Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Categories:

Хроники коронавируса 6

Из-за мистического сбоя системы, амазон доставил нам две одинаковые посылки. Я заказала влажные салфетки и мусорные пакеты. Позавчера пришла посылка, я обрадовалась: невероятно быстро. Вчера пришла ещё одна посылка, идентичная первой, и я растерялась. Как-то не хочется попасть в ад или куда там ещё из-за каких-то жалких салфеток и мусорных пакетов. Я побежала жаловаться амазону: спасите, помогите, я получила две посылки, а заказывала только одну и заплатила только за одну. Подождите секунду, мы сейчас всё проверим, -- вежливо сообщил мне представитель данного гиганта.

Он куда-то исчез, всё не появлялся, потом появился и попросил посмотреть одинаковые ли номера на посылках. Номера оказались категорически разными. Что мне делать? -- растерянно вопрошала я. Ничего, -- написал мне представитель и послал смайлик, -- оставь себе, -- взял небольшую паузу и добавил, -- если тебе это, конечно, нужно. Если же не нужно, -- как показалось, вздохнул он, -- то скажи, я помогу тебе оформить возврат. Теоретически, -- осторожно начала я, -- мне это всегда нужно, у меня маленький ребёнок; практически, -- подчеркнула я опять, на всякий случай, -- я за две не платила, а платила только за одну. Не страшно, -- успокоил меня представитель и послал ещё один смайлик, -- это сбой в нашей системе, это по нашей вине, так что возвращать ничего не надо. Считайте, -- написал после паузы, -- что это небольшой подарок из-за сумасшествия с коронавирусом. О, -- успокоилась я, -- так и буду считать. Ладно, -- тряхнула я головой, -- я тогда оставлю и буду думать об этом как о небольшом удивительном подарке в нынешнем царстве повсеместного абсурда. Вот и ладно, -- облегченно вздохнул представитель, -- если я тебе больше не нужен, то я пойду. Мы пожелали друг другу прекрасного дня и попрощались. Не могу сказать, что меня это больше не гложет -- я же за это не платила, это же не совсем честно, как же так?

Вчера я также узнала о том, что Канада перекрыла границы для всех, кроме своих граждан, резидентов и граждан Соединенных Штатов. Я бросилась писать организаторам: что там, дорогие мои, с нашей конференцией? Ну, -- пишут мне организаторы, -- конференции двенадцатого апреля там, как ты понимаешь, не будет. Никаких шансов. Мы скоро пошлем подробное письмо о состоянии дел. Но, -- хитро добавляет организатор, -- это же очевидно, что конференции не будет: представь, ни тебя, ни меня не пустят, так кому вообще нужна эта конференция, какой в ней вообще смысл? Ай, шайтан, мелочь, а как приятно!

Вчера Ыкл подошел и, хитро улыбаясь, спросил: а ты знаешь, что остались всего две страны в Европе, в которых всё ещё не закрыли школы? Если ты имеешь в виду Британию, то это не совсем Европа, -- начала я. Не придирайся, я имею в виду континент, -- махнул рукой Ыкл, -- кроме того, ты совершенно правильно назвала первую страну, а теперь угадай какая вторая. Вторая? -- задумалась я, пытаясь вспомнить всё, что я читала в последнее время, но ничего не вспоминалось, -- что-нибудь вроде Монако? -- неуверенно начала я. А вот и не угадала, -- победно продолжил Ыкл, -- Белоруссия! Все остальные всё закрыли. Остались только мы и Белоруссия, как тебе, дорогая?

Сегодня же курс поменялся опять: теперь мы почти как все. Начиная с пятницы, все школы, детские сады и высшие учебные заведения закрываются до лучших дней. Более того, сказали они, очевидно, что никаких майских-июньских-июльских экзаменов нигде не будет. Что-то будет, но пока мы не знаем что, сказали главы, нам ещё надо посоветоваться. Они ушли советоваться, а, тем временем, началась реакция на выступление.

Сначала я получила письмо, что здание нашего факультета закрывается в пятницу на амбарный замок до лучших дней. Никто, -- пишут они крупными буквами, и, на всякий случай, объясняют, -- ни профессора, ни аспиранты, ни магистранты, ни секретари, ни программисты, совершенно никто не сможет в него зайти. Начиная с пятницы, -- пишут большими буквами и жирным шрифтом, -- и до лучших дней. Пожалуйста, -- добавляют мелким шрифтом, -- заберите как можно скорее из своих офисов всё, что вам может быть нужно, так как никто не сможет сюда зайти!

После я получила письмо из одного из самых крупных супермаркетов, из которого я заказываю доставку продуктов. До сих пор, -- пишут они, -- мы старались делать вид, что ничего не происходит и всё как всегда. Но начиная с сегодняшнего дня, к сожалению, мы больше не можем продолжать делать такой вид, а должны принять то, что всё совсем не как всегда и потому мы переходим в чрезвычайный режим. В частности, -- пишут большими буквами, -- мы вводим следующие ограничения. Я перестала читать на пару минут, не ожидая ничего хорошего. После вздохнула, решила, что это необходимая повинность, и продолжила читать.

Во-первых, -- пишут они, -- мы вводим ограничение на количества товара в одни руки. Начиная с этого четверга, будет невозможно купить больше трех единиц одного и того же товара одновременно. Данное ограничение вводится на все виды товара. Я встала и пошла наливать кофе. В неделю мы съедаем семь небольших упаковок копченой семги, что мне теперь делать? -- думала я, пока наливала кофе. А йогурты? У нас уходит около тридцати упаковок йогуртов в неделю, мне теперь что, искать десять разных сортов и покупать по три каждого? А молоко, -- продолжала вспоминать я, -- я-то вообще не пью молоко (и не ем йогурты), но они выпивают четыре упаковки в неделю, что делать с этим? А огурцы, которых мы съедаем шесть в неделю, авокадо... Я всё продолжала и продолжала список, но поняла, что это бессмысленно. Надо привыкать к новой реальности. Я пошла читать дальше.

Во-вторых, -- пишут они, -- чтобы бросить все силы на пополнение полок, с четверга мы закрываем секции свежего мяса, рыбы, салатов и деликатесов. В-третьих, теперь мы будем закрываться на полтора часа раньше. Также, -- добавляют они, -- убедительная просьба: все те, кто может обойтись без доставки, приходите, пожалуйста, в магазины, оставьте возможность доставки пожилым, и тем, кто в группе риска. Но если вы приходите в магазин, -- продолжают они ласково, -- то мы вас очень просим, если есть такая возможность, не платите наличными, все, кто могут, перейдите, пожалуйста, на безналичный расчет. В дополнение, один утренний час каждых понедельника, среды и пятницы, будет забронирован для пожилых и тех, кто в группе риска. Поэтому, мы настоятельно просим в этот час в эти дни в магазины не приходить. Магазин, из которого я делаю основной заказ, пока молчит и сообщений не посылает. Может, они ещё не слушали речь глав?

Тем временем, получила сообщение из израильского супермаркета. В нём пишут не волноваться, не заказывать больше обычного, так как всё есть, импорт прекрасно работает, склады полны и всё совершенно прекрасно. Не волнуйтесь, дорогие сограждане, пишут они -- всем всего хватит. На много времени. Мы вам обещаем.

В почтовый ящик бросили рекламный листок. На нём красивая фотография ящика с овощами и фруктами, и много текста. Мы, -- пишут мне в рекламном листке, -- специализируемся на доставке свежих овощей, фруктов, хлеба, молока и яиц лучшим ресторанам и кафе. Но в это тяжёлое для вас и нас время, мы временно переключаемся на доставку продуктов индивидуальным пользователям. Заходите к нам на сайт и заказывайте всё, что хотите, мы доставим вам всё хоть завтра. У нас, правда, -- добавляют они, -- пока ограниченный набор продуктов, поэтому мы вас очень просим: если вы считаете, что нам надо добавить какой-нибудь продукт, напишите нам об этом. Я внимательно изучила их сайт: ну что ж, авокадо, огурцы, хлеб, яйца, картошка, лук, брокколи, морковка и цветная капуста у них есть. А вот помидоров, почему-то, нет. Есть разные фрукты, но почему-то нет ни яблок, ни груш, зато в наличии киви, ананас и бананы. Возьму на заметку и это тоже. А то выдумали -- три огурца и три авокадо на неделю, как тут прожить?

М. из Германии, время от времени он делится новостями из дома: заболел друг (бойфренд) его сестры и ещё несколько человек в окружении сестры, друга, и его родителей. Пока положение нормальное, но он переживает. Он говорит -- я! я готов совершенно добровольно заболеть коронавирусом. Замечает удивленные взгляды и объясняет: я молодой, крепкий, здоровый, без вредных привычек (мне всё кажется, что я читаю объявление желаю познакомиться), я этой гадостью переболею и даже не замечу! Я готов заболеть хоть сейчас, вместо любого, -- упрямо повторяет, -- ну давайте я заболею, а не кто-то из вас. Он действительно молодой, здоровый и без вредных привычек. А также умный, красивый и невероятно общительный. Отчего-то мне совсем не хочется, чтобы он болел.

Сегодня плохо себя чувствовала: болела голова и навалилось невероятное ощущение усталости. Слушай, -- посмотрел на меня Ыкл, -- давай-ка ты померяешь температуру. Только не как всегда, две секунды, я здорова, а сиди пять минут, обещаешь? Я честно сидела пять минут, не понимая что он от меня хочет. Термометр показывал тридцать шесть и семь. Можно я прекращу? -- взмолилась я. Ладно, -- снисходительно разрешил Ыкл, -- на сегодня будем считать, что коронавируса у тебя пока нет.

Радуюсь мелочам больше обычного. Вчера с трудом успела на автобус, но успела -- сразу подумала, что это невероятное везение. Сегодня я пошла в химчистку забирать все наши вещи. Я недавно нашла эту химчистку, отдала им пару вещей и осталась невероятно довольна. Решила отнести всё, что мне надо почистить, в частности платье, которое загубили в предыдущей химчистке. Это потрясающее платье: сзади тонкая белоснежная шерсть, спереди белоснежный шелк, расписанный яркими цветами; рукава также из шерсти. Я отнесла его в химчистку давным-давно из-за небольшого пятна, у них же полиняли цветы и весь перед покрылся непонятными разводами. Я, конечно, продолжала его носить и так, делая вид, что так надо, но мечтала, чтобы оно опять стало таким, как раньше. В этой химчистке они всё спасли и привели моё драгоценное платье в нормальный вид. Я шла от них и чуть не плясала. На обочине дороги вовсю растут огромные желтые нарциссы, в кафе сидят люди, на остановке тоже немного людей. И вроде всё как всегда, но почти у всех на остановке огромные корзины на колесиках, из которых торчат упаковки замороженной еды. Нет, не как всегда, думаю я, а потом смотрю на нарциссы, вспоминаю о спасенном платье и тоже чувствую себя спасенной. Что может быть важнее платья? Да ничего, вообще ничего. Разве что ломтик копченой семги каждое утро. Но я и тут что-нибудь придумаю, никуда не денусь.

Я всё исправляю и исправляю опечатки и бью челом -- коронавирус, не иначе!
Tags: жизнь, хроники коронавируса, я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 78 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →