Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Categories:

Хроники коронавируса 5

Всё настолько быстро меняется, что я не успеваю понять что происходит.

Русскую гимназию, в которой чадо учится по субботам, закрыли на прошлой неделе: пока на две недели, но сообщили, что будут сообщать по мере развития событий. В пятницу вечером мы распределяли между собой обязанности кто и чему будет учить чадо. Математике решили не учить -- сама разберётся, русский язык и историю взял на себя Ыкл, оставались драма и изобразительное искусство. Я радостно согласилась преподавать драму (полчаса читать стихи с выражением -- это я завсегда и с удовольствием), а вот изобразительное искусство повисло в воздухе: мой главный, на сегодняшний день, шедевр -- рисунок пятачка. Рисуем большой (почти, который предположим, что это) круг -- это морда, внутри него, по центру, (почти, который предположим, что это) круг поменьше -- пятачок, над кругом поменьше по бокам два усечённых эллипса, внутри которых, ещё два таких же, только заштрихованных -- глаза, под кругом поменьше улыбка с треугольником снизу -- рот, на голове два хитрых ажурных треугольника -- уши. Завершает сей шедевр огромный шикарный бант прямо там, где будто бы шея. Я не помню кто и когда научил меня рисовать данный шедевр, но это я умею рисовать даже среди ночи. На этом все мои таланты, связанные с изобразительным искусством, заканчиваются. Ничего, решительно посмотрели мы друг на друга, с изобразительным искусством тоже, как-нибудь, сама справится.

Всего одну неделю не было занятий в гимназии (и предполагается, что, как минимум, не будет ещё одну), как нам прислали письмо, в котором пригласили послушать (бесплатно) вебинар, проводящийся директором гимназии (психологом по профессии), название и смысл которого можно кратко перевести как : как не убить детей, пока они всё время дома. Пока не уверена, что выберу время, но боюсь, что это окажется крайне необходимым вебинаром. До сих пор я утверждала, что являюсь прекрасной матерью и подтверждением этого тезиса служил тот факт, что оба ребёнка живы, веселы и упитаны. Боюсь, что после некоторого времени их постоянного нахождения дома, что-то из вышеперечисленного перестанет быть правдой. Пока, впрочем, школа открыта, поэтому пока мне требуется только вебинар, рассказывающий как не убить чадо в субботу. В воскресенье я и без вебинара умею.

Появилась новая тенденция -- не держаться в метро за поручни. Элегантно одетые барышни на шпильках, высотой десять и выше сантиметров, мужественно стоят, сцепив руки на уровне живота и стараются сохранить равновесие. Они шатаются, иногда заваливаются на близстоящих пассажиров, быстро поднимаются, отскакивают (то ли от страха, то ли от неловкости момента), после немедленно достают салфетки и протирают себя с головы до ног, но за поручни не держатся ни за что. На всех же тех, кто за них держится, они смотрят жалобно и немного презрительно -- эти идиоты умрут, читается в жалобной части взгляда, так им и надо, сами идиоты, -- продолжает предложение презрительная часть. Иногда поезд делает резкое движение и барышни падают на пол, не удержавшись на каблуках, взгляд у них плавно меняется, он становится гордо-несчастным -- вполне возможно, я так умру, -- кричит несчастная половина, -- но зато по доброй воле, а не от дурацкого вируса! -- добавляет её гордое дополнение.

Из всех магазинов присылают длинные письма: они рассказывают как они всё стерилизуют, как всё тщательно моют, убирают, соблюдают такие-то меры (дальше список на пару страниц). Сообщают, что не надо бояться у них заказывать -- их водители, гордо сообщают они, не просто часто дезинфицируют руки, каждый водитель, подчёркивают они, обязательно возит с собой упаковку дезинфектора для рук и потому можно не опасаться входить с ним в контакт. Кажется, я начинаю понимать куда пропали дезинфекторы для рук. Один из больших американских магазинов прислал сегодня письмо, что они, к величайшему сожалению, несмотря на всю дезинфекцию, с сегодняшнего дня закрываются, но их интернет-магазин будет работать как и раньше, заверяют они. Пока, пишут, на две недели, но мы будем держать вас в курсе дела. Эти две недели -- это какое-то заколдованное число, все закрываются исключительно на две недели и потом собираются смотреть.

Курьеры из продуктовых магазинов больше не переступают порогов домов, вне зависимости от того, само-изолировались ли живущие там люди, или нет. Они стоят снаружи и терпеливо ждут пока клиент заберёт заказ. Некоторые магазины давным-давно перешили либо на бумажные пакеты, либо на систему вообще без пакетов, другие же, к примеру тот, из которого я всегда заказываю, всё привозят в пластиковых пакетах. Курьеры забирают пустые пластиковые пакеты в следующий раз, а клиенту возвращают их стоимость. Теперь же мне прислали письмо из магазина, в котором сообщили, что пока, в течение, как минимум, двух недель (а там видно будет, мы будем держать вас в курсе), курьеры прекращают забирать пакеты. Дорогие наши клиенты, -- ласково пишут они, -- придержите пока пакеты у себя, не выбрасывайте, копите; как только всё придёт в норму, мы их разом все заберём и вернём вам все деньги. Я коплю, но сдаётся мне, что магазины рискуют разориться, возвращая клиентам стоимость накопившихся за это время пакетов. Особенно, учитывая размеры большинства нынешних заказов.

Раз в неделю у нас есть группа чтения. Там мы собираемся, разбираем статьи, учим что-нибудь новое. Чтобы не расслабляться и чтобы знать что есть вокруг. Теперь наша группа также будем проходить дистанционно. Слушайте, -- пишет нам организатор нашей прекрасной группы, -- вариантов всего три: или мы плюём на всех и вся и продолжаем приезжать и учиться здесь, или отменяем всё, как минимум, на две недели, а там посмотрим (хотя, пишет, чего уж тут -- если отменяем, то, как минимум, до сентября. мы с вами, пишет, люди разумные и понимаем, что никакого решения в ближайшие две недели не предвидится), либо давайте перемещаться в скайп и продолжать учиться. Понимаете, пишет организатор, эпидемия, скорее всего, продлится, как минимум, несколько месяцев и до того, как начнёт становиться хоть чуть-чуть лучше, должно, по всей видимости, стать намного хуже. Но при этом прекращать такую продуктивную деятельность в формате персональных встреч на долгие месяцы будет очень жаль. Напишите мне все, пожалуйста, пишет организатор, что вы обо всё этом думаете. Через пару часов я получаю очередное письмо -- вот и славно, по итогам всех сообщений, мы переходим в скайп с завтрашнего дня.

До сегодняшнего дня сообщения от непосредственного начальства отличались от сообщений главного начальства. Непосредственное начальство писало -- сидите дома, преподавайте дистанционно, никуда не ходите; главное же начальство продолжало посылать сообщения: все, кто не обязан само-изолироваться, все, кто не в группе риска, все, у кого не наблюдается никаких симптомов, продолжайте, пожалуйста, исправно ходить на работу. От несоответствия я начала сходить с ума. После вчерашней речи главы государства, большое начальство немедленно сменило курс: не надо больше приходить на работу, совсем, работайте, пожалуйста, из дома. Сейчас происходят, пишет большое начальство, беспрецедентные события, свидетелями которых мы являемся, и потому особенно важно поддерживать друг друга. Если у вас есть паникующие коллеги, вкрадчиво пишет начальство, или коллеги в группе риска, справляйтесь почаще о том, как у них дела. Мы, пишет главное начальство, обращаясь к себе в третьем лице, переживаем одновременно за всех вас, будьте, пожалуйста, осторожны и здоровы, вы нам ещё нужны.

Мой китайский коллега прислал обеспокоенное письмо: я тут почитал, что у вас происходит, у вас практически так же плохо, как у нас! Нам тут страшно, -- пишет он, -- а вам? Вы там держитесь и никуда не ходите, вот нам не разрешают теперь вообще никуда ходить, -- расстроенно добавляет он, -- мы всё время дома, с ребёнком, и я скоро сойду с ума. Кажется, -- аккуратно пишет новое предложение, -- уже сошёл. В общем, ты, пожалуйста, не подхвати ничего и берегите себя изо всех сил. После прощается, желая всего лучшего. После прощания приписка: что там, кстати, с нашей статьёй? Ты уже начала вносить изменения? Я сразу понимаю, что он действительно переживает, я бы тоже переживала на его месте.

Студентка из Америки вернулась домой, пишет мне письмо: дорогая мисс, пишет она, на вечернюю лекцию я, конечно, приду, в смысле, подключусь. А вот с утренней у меня проблемы. Понимаете, пишет мне она, в это время у меня тут четыре утра и мне немного сложно вскочить и идти слушать лекцию. Нельзя ли, в виде исключения, записывать лекции, чтобы не пришлось вставать в четыре утра? Нет, добавляет, если надо, то я, конечно, встану. Но врать не буду -- очень не хочется. Не волнуйся, -- отвечаю ей я, -- спи сладко и крепко, всё будет записано. Если что, -- добавляю, подумав, -- можешь бомбардировать меня письмами с вопросами.

Ыкл ездил в больницу, у него была очередь к врачу. Представляешь, -- рассказывает по возвращении, -- все без масок, без перчаток, даже врачи и медсёстры. На пороге меня спросили: как вы думаете, у вас есть коронавирус? Я честно сказал, что думаю, что никакого коронавируса у меня нет. Точно? -- спросили они. Я сказал, что не думаю, что он у меня есть. Ну ладно, кивнули они, проходи, врач к тебе скоро выйдет.

Мы всё думали вести ли дитя в среду в сад (уже практически договорились, что не поведём), как я получила с утра письмо. Дорогие родители, пишет мне начальство сада, вчера у нас был ребёнок с высокой температурой и подозрительным кашлем. Мы, продолжают они, немедленно вызвали родителей и попросили ребёнка забрать, а также отправиться им всем в само-изоляцию на, как минимум, две недели. Но на данный момент нам самим тоже надо отправиться в само-изоляцию, а также стерилизовать и дезинфицировать все помещения. Поэтому, завершают они, детский сад закрывается с сегодняшнего дня до ближайшего будущего. Что является ближайшим будущим, на данный момент неясно. Впрочем, как и всё остальное, столь стремительно меняющееся.

Взяла с родителей клятвенное обещание перестать ходить в магазины. Открыла им счёт в большом израильском супермаркете -- в том, из которого я сама, находясь в Израиле, заказываю продукты. Ближайшая доставка оказалась только через неделю (хотя раньше можно было заказать хоть на следующий день), но папа заверил, что это в самый раз -- раньше не нужно. Я добавляла продукты в корзину, подробно обсуждая каждый с папой по телефону. Папа, -- смотрю я на картинки, -- капуста нужна? Нет, -- твёрдо говорит папа, а я удивляюсь, -- как это не нужна? Ну не едим мы капусту, -- смеётся папа, -- так что, теперь начинать есть, что ли? Заказали немного молочных продуктов, немного овощей и фруктов, буханку хлеба, пачку сахара, ещё немного разного по мелочи. А мясо, курицу? -- переживаю я, -- тоже не надо? Доченька, -- смеётся папа, -- ты будто меня не знаешь, я раз в две недели забиваю морозилку до упора, у нас действительно всё есть, мы лопнем! И положить нам некуда, честное слово! А хозяйственные принадлежности, туалетная бумага (сакральная покупка каждого!), бумажные полотенца, мыло, ещё что -- тоже не надо? Меня это настолько поражает, что я не могу сдержать удивлённые возгласы. Ну не надо, -- смеётся папа, -- я же всегда держу всё с запасом. Вот, я сейчас зашёл в кладовку, у нас тут упаковка туалетной бумаги мне по пояс. Куда нам ещё, мне её что -- солить? И смеётся. Соль, кстати, нужна? -- сразу интересуюсь я. Только в паре с туалетной бумагой, -- молниеносно реагирует папа. Ну ладно, -- соглашаюсь я, -- нет, так нет. Но главное, -- строго говорю я ему, -- дай мне слово не ходить пока в магазины, вообще! Что, вообще? -- растерянно бурчит папа. Я не могу вообще, -- протестует он, -- мне гулять надо, а это прогулка с целью, тогда я точно знаю для чего иду. Я понимаю, -- киваю я, -- я сама такая же, тоже люблю прогулки с целью. Но на данный момент, если можно, поставь себе, пожалуйста, другую цель -- море, парк, что ещё там. Хотя, -- осекаюсь я, -- туда, наверное, тоже не надо. Ходите вокруг дома! Она что, с ума сошла? -- вмешивается мама, -- что значит вокруг дома? Я что, собачка? Ну вас всех, -- бурчит мама, -- совсем с ума посходили. Скажи ей, -- кричит мама из другого конца комнаты так, что я её, кажется, и без телефона услышала бы прямо из Лондона, -- нам ничего не надо, вообще ничего, у нас всё есть! Всё есть? -- нарочито пугаюсь я. Вируса пока нет, -- успокаивает меня папа.
Tags: жизнь, хроники коронавируса, я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 53 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →