Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Categories:

Хроники коронавируса 26

Внезапно невероятно захотелось сгущенки, зашла на сайт нашего супермаркета, чтобы подкорректировать заказ и обнаружила, что есть только сгущенка в тюбиках. Истинно, почувствуй себя космонавтом, причем дважды, так как цена тоже космическая. На картинках же с обычными жестяными банками сгущенки за нормальную цену печальная надпись, что данного продукта в наличии нет и когда появится неизвестно. Ну и ладно, согласилась я с положением вещей, не очень-то и хотелось, когда-нибудь потом.

Я всё издеваюсь над чадом и Ыклом, которые старательно зарабатывают свои эйфели -- теперь они решили пробегать целых полтора эйфеля в день. Я же смеюсь и говорю, что это никак не может называться спортом. В ответ на это, позавчера вечером Ыкл рассказал мне, что эйфели это мелочи. Вот есть человек, который решил таким же образом забраться на Эверест. Он посчитал сколько пролетов ему надо будет пробежать туда и обратно, чтобы это равнялось подъему на Эверест. Расставил на втором этаже палатку, набрал полный рюкзак консервов и бегает по лестнице туда и обратно, иногда делая привал в палатке, перекусывая консервами из рюкзака. После продолжает взбираться -- с рюкзаком за плечами, в лыжных очках, в полном обмундировании. Ночует он тоже в палатке -- и правда, не стал бы он возвращаться из такой дали каждый день домой. Если же вдруг на лестнице оказывается жена, то она старается прижаться поближе к перилам, чтобы не мешать ему забираться на Эверест. Жену он с собой решил не брать, видимо, она, по его мнению, туда не доползет. Надеется, что к окончанию карантина, ему удастся покорить самую высокую вершину.

Госпитализировали нашего главу, однако он не терял бодрости духа и продолжал писать сообщения, что всё под контролем, что, несмотря на то, что он в больнице, он продолжает руководить и принимать решения. Успокаивал народ и убедительно просил за него не волноваться. Не знаю волнуется ли за него народ, но обсуждают нынче не его, а выступление королевы. И есть что обсуждать -- насколько я поняла, с таким выступлением -- вне праздников, вне стандартных событий, -- королева вышла к народу всего пятый раз за всё свое правление. Я, честно говоря, еще не смотрела и не слушала данного выступления, но, как только будет немного свободного времени (что звучит в период карантина немного издевательски, но его действительно крайне мало), я обязательно послушаю. Хотя бы из интереса.

Вчера вечером главу перевели в реанимацию, он в тяжелом состоянии. Я очень надеюсь, что он победит этот глупый вирус.

Джиованни рассказал, что плюются теперь не только те, кого пытается задержать полиция, но и пациенты в больницах. Одна из его соседок -- медсестра в больнице. Неделю она ухаживала за пациентом, целую неделю. Но в какой-то момент пациенту что-то не понравилось и он плюнул в нее от всей души, заявив, что вот ей -- коронавирус в подарок. Также медсестра рассказала, что им теперь настоятельно рекомендуют переодеваться перед тем, как они уходят с работы, так как появилось очень много людей, желающих плюнуть в работника здравоохранения. Почему они вдруг появились, для меня загадка.

Вчера утром была плохая погода -- небо было угрюмо-серым и моросил неприятный холодный дождь. Я начала было ныть, что в такую погоду мне совершенно не хочется идти ни на какую прогулку, но Ыкл строго сообщил, что надо -- иначе скиснешь! Одна прогулка в день, -- посмотрел он на меня укоризненно, -- ты не можешь пропускать одну прогулку в день! Я нехотя надела валенки и куртку, натянула капюшон, Ыкл же взял огромный зонт, который всё время нес над нами. Но дождь продолжал капать и гулять совсем не хотелось. Мы погуляли меньше обычного и вернулись домой. А через час, будто назло нам, небо стал ослепительно голубым, выглянуло яркое, чистое солнце, и снова началась такая же прекрасная весна, как и была день назад. Но гулять можно всего один раз в день и мы этот раз потратили на прогулку под дождем.

Центр города представляется сейчас не просто другой страной, но какой-то другой вселенной. И не верю, что это, на самом деле, совсем рядом -- всего-то полчаса на метро. Оказалось, что, несмотря на то, что можно гулять всего один раз в день, время прогулки и расстояние, на которое можно уйти -- пока не ограничены. Мама, -- восторженно сообщила чадо, -- подумай что это значит! Это значит, -- продолжала она, -- что можно выйти гулять утром, а вернуться поздно вечером. А можно вообще уйти гулять на целый месяц, только надо в это время всё время гулять. Мы что, -- скептически посмотрела на меня, -- за целый день не дойдем до города? Конечно, дойдем! Мы-то, может, и дойдем, -- подумала я, -- но дитя не дойдет, да и не нужен ей этот город. У нее раздолье -- лес, веточки, коряги, цветочки, грязь -- всё, что нужно для полного счастья. Впрочем, именно в этом Ыкл и дитя невероятно похожи. И только мне не хочется ни в какой лес, а хочется в царство стекла, бетона, рекламных огней, шума, запахов и суеты. Но кажется, что всё это сейчас на какой-то другой планете и до нее пока никак не добраться. Я гуляю по лесу, а представляю себе будто это дерево -- это кафе, рядом с ним сидит шумная компания, и все они о чем-то говорят. Я даже их вижу, только не слышу, словно кто-то нажал на невидимую кнопку и отключил звук. Дитя же, Ыкл и чадо счастливо гуляют по лесу -- это то, что они очень любят.

Теперь, когда мы все дома, я готовлю значительно больше, чем раньше. Не чаще, но больше. Готовим мы, как правило, два-три раза в неделю -- я делаю фаршированные перцы или котлеты для дитяти, на совести же Ыкла приготовить курицу для нас. Только он умеет так готовить курицу -- как-то хитро запекает ее в духовке, так, что она сочная, жирная, мягкая и необыкновенно вкусная. Сейчас наши обязанности не поменялись, только вместо нескольких перцев для чада, теперь я готовлю три огромные кастрюли перцев для нас всех, так, чтобы хватило на три-четыре дня. Но готовлю я их порциями -- за три раза, иначе я не умею. Сегодня, ради интереса, засекла время: я провела на кухне ровно три часа, за которые успела приготовить все фаршированные перцы и нарезать все овощи для нашей фирменной утки (а овощей там много, они все разные и все должны быть нарезаны на тонкие ломтики). В этот раз мы перенесли утку со вторника на понедельник, вот такая вот вольность. Всё -- я свое сделала, теперь очередь Ыкла: он приготовит курицу и пожарит нам в среду антрекоты, которые я специально заказала для обеда в первый день Песаха. Должен же этот обед быть прекрасным, а что может быть лучше только снятого со сковороды-гриль антрекота, обжаренного так, что снаружи уже схватилось, внутри же прекрасное нежное красное мясо. Такой антрекот изумительно есть с чесноком и помидорами шерри, тогда он особенно вкусен. Этому я научилась в Корее. Можно посолить крупной солью, поперчить свежим перцем, но на этом, пожалуй, всё. Осталось дождаться среды.

Наконец-то закончила кусок статьи, в котором записала доказательство двух утверждений. Они не только улучшают наши результаты, но и значительно упрощают доказательство. Позавчера сидела весь день -- переносила с рукописных листов в файл, чтобы отправить соавтору. Пусть посмотрит, прочитает, одобрит, а после этого я придумаю как это интегрировать в статью -- так, чтобы было всё, как надо.

Наконец-то пришли мои джинсы! Они оказались гораздо прекраснее, чем выглядели на картинке. Я немного опасалась, когда их заказывала, так как прочитала достаточно большое количество рецензий, половина из которых сводилась к тому, что их размеры гораздо меньше обычных. Гораздо, -- писали люди, и добавляли пять восклицательных знаков, -- заказывайте, как минимум, на два размера больше, как минимум! А лучше, -- продолжали рецензенты, -- на три! Я же всё равно заказала, как обычно, самый маленький размер, и всё то время пока джинсы были в пути, сомневалась -- а вдруг они действительно намного малы, а я себе безбожно льщу? Курьер позвонила в дверь ровно тогда, когда мы, наконец, сели за стол -- обедать. Обед -- святое время. Мы садимся, разговариваем обо всем на свете, едим, делимся впечатлениями и просто получаем удовольствие от компании друг друга. Поэтому, несмотря на то, что меня мучило любопытство, я забрала у курьера коробку, поблагодарила, затворила дверь, поставила коробку в коридоре, помыла руки и вернулась за стол. Мы пообедали, я убрала всё со стола, Ыкл помыл сковородки, я отмыла дитя после обеда (по-хорошему, ее надо было бы просто запихать в стиральную машину целиком, но я этого не сделала, а усердно отмыла каждую отдельную часть), отпустила чадо и Ыкла на их послеобеденную сиесту, и только после всего этого, отложив ненадолго курение, побежала к коробке. Я достала из нее джинсы и посмотрела на них с испугом -- какие-то они на вид были маленькие. Я надевала джинсы, кажется, зажмурившись. Джинсы сели идеально, словно когда они их шили, они исключительно ориентировались на меня и больше ни на кого другого. Идеальный цвет (идеальные потертости, и там и здесь пятна словно от краски), идеально сели -- идеальные джинсы. Вечером я показалась чаду и Ыклу -- оба были в восторге. Мама, -- всё трогала чадо небольшие красные пятна, словно от краски, -- это так смешно! Это как будто ты что-то красила и случайно брызнула на себя краску! -- она закрыла рот рукой и рассмеялась, -- но мама, это прекрасные, очень красивые джинсы, не возвращай их ни в коем случае! Ыкл с ней согласился, я же буду еще мерить и думать. Я всегда долго думаю.

Позавчера видела самолет в небе! Мы ужинали, я смотрела в небо сквозь наш стеклянный потолок, и вдруг увидела в небе одинокий самолет. Самолет! -- вскрикнула я, словно увидела не самолет, а динозавра, -- смотрите, самолет! Я всё зачарованно смотрела на самолет, который мне внезапно казался таким прекрасным -- прекрасней всего на свете. Месяц назад я ни за что бы не поверила, что буду так счастлива увидеть самолет в небе. Словно на своих крыльях он несет часть моей обычной жизни. Больше я самолетов в небе не видела, но слышала вчера вечером -- явственно слышала как пролетал самолет. Так низко, словно почти над нашей крышей.

Вчера нам помыли окна. Шесть недель назад вдруг позвонили в дверь. Я отворила, на пороге стоял господин, который крайне удивился, завидев меня. А вы кто? -- неожиданно спросил он. Мы тут живем, -- растерялась я. А давно? -- еще более растерянно спросил он. Да нет, -- пожала я плечами, -- не очень давно, совсем недавно. Аааа, я понял, -- счастливо улыбнулся господин, -- простите, давайте знакомиться. Он протянул мне руку и рассказал, что он моет окна и двери -- только снаружи, но на всех этажах. И он приходил в этот дом мыть окна тогда, когда здесь жили предыдущие жильцы. А вы хотите? -- улыбаясь спросил господин, и продолжил, -- это делается раз в шесть недель, я прихожу и мою все-все окна и на первом и на втором этажах, мою дверь и всё вокруг. Я, наверное, хочу, -- неуверенно сказала я, -- но скажите, пожалуйста, сколько это будет стоить? Он назвал цену, которая оказалась смешной. Мы договорились, что он придет через шесть недель. С тех пор начался бардак, начался карантин и я совершенно обо всем этом забыла. Но позавчера я вдруг получила сообщение, что завтра он придет, как и договаривались. В сообщении он писал, что, к сожалению, не сможет помыть задние окна, так как для этого ему бы пришлось пройти через наш дом, а он сейчас в дома не заходит. Но при этом, передние окна он с удовольствием помоет как всегда. Я удивилась, обрадовалась и немедленно подтвердила. Его всё не было, я была на кухне, как вдруг услышала шелест воды и побежала к окну смотреть. Господин стоял в маске, в перчатках, держал какую-то невероятно длинную палку и методично мыл все наши окна. Я ушла на кухню, решив, что потом опять посмотрю. Но опомнилась я только через час, когда закончила свои дела. Господин исчез так же незаметно, как и появился. И только ослепительно чистые окна красноречиво сообщали мне о том, что он здесь действительно был, что мне это всё не почудилось, что щипать себя за что угодно не требуется. Он здесь был, и теперь небо еще голубее, а солнце в два раза ярче. Мытые окна настраивают на необыкновенно умиротворенный и оптимистичный лад, я вам доложу.
Tags: жизнь, хроники коронавируса, я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 42 comments