Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Categories:

Хроники коронавируса 9

Услышав о том, что краска для волос светится (или может светиться), чадо, перед тем, как ложиться в постель, выключила везде свет, и всё смотрела и смотрела -- они светятся? светятся или нет? Но ничего во мне не светилось, по крайней мере мы так и не сумели увидеть никакого света. Думала, чадо расстроится, но она подумала и сообщила: она, конечно же, светится, просто у нас слишком светло, поэтому мы ничего не видим. Сегодня чадо накрасила ногти синим лаком -- мама, посмотри, у меня тоже! Лак покрывает не только ногти, но и пальцы вокруг, но чадо довольна, -- я знаю, что тут всё вылезло, но лучше у меня не получилось, ничего страшного! Зато теперь у нас у обеих лак!

Из магазина алкоголя, откуда я заказываю немецкое безалкогольное пиво (больше его здесь вообще нигде нет, а оно прекрасное), прислали письмо: мы закрываем наши бары на неопределенное время, но это не значит, что мы будем сидеть дома и кукситься! Мы открываем виртуальные бары -- приходите, подключайтесь, будем, как всегда, в приятной шумной компании пить наши любимые пиво, вино, виски и остальное -- кто что пожелает! Будем петь, веселиться и сходить с ума! Не пропустите, а то потом поздно будет! Мы рады всем, подключайтесь к нам немедленно! Сразу захотелось взять пару бутылок и пойти с ними петь и плясать, всё равно мне вечером ходить куда-либо лень, даже в обычное время, а теперь у меня отговорка есть -- вирус! Сегодня прислали еще одно письмо -- пишут, что для того, чтобы поддержать разных поставщиков, работников и прочих, с ними связанных, от каждого сделанного заказа они будут отчислять им всем один фунт. Один фунт, -- пишут они, -- может показаться маленькой суммой, но это пожертвования будут расти и, когда достаточно вырастут, помогут кому-то устроить хороший ужин или обед. И даже не один. Я и так постоянно у них заказываю, а теперь буду заказывать с ощущением, что и я делаю что-то хорошее и полезное. Спасибо им за это.

Пришло письмо из Диора -- они просят прощения, но в связи с экстраординарной ситуацией они вынуждены закрыть магазины, по указанию сверху, на неограниченный период времени. Никакого ближайшего будущего -- просто неограниченный период. Такое же письмо пришло из икеи. Все заверяют, что продолжают функционировать в режиме интернет-магазинов и что можно заказывать всё, что только душа пожелает, всё пришлют в кратчайшие сроки, на которые будут способны и которые позволят обстоятельства. Я не помню точно, но сдается мне, что я читала, что сам Диор даже во время войны не закрывал свое ателье -- сидел и работал: придумывал, кроил, шил.

Вчера вечером Ыкл сообщил мне, что с сегодняшнего дня будут закрыты все рестораны, бары и кафе. Сегодня я ехала к врачу и разглядывала окружающий мир из окна автобуса. Все рестораны, кафе, бары, парикмахерские и прочие мелкие и крупные заведения были вовсю открыты, на дороге была стандартная (даже чуть больше) пробка, по улицам ходили люди (большинство без всяких масок), и только рядом с одним ресторанчиком, под названием Уфицци, был выставлен щит, на котором от руки было написано: только на вынос. Во всех небольших лавках, все ящики снаружи доверху заполнены овощами и фруктами, да и изнутри они выглядят вполне прилично (по крайней мере из окна автобуса). И забываешь обо всём, ведь вот оно всё -- точно такое же, как всегда. И только совершенно пустой автобус наводит на мысль, что всё не совсем как всегда. Совсем не совсем. По возвращении я рассказала обо всём этом Ыклу, он же отмахнулся -- не придирайся, может они имели в виду, что с сегодняшнего вечера всё закрывают? Или, к примеру, что сегодня последний день когда можно, а вот потом точно будет нельзя. Может, он и прав, но если они и закрываются, то не сегодня. Впрочем, некоторые заведения были закрыты, но сложно сказать вирус ли тому поспособствовал или они всегда закрыты в субботу. В субботу вообще сложно ориентироваться, выходной, как-никак.

В больнице все без халатов, без масок и без перчаток. Если Ыкла хотя бы спросили думает ли он, что болен коронавирусом, то меня даже не спрашивали, просто попросили подождать в приемной. На стене висит дозатор с дезинфицирующим гелем для рук -- в нем уменьшили дозу, и теперь, при каждом нажатии, дозатор выдает крохотную каплю, которую поначалу вообще не видишь. В приемной три человека были в масках, остальные без, как обычно.

После мы с чадом побежали в химчистку, так как господин сказал, что практически всё готово и можно приходить забирать. Господин в химчистке выглядел оптимистично, сообщил, что не успел почистить три вещи из восьми, и эти три можно будет забрать, скорее всего, во вторник. А если будет карантин? -- удивилась я, он же усмехнулся, -- не будет, мисс, в смысле, я этого не знаю, конечно, но мне кажется, что нас не закроют. Мы же не ресторан, не бар, не кафе. У нас химчистка, чего нас закрывать? К тому же, мисс, -- наклонился он ко мне, -- я заказал специальное средство, чтобы отчистить рукав вашего платья, а оно придет только в понедельник. Нет, -- снова выпрямился, -- мы не закроемся. И как-то так уверенно он это произнес, что я немедленно согласилась -- ладно, давайте вы тогда мне позвоните как только всё будет готово, мы сразу придем. Только, -- строго добавила чадо, -- обязательно отчистите мамино платье, оно у нас у всех любимое! Обязательно, -- заверил нас господин.

Рядом с химчисткой небольшая забегаловка, в которой продают шаурму. Двери у них закрыты, но мясо крутится, вертится, у прилавка стоят люди, хватают свои шаурмы и счастливо начинают их есть. Когда мы проходили, дверь открылась и оттуда донесся такой умопомрачительный запах, что только мое твердое обещание Ыклу никуда не заходить, сдержало меня от того, чтобы не зайти и не схватить горячего вкусного мяса. Впрочем, нет, не только. Чести ради, я была настолько сыта, что в следующий раз планировала есть, кажется, через неделю. Или две.

Бабушка Ыкла рассказала, что ездила к врачу за рецептом, больше всё равно никуда нельзя. Но дома она сидеть не может никак, потому выходит на улицу и подстригает все кусты рядом с домом. Молодец, -- похвалил ее Ыкл, -- и сама гуляешь, и пользу приносишь. Рассказала израильский анекдот на злобу дня: какие у вас планы на лето? ну, в июне и в июле будет жарко, поэтому будем сидеть дома, а в августе пойдем в магазин.

От переживаний за легкомысленную меня Ыкл, кажется, сошел с ума. Узнав, что я забежала купить булочку побледнел лицом и начал хвататься за стены. Я же быстро забежала, -- оправдываюсь я, -- и я же для вас старалась, я вообще эти булочки не ем, а тех, которые я люблю, там вообще не было! Быстро, -- побледнел он опять, -- я с тобой сойду с ума! Тебе сколько лет, три?! Иногда он громко возмущается, но чаще старается уговаривать, понимая, что на уговоры я реагирую значительно лучше. Я не говорю тебе бояться, не говорю паниковать, -- убеждает он меня, -- я говорю только вести себя разумно! Ну что ты как маленькая! Я стою раскрасневшись и упрямо трясу головой -- отстань, я не как маленькая, я сама всё знаю, я же взрослый человек, в конце концов! Он же молчит пару секунд, вздыхает и заключает -- вот прав я, когда говорю, что тебе три года, три и есть. Я даже не спорю -- три так три.

Места для доставки на десятое апреля открылись, видимо, ровно в полночь, так как в девять утра уже не было ни одного свободного места. Сегодня буду сидеть до полуночи и одержимо обновлять страницу, чтобы успеть занять место на одиннадцатое апреля. Тогда сразу почувствую, что всё по плану, мои стандартные три недели вперед заказаны. Ты издеваешься? -- широко раскрывает глаза Ыкл, -- ты сейчас серьезно? Да, -- упрямо смотрю я, -- я же перестала ходить за булочками, я же тебя послушалась, а теперь твоя очередь. Закажу доставку, нормальную, не на сто лет запас, а обычную, и сразу пойдем спать. Чтобы всё, как обычно.

Сегодня Ыкл обрадованно сообщил, что приняли закон (то ли временно, то ли нет), что нельзя выселять жильцов из квартир. Радуйся, -- говорит он мне, а я удивляюсь, -- чего мне, собственно, радоваться или огорчаться? За что нас вообще выселять? Платим всегда вовремя, ничего не просим, голову не морочим, за домом смотрим лучше, чем многие за собственными. Мы идеальные жильцы, мечта любого хозяина, за что нас выселять? Вопрос тут не за что, -- философски замечает Ыкл, -- а почему. А почему могут быть какими угодно, как ты сама понимаешь. Я подумала ещё немного и решила обрадоваться, на всякий случай -- дополнительное объяснение возымело свою силу.

В одном из моих любимых интернет-магазинов продлили период распродажи. Мне кажется, тоже до ближайшего будущего. Обычно к этому времени распродажа давно заканчивается, а тут даже и не собираются, не посылают устрашающих обычных писем, мол, скорее, скорее, осталось буквально сорок минут, ой, уже тридцать девять! Ассортимент, правда, стал скуповат -- сдается мне, люди закончили запасаться туалетной бумагой и поняли, что настала очередь джинсов и сандалий.

Сегодня были первые удаленные занятия гимназии. Чадо полдня сидела перед компьютером и старательно училась. Мама, -- делится после, -- сегодня сначала были математика, русский и анатомия, после обед, после я пошла немного поспала, а потом у нас был урок драмы. На уроке русского мы учили приставки, окончания и суффиксы. Так теперь ты знаешь что такое суффикс? -- серьезно спрашиваю я. Ага, -- радостно кивает чадо, -- вот чик в огурчик, это и есть суффикс. Задумывается на минуту -- но тогда получается, что у огурчик нет окончания, только суффикс? Мама, -- радостно сообщает, -- огурчик -- это бесконечный вариант огурца! А на анатомии мы учили систему кровообращения, -- продолжает, отсмеявшись, -- есть малый круг и большой круг, в общем, это долго объяснять, если ты не знаешь, если хочешь, я тебе потом урок проведу. А на драме мы передавали друг другу воображаемый шарф, вот смотри, -- она поднимает высоко руки, -- у меня шарф, держи! Я протягиваю руку -- взяла. Мама, -- укоризненно смотрит на меня чадо, -- я держала шарф вон как высоко, а ты просто руку протянула, ничего ты не взяла! Нельзя же быть такой ленивой, -- строго смотрит она на меня. Я стараюсь больше не лениться и всю дорогу перехватываю невидимый шарф то сверху, то снизу, то сбоку, то вообще приходится заводить руку за спину, так как шарф теперь уже там. Смеясь, мы возвращаемся домой, теперь будем сидеть дома. Правда, чести ради, вирус тут ни при чем, исключительно моя природная лень.

Ыкл посылает мне ссылку за ссылкой со шведскими стенками. Они стоят как самолет и я совершенно не понимаю для чего они нам. Как это для чего? -- возмущается Ыкл, -- сейчас начнется карантин, нельзя будет ходить на площадку, так мало того, что дочки перестанут нормально гулять, так они же еще и бешеные станут. Ты представляешь себе как они разгромят дом после недели без физической активности? Этот аргумент попадает в цель, я вздыхаю и сажусь искать что-нибудь для физической активности дочек, желательно не по цене боинга. Пока, к сожалению, не нашла. Я тебе даю еще один день, -- строго сообщает мне Ыкл, -- потому как, поверь мне, мы не одни, которые это понимаем, просто остальные пока покупают макароны! Но они их скоро все купят и тогда мы днем с огнем не найдем шведскую стенку и тогда... оооо, -- качает он головой, -- не только о порядке надо забыть, надо будет благодарить все силы на свете, если в этом доме, по окончании всего этого, останутся хотя бы стены! Я вздыхаю, -- всё, всё, иду искать, шведская стенка, ау!
Tags: жизнь, хроники коронавируса, я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments