Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Categories:

Хроники коронавируса 40

Вчера был день рождения дитяти, она стала совсем большой, теперь ей целых два года. Прямо с утра мы спели ей поздравительную песню, покружили вокруг нее хоровод, расцеловали в щеки, глаза, нос, руки и прочее, но следует отметить, что именинница отнеслась ко всему этому благожелательно-равнодушно, только напомнив нам, что песни-песнями, а позавтракать не помешало бы. Так разбились наши благие намерения о ее прагматичную сущность. Прямо с утра начали звонить любимые родственники и не-родственники и поздравлять меня с днем рождения дитяти -- поздравляли и ее тоже, конечно, но главное -- поздравляли меня. Я считаю это совершенно правильным и радостно принимала поздравления. На прогулке мы предоставили ей возможность лезть в любую грязь и в любые лужи -- это и есть самый лучший подарок. Никаких других подарков у нас нет и это, конечно, немного странно. Как-то всё получилось немного странно -- ни торта, ни подарков. Впрочем, сладкое мы не даем, а что подарить я так и не придумала. Утром чадо заметила, что нет ощущения дня рождения -- ни торта, -- протянула она, -- ни подарков, какой-то простой обычный день, в который родилась сестра. И это, -- задумалась ненадолго, -- удивительно.

Вчера попалась на глаза фраза "мы стали понимать ненужность многого и необходимость главного" с большим количеством точек в конце. Я не знаю кто такие мы, но ничего из этого со мной не случилось -- как-то не пришло ко мне ни понимание ненужности чего-то, что казалось мне нужным, ни понимания что такое это самое загадочно-пафосное главное и в чем его необходимость. Всё, что мне было нужно, мне нужно до сих пор -- работа, сандалии, поездки в город, долгие прогулки по разным улицам центра Лондона, вкусные стейки, пожаренные ровно так, как я люблю, новая стрижка, много новых тетрадок, еще немного ручек, еще сапоги, куртка, жемчужная нитка до пупа, поездка в Нью Йорк -- я могу продолжать до бесконечности. Всё это главное, всё необходимое, и всё очень важное -- я не могу распределить их по степени важности -- они мне все важны, они мне все нужны. И это, скорее всего, если и изменится, то, во-первых, не скоро, во-вторых, совершенно точно не из-за вируса. Так что я не стала понимать ненужности ничего из того, что считала и считаю нужным. То же, что я не считала нужным, так оно, вот удивительно, так и остается в категории "а для чего оно вообще надо". К примеру, специально дырявые колготки -- они мне совершенно не нужны, я не понимаю эту концепцию, не пойму никогда, и у меня не произошло переоценки ценностей на их тему. Сама удивляюсь, хочу считать их нужными, а вдруг они та самая необходимость главного -- но нет, никак не получается.

Вчера привезли очередной заказ, в котором опять не было нескольких вещей, другие же были заменены на подобные. Опять не привезли черешню, сдается мне, что сезон закончился, хотя я упрямо продолжаю надеяться. Также не привезли пармезан, что является настоящим расстройством для дитяти -- это ее любимый сыр, только завидев его, она начинает прыгать на месте в предвкушении, протягивает руки и изо всех сил требует кусочек. Получив кусочек пармезана, она так стремительно отправляет его в рот, словно боится, что мы передумаем и заберем. Вообще, следует отметить, что во всем, что касается еды, у нее четкие предпочтения, о которых она сообщает всем желающим. К примеру, она не ест ежевику, так как ее смущает внешний вид оной, но с удовольствием ест малину и клубнику. Между любыми двумя сырами она всегда выберет пармезан, если же ей дать другой тогда, когда на столе лежит пармезан, другой будет вышвырнут так далеко, что мне придется после полчаса искать куда же он мог долететь. И так во всем. Вот только почему-то в садике она соглашается есть всё, что дают. Но там, если послушать воспитательниц, она также говорит по-французски и по-итальянски, танцует танго, поет соловья, легко вытягивая третью октаву, и рисует лучше Гогена и Моне вместе взятых. Дома же ее природная скромность не позволяет демонстрировать все эти достоинства.

Незадолго до обеда раздался звонок в дверь. Я сидела, работала и совершенно не планировала отвлекаться, но Ыкл настойчиво повторял, что это пришли ко мне и я и только я должна открыть дверь. Он крайне редко прерывает меня посреди работы, потому я пришла к выводу, что это что-то очень важное, встала и пошла отворять дверь. За дверью стоял господин с приспущенной черной маской, в руках господин держал огромный букет тюльпанов, такой огромный, что господина за ним практически не было видно. Ярко красные тюльпаны, перемешанные с цветными -- красно-оранжевыми, напоминающими пламя, -- заполнили внезапно весь проход. Имя? -- строго спросил меня господин. Я сказала как меня зовут, господин сверился со своими записями, довольно кивнул и протянул мне букет -- осторожнее, -- предупредил меня господин, -- он тяжелый, там внизу, в упаковке, вода. Я взяла букет и пошла ставить его в вазу. Я распаковала один слой целлофана, после распаковала слой тонкой желтоватой бумаги, еще один слой целлофана, разрезала плотную зеленую нитку, намотанную несколько раз вокруг, и поставила это великолепие в вазу. Тюльпаны заняли ее полностью, не осталось ни одного миллиметра свободного пространства. Их аромат вдруг заполнил всю нашу небольшую застекленную террасу. Я пошла курить и всё стояла у стеклянной двери, любовалась тюльпанами и счастливей меня, кажется, не было. Виновница же торжества тюльпанов не оценила, но пообедала исправно и только с любопытством смотрела на огромное количество цветов, внезапно выросших в вазе.

Как тебе всё это удалось? -- восхищенно пытала я Ыкла. Это было не так просто, как я думал, -- усмехнулся он, -- даже там, где можно было заказать доставку, она была не раньше мая, а самое ранняя из тех, которые я нашел, была на двадцать второе апреля. Но я подумал, -- он серьезно посмотрел на меня, -- что цветы тебе нужны сегодня, а не двадцать второго, в смысле именно сегодня тебе бы их хотелось получить. Ничего себе, -- перебила его я, -- цветы же не еда, как так может быть, что даже для них проблемы с доставкой, что вообще происходит? Именно потому, -- засмеялся Ыкл, -- что они не еда, на них хоть какая-то доставка есть и не на год вперед. А ты знала, -- задумчиво продолжал, -- что во всех супермаркетах есть отдельная, совершенно отдельная доставка цветов? И если забронировать доставку продуктов практически невозможно, как ты сама знаешь, то цветов вполне возможно -- особенно на месяц вперед. Но я это всё быстро закрыл и продолжал искать. И где-то, -- он задумчиво что-то подсчитал, -- в тридцатом по счету магазине мне повезло и они сказали, что привезут прямо сегодня. Ну и вот. Ты рада? -- он внимательно и немного смущенно смотрел на меня, словно пытался понять действительно ли он угодил, или же я улыбаюсь из вежливости. Но я была в восторге, о чем незамедлительно, хоть и немного ехидно, сообщила, -- не угодил, конечно, как мне вообще можно угодить? Но на тройку потянет.

После обеда чадо сообщила, что она, лично она, будет готовить праздничное блюдо на день рождения сестры -- сразу после сиесты. Но до того как удалиться на сиесту, чадо подготовила все ингредиенты -- помыла щедрую горсть голубики, несколько ягод ежевики, один мандарин, несколько помидоров шерри, укроп, инжир, морковку и малину, разложила это всё на тарелку и строго-настрого наказала ничего не трогать до ее возвращения. Я смотрела на ингредиенты и поражалась -- что ты собираешься из это сделать? Чадо обернулась, расплылась в счастливой улыбке, -- я собираюсь сделать радугу, мама, настоящую радугу, которая, к тому же, будет съедобная! Нельзя же вообще ничего не сделать, сегодня сестре два года, два! Она сказала это с таким нажимом, словно пыталась проверить не забыла ли я об этом событии. Я знаю, -- кивнула я, -- я ее, между прочим, рожала. И мы тебе благодарны, -- продолжила чадо, -- но сегодня, мама, ее день рождения! Вот так меня поставили на место -- чтобы знала. Вечером чадо разложила всё аккуратно на тарелке кругами -- по центру ежевика, после морковка, потом мандарины и прочее. Самый внешний ряд бы сделан из ярко-красных половинок помидоров шерри. Мы поставили три свечки вокруг ежевики, зажгли их и торжественно поставили на стол, всё уговаривая дитя на них подуть. Дитя зачарованно смотрела на свечки, но никак не могла понять что мы хотим. Тогда мы продемонстрировали: я задула одну свечу, чадо вторую, когда же дошла очередь третьей, дитя, в такт с нами начала пытаться дуть. Но она сидела далеко и нам пришлось ей немного помочь. Что, впрочем, не отменяет того, что у нее была самая настоящая радуга с горящими свечками на такую серьезную дату.

Началась школа, каникулы кончились. Теперь расписание стало еще строже и расписано совсем по минутам. Чадо старательно делает уроки, которые присылает учительница, время от времени бегает консультироваться с Ыклом. Я не вмешиваюсь. Но уроки чаду даются легко, потому она старается поскорее их закончить, а после ныряет в любимую книгу и читает не отрываясь. Гордо сообщила, что прочитала десять книг за время каникул. Некоторые пересказывает. Ей, как и мне в ее возрасте, очень нравится Жюль Верн. Всё просит купить еще и еще. За месяц карантина мы изрядно пополнили библиотеку. Настолько изрядно, что чадо, осматривая свои полки, задумчиво сообщила, что нам, пожалуй, нужен еще один шкаф. Один большой для нас, -- добавила, подумав еще немного, -- и один поменьше для меня. То есть, -- радостно обернулась, -- нам нужны еще два шкафа. На данный момент у нас пять книжных шкафов -- три занимают всю стену в гостиной, еще два туда не поместились и мы их поставили в гостевую. Куда поместить еще два книжных шкафа остается для меня загадкой. Но я молчу, не вмешиваюсь. Они же не говорят мне, что не осталось места для моей обуви, а обувь только моя, книжные шкафы же общие.

Соседка оставила под дверью подарок -- дезинфектор для рук. В нынешние времена это, кажется, совершенно бесценный подарок. Я всё думаю как ей сказать о том, что не надо больше никаких подарков, но понимаю, что сказать такое не могу -- это то, что ей кажется правильным, как же я могу ей что-то сказать?
Tags: жизнь, хроники коронавируса, я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 87 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →