайпу, чтобы не остаться на бобах, она пишет книгу, рисует мультфильмы и создаёт комиксы о своих путешествиях, которые пользуются большой популярностью в интернете. Она вообще ничего не боится и относится ко всему настолько просто, насколько вообще возможно. Она ездит с небольшим рюкзаком и объясняет мне, что ей практически ничего не нужно. Она должна была прилететь неделю назад, но Израиль её посадил в карантин, так как она только недавно вернулась из Египта. Она всё откладывала поездку и писала телеграфные сообщения, как вчера сообщила, что, скорее всего, пока не приедет. Почему?! -- удивлённо пытала я Ыкла. Потому, -- качал он головой, -- что она сказала, что в такой период лучше ей дома посидеть, там, по крайней мере, её, если что, в больницу положат, проверят и прочее. А она прочитала, что у нас не делают проверок, что мест в больнице и для своих не хватает, и, видимо, её это всё не вдохновило. Это всё она сказала? -- изумлённо продолжаю я свой допрос. Ну, почти, -- смеётся Ыкл, -- она сказала почти это, но значительно короче. В общем, я ей сказал, что пусть приезжает как только сможет, у нас целая морозилка веганских гамбургеров!

Правительство сделало разворот на сто восемьдесят градусов! -- прибегает ко мне восторженный Ыкл. Какое правительство, какой разворот? -- я сконцентрирована на работе, из которой с трудом выплыла и ничего не понимаю, -- правительство какой страны? Этой, -- обводит Ыкл руками пространство, -- именно этой! А что это значит? -- я никак не могу понять о чём речь. То и значит, -- довольно продолжает Ыкл, -- теперь курс такой: делать проверки это хорошо, надо их делать много, людям старше семидесяти из дома лучше не выходить, а если выходить, то не ходить по людным местам, все большие мероприятия отменяются, всё закрывается, я же говорю, -- добавляет невероятно довольно, -- полный разворот! Так что, -- осторожно спрашиваю я, -- школы тоже закрываются? Школы пока нет, -- смеётся Ыкл, -- до школ ещё пока не развернулись.

Я получаю письмо за письмом от организаторов разных семинаров о том, что семинары отменены. Мне бы тоже надо послать, но я всё тяну, всё на что-то надеюсь. Моё детище придётся временно закрыть -- я даже не понимаю пока как это осознать. Закрыть моё детище! Даже и на время! То самое детище, которое было практически дохлой лошадью когда попало в мои руки, сейчас же (по словам коллег) является одним из лучших семинаров в Лондоне. Три года я его растила, холила и лелеяла. Я приезжала на семинар за две недели до родов, я приезжала на семинар с пятимесячной дитятей в перевязи и тихо ходила от стены к стене, чтобы она не проснулась и не помешала докладчику, я приезжала на семинар с температурой сорок и тогда, когда мне казалось, что я точно сегодня умру, просто умру и всё, и меня больше не будет. Мой семинар это что-то такое постоянное, которое есть всегда -- вне зависимости от обстоятельств и каких бы то ни было факторов. А теперь мне придётся послать коллективное письмо, что начиная с этой среды и до следующего распоряжения, семинара пока не будет. Я его пошлю, конечно, как только вздохну и осознаю.

Ещё одна лично моя традиция -- раздавать студентам промежуточный экзамен лично. Я вручаю экзамен, мы сидим вместе минут пять, изучаем все ошибки, я объясняю какие у студента слабые точки, где надо подтянуть, что надо подтянуть, сколько я думаю может получить студент, если подтянет всё это и не отстанет в остальном. Я всегда тяну и не выставляю оценки в сеть -- пишу несколько сообщений, сижу по много часов на небольшом диванчике и принимаю всех желающих по очереди. Я это делаю всегда. В этот раз я назначила две сессии раздачи промежуточных экзаменов: в прошлый четверг те, у которых фамилии от А до Л, в этот четверг -- остальные. Я честно сидела в четверг с желающими почти четыре часа, мы разбирали экзамены, говорили, некоторых хвалила, некоторых ругала, некоторым объясняла, что это их будильник -- надо срочно переключить передачу, иначе, -- строго смотрела я, -- не пройдёте. Такого у нас не делает, насколько я знаю, никто, кроме меня. Все удивляются -- у тебя что, времени много? Да нет, -- отвечаю я, -- но это же важно. Вторая сессия должна была быть в четверг, но её придётся отменить. Мне пишут обеспокоенные студенты -- мисс, а мы, все те, которые от М до конца, мы что, останемся без обсуждений? Я растерянно смотрю на Ыкла. Не смотри на меня глазами побитой собаки! Я тебе отсканирую все экзамены, откроешь себе ещё один скайп и назначишь каждому личные пять минут. Ну как, -- довольно смотрит на меня, -- гений я, или кто? Ты гений, -- восторженно воплю я и быстро отвечаю очередному студенту: я могу послать тебе скан экзамена и мы можем назначить сессию в скайпе, чтобы вместе его разобрать. Сообщи мне, пожалуйста, -- добавляю я на всякий случай, -- годится ли тебе такой вариант, а сама думаю -- напишет, что не годится, поеду, к чёрту всех, просто поеду и всё! Но студент немедленно отвечает -- годится!

Я заканчиваю очередную череду дел и иду курить. Всё, теперь пусть весь мир подождёт. У меня пауза.
Tags: жизнь, хроники коронавируса, я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments