Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Categories:

Хроники коронавируса 28

В нашем супермаркете очередные изменения: теперь они убрали календарь, который показывал даты на три недели вперед и оставили только три следующих дня. Ни в одном из них, естественно, нет ни одного свободного места для доставки, впрочем, на три дня вперед мне не нужно, мне будет нужно, в субботу или воскресенье, на три недели вперед. Остается надеяться, что до субботы их программисты вернут всё как было и у меня будет возможность заказать вожделенную доставку. Если же нет, буду пытаться заказать из другого крупного супермаркета -- в нем, как и раньше, новые даты открываются ровно в полночь -- в такую игру я уже играла, буду пытаться опять. В дорогом же супермаркете, календарь показывает даты аж до июня, только ни одного места до самого июня там нет. То ли их действительно нет, то ли эти даты всё еще не открылись, просто красуются там для красоты и внутреннего успокоения окружающих. Коллега И. сообщил, что из этого самого, дорогого, супермаркета, им пришло письмо с приглашением забронировать дату доставки и им даже удалось забронировать дату на десять дней вперед. Раньше не получилось никак, но это же всего десять дней, какая, право, мелочь. Коллеге И. и его жене за семьдесят, потому я думаю, что супермаркет внес их в специальные списки и посылает им специальные приглашения. Я пока этого делать не хочу, но если никак не получится ничего заказать, подумаю и о такой возможности.

Вчера вечером праздновали Песах. Не то чтобы в карантин он сильно отличался от любого другого Песаха здесь -- все наши родные и близкие далеко, так что празднуем мы теперь только сами. Но это же не повод не праздновать! Я сотворила настоящую правильную пасхальную тарелку -- на ней были вареные яйца, листы салата (символизирующие горькую зелень), веточки петрушки, вареная картошка, щедрая ложка хрена, немного полукопченой семги, небольшой кусочек антрекота, харойсес, и посредине, конечно, лист мацы. Рядом стояла плошка с соленой водой, в которую мы честно макали всё вышеперечисленное, за исключением харойсеса. Разлили безалкогольное вино и честно выпили по четыре бокала -- гулять, так гулять! Еще я сделала свой знаменитый салат из свеклы (с черносливом, чесноком, орехами, майонезом и острым соусом из хрена -- он добавляет совершенно дивный привкус, невероятно рекомендую), а больше мы ничего делать не стали, так как никогда больше ничего и не делаем. Особенно, учитывая то, что за обедом мы насладились потрясающими антрекотами -- невозможно же столько есть! Чадо честно нашла спрятанный лист мацы и потребовала награду: получила сладость и, несмотря на то, что кричала, что больше в нее ничего на свете не поместится, с удовольствием съела целое кокосовое печенье, прослоенное малиновым джемом. Завтра обязательно будем готовить гефриште мацес, куда без него.

Вообще вчера, с моей точки зрения, был изумительный день. Мы погуляли, после у нас была рабочая встреча, а после я села работать, и работала, не отрываясь, до самого обеда. После мы все собрались, чтобы пообедать: чадо налила всем воды и разложила вилки и ножи, я приготовила тарелки, на которые положила немного помидоров шерри и чеснока (себе еще положила салатных листьев и ложку острой корейской пасты), мы весело поели, обсудили всё на свете, я вытолкала чадо и Ыкла на их сиесту и погрузилась опять в работу. Время от времени я подбегала к дитяти, которая очень весело перекладывала мусор из мусорного ведра на кухонный пол, явно собираясь переносить его по частям в остальные места в доме. Еще иногда мне приходилось делать страшное лицо и строго говорить нет тогда, когда она открывала ящики моего стола и проводила в них реорганизацию. Ее реорганизация моих рабочих бумаг меня, почему-то, радует и восхищает значительно меньше, чем ее. Посему у нас борьба -- пока не в мою пользу. Я делаю страшное лицо и говорю нет, она же хохочет, подбегает опять, молниеносно открывает ящик, еще более молниеносно достает из него половину содержимого, которое немедленно уносит и прячет по разным углам. Я же упрямо хожу, собираю всё назад, еще строже повторяю -- нет, мамин ящик трогать нельзя, нет, никак нет, она опять хохочет и всё это продолжается до бесконечности. А точнее, до того момента, когда она вдруг слышит голоса наверху и немедленно убегает туда. Но несмотря на всё это, мне удалось немного поработать. Я не обращала ни на что внимание, не читала рабочую почту, только работала, и время от времени выходила покурить. Прервалась же я только около шести, когда поняла, что надо срочно бежать и готовить всё к Песаху.

Но зато после празднования, я поблагодарила все высшие силы за то, что нас всего четверо. Я убирала нашу маленькую кухню и небольшое пространство рядом со столом, не прерываясь, полтора часа, всё силясь понять как четыре маленьких человека могут сотворить вот такое всего за какой-то час. Тем более, что обычно ситуация значительно лучше -- вся уборка занимает не более часа. Бог мой, какое счастье, что мы празднуем сами, так как иначе, я точно знаю, здесь пришлось бы не только убирать, но и ремонтировать весь дом, и ремонтировать меня вместе с моей слабой, юной, едва окрепшей психикой. Чадо и Ыкл время от времени кричали в мою сторону -- тебе помочь? Меня подмывало сказать да, но, во-первых, мне всё время казалось, что осталась буквально капля, во-вторых, толку от них, прямо скажем, не очень много. Чадо честно попыталась вытереть пол. Пол, который был немного липким в том месте, куда дитя швырнула фрукты, на которые после кто-то наступил, а сверху немного полил вином, стал липким везде. Мама, -- восторженно кричала чадо, -- посмотри как я здорово тебе помогла! Я хотела было пройти и посмотреть, но прилипла. После чего поблагодарила ее от всей души, отпустила заниматься своими делами и, вздохнув, пошла наполнять ведро водой. Вернее, именно ведро наполнила по моей просьбе чадо, после чего удалилась -- на скайп позвонили родные и чаду стало не до пола. Перед тем, как окончательно уйти, она обняла меня, -- мама, я хорошо помыла пол, я молодец? Я искренне ее похвалила.

Пока я убирала, всё думала о том, кому нужна вот эта дурацкая правда? Вот, к примеру, она плохо помыла пол, мне его сейчас надо мыть заново и, честно говоря, лучше бы она его совсем не мыла, но это могу знать только я -- она старалась изо всех сил, мыла, делала всё так, как ей казалось правильным. И вдруг я, с дурацкой правдой -- нет, дорогая, пол ты помыла ужасно, садись, двойка. Я не умею врать, я умею играть в Чука и Гека, но я никогда не понимала (и, наверное, не пойму) правдорубов -- те, которые: я обязан сказать правду, а как иначе-то? А вот так иначе. Если задуматься, половина такой правды никому не нужна. От нее сплошной вред и расстройство, а пользы ровно ноль. Я лучше тихо всё переделаю, если оно мне не нравится, так, чтобы я была довольна, но человеку этого не расскажу -- для чего?

Папа с восторгом рассказывает про всех выздоровевших, о которых слышит в новостях. Всё спрашивает как мы. Мы нормально, -- бодро отвечаю я, -- чего нам сделается? Как это чего? -- ужасается мама, -- у вас вон какой ужас, глава заболел! Ужас, да, -- соглашаюсь я, -- но ты понимаешь в чем дело, мы с ним, конечно, на короткой ноге, но в последнее время у него было столько дел, что он совсем о нас забыл, в гости не наведывался, чаи с нами не распивал и даже не кашлял в нашу сторону, представляешь? Тьфу на тебя, -- смеется мама, -- при чем здесь это? Ты можешь быть серьезной? -- строго спрашивает она, -- я же волнуюсь! Я серьезна как никогда, -- сообщаю ей я, -- честное слово, глава к нам вообще не приходил: не чихал и не кашлял, по крайней мере, не в нашу сторону. В смысле, -- добавляю быстро, -- ему, наверное, в общем и целом, на нас начхать, но исключительно издалека. Дура! -- констатирует мама. Ну хоть Песах-то отметили? -- меняет она тему. Песах отметили! -- гордо сообщаю я, -- и я уже, -- еще более гордо продолжаю я, -- даже закончила убирать. А что там убирать? -- фыркает мама, -- вас же всего четверо! Я захлебываюсь от возмущения -- ты знаешь, что дитя чемпион по бросанию картошки и яиц на самые дальние расстояния?! Мы ее вообще думаем на олимпийские игры послать! Пф, -- фыркает мама, -- ну так одну картошку убрать, одно яйцо, тоже мне! Одну малину, одну сливу, одну чашку молока, разлитую по всему полу, -- продолжаю я ее мысль, -- один кусок мацы, один бокал вина на полу (это не дитя, честно признаюсь я, это я, сама, лично!). Хватит! -- перебивает меня мама, -- я всё поняла, ужас какой. Мы хорошо отметили, -- продолжает мама, -- только вот жалко, что гости не приехали, ведь поезда-то не ходят, понимаешь? Понимаю, -- киваю я, -- карантин, однако, какие уж там поезда. А твой папочка, -- ехидно ябедничает мама, -- вчера бегал в магазин! Я только мацы купить! -- оправдывается папа, -- и в магазине никого не было, честное слово! Папа, -- выдыхаю я в трубку, -- ты же обещал! Я только один раз, честное слово, больше не буду, но как же без мацы? Я его понимаю, даже не сержусь.

А ты знаешь где сегодня было самое большое празднование первого дня Песаха? -- восторженно интересуется Ыкл, и добавляет, -- на пятьсот человек! И не виртуальное! Где? -- удивляюсь я, у меня нет никаких идей. В отеле в Тель Авиве, -- радостно сообщает он мне, -- угадаешь как и почему? Он замолкает и хитро смотрит, а я думаю. Я поняла, -- довольно сообщаю я через минуту раздумий, -- туда, небось, поселили инфицированных, а им теперь ничего не страшно. Да, -- подтверждает Ыкл, -- они сидели за столами, а официанты в масках подносили им еду. Это точно как -- все, и шофер, получили увечья, только который в гробу - ничего. Истинно так, -- смеюсь я.

Знакомым в Израиле за день до Песаха привезли доставку из магазина -- прекрасная доставка, рассказывают они, всё так хорошо запаковали, только не привезли ничего мясного и ничего молочного. Пришлось бежать в магазин. Я их понимаю -- в ближайшие три дня праздника запретили выходить из дома вообще, даже на сто метров. По улицам ходит армия и строго следит, чтобы там никого не было. Запрещено открывать двери квартир. А есть-то надо, хорошо, что доставку привезли за день до и они успели быстро сходить в магазин и купить всё недостающее. Теперь три дня дома, полностью дома. Радуюсь, что нам можно гулять, совершенно эгоистично радуюсь.

С праздником всех причастных и остальных!
Tags: жизнь, хроники коронавируса, я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 53 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →