Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Categories:

Хроники коронавируса 51

Сегодняшнего утра ждали все -- чадо, чтобы получить долгожданные подарки, мы -- чтобы их вручить. Когда я, держа в руках подарки, зашла в комнату, намереваясь будить девочек, ни одна из них уже не спала. Я побежала обнимать чадо и вручать ей свой подарок: два летних комбинезона и две юбки, такие, как она давно хотела. Чадо немедленно надела один из комбинезонов и сообщила, что завтракать будет именно в нем -- праздник же, чуть не самый главный! Не успела она надеть комбинезон, как в комнату вошел Ыкл и немедленно принялся петь и поздравлять. Мы спустились вниз и Ыкл вручил свой подарок -- электронный микроскоп и три книги, одна из которых очередная книга про Гарри Поттера, о которой чадо давно мечтала. Мы позавтракали и чадо побежала руководить устройством собственного праздника: говорила куда на торт воткнуть свечи, как их воткнуть, велела принести фотоаппарат, дабы запечатлеть торт, себя с тортом, себя с тортом и свечками, себя, задувающую свечки на торте, торт с задутыми свечками -- в общем, вариаций было много. После мы, конечно же, отрезали по щедрому куску торта всем, кроме дитяти и пошли его вкушать. Торт оказался не только красивым, но и потрясающе вкусным. Я не выдержала и пошла за вторым куском, обещая самой себе, что это последний на сегодня. Забегая вперед, это был не только не последний, но и не предпоследний. Моя слабость не знает границ, никакой силы воли, никакой.

На улице изумительная погода, в лесу высохли почти все лужи и невероятно грязные еще вчера дорожки. Мы бегали по совершенно пустому лесу, дитя рвалась осмотреть все встреченные по дороге цветы, листья, ветки и прочие лесные атрибуты, мы всё ходили и ходили, когда, наконец, пришло время возвращаться домой -- к делам. У чада обычный школьный день, у нас же, как всегда, работа. Правда, праздник всё еще не закончился -- нас ждал праздничный обед, да и весь день, на самом деле, обещал быть праздничным. По заказу чада, на обед у нас сегодня были антрекоты, дивные, чуть схватившиеся снаружи и розовые внутри -- с солью, перцем, маленькими помидорами и чесноком. Это всем занимался Ыкл, мне же был заказан, как всегда салат из свеклы -- так, как его делаю я, так, как любит чадо. Я вздохнула и пошла на кухню -- надо было приготовить не только салат, но и котлеты для дитяти. Я возилась на кухне и всё думала над задачей, время от времени бросая всё и торопясь к столу скорее исправить и записать. С этой точки зрения, быть теоретиком просто великолепно -- можно работать где угодно, когда угодно, как угодно. Помню как читала интервью одного известного математика, в котором, среди прочего, его спросили что самое тяжелое в его работе. Он, не задумываясь, ответил: самое тяжелое, это объяснить моей жене, что когда я лежу на диване и смотрю в потолок, я, на самом деле, очень тяжело работаю.

На обед ячейка прибежала с шумом и гамом -- чадо пошла сервировать стол, Ыкл принялся за стейки, я же пошла курить -- я честно заработала перерыв. Я сидела в саду в летней футболке и в летних лосинах и думала о том, что за всё то время, что мы здесь живем, я не могу припомнить в мае такую погоду. Подумала было, что если бы не карантин, мы бы ух, но даже не успела додумать что бы мы такого ух, как сразу вспомнила, что если бы не карантин, то чадо ходила бы в школу, мы бы вскакивали ни свет ни заря, чтобы ее отводить, после прерывали бы все дела, чтобы пойти ее забрать, к тому же ездили бы несколько раз в неделю на работу -- чтобы на ней быть и разбираться со всей администрацией. Так что, заключила я, никуда бы мы не ух и не ах. А вот сандалии я бы, наверное, купила бы, подумала я ехидно, но после подумала, что я еще немного похожу вокруг них и, наверное, куплю. Сколько можно мечтать -- уже даже погода усиленно намекает, что пришла пора. Нельзя же спорить с природой. Я сидела и наслаждалась добрым весенним солнцем, которое, в отличие от беспощадного летнего, не жарит, словно в аду на сковороде, но нежно ласкает, пробегает по щекам и снова уходит ввысь. Легкий ветер дул прямо в лицо, а вместо звуков машин вокруг слышалось только пение птиц. Сегодня, пожалуй, был один из самых тихих дней за долгое время. Я даже было подумала, что вдруг мы всё перепутали и сегодня вовсе не понедельник, а воскресенье, но отбросила эту мысль в самом ее зачатие -- сегодня точно понедельник, сегодня точно четвертое мая, сегодня точно день рождения чада. Еще утром чадо мне сообщила, что собирается праздновать практически до десяти вечера, так как родилась она в Америке и, если учитывать разницу во времени, то получается, что родилась она почти в десять вечера. Поэтому, -- хитро посмотрела на нас, -- сегодня вам придется сделать для меня исключение и разрешить мне пойти спать позже, ведь не могу же я пойти спать если я еще не родилась!

После обеда начались бесконечные звонки -- все требовали поговорить с чадом. Меня поздравляли, конечно, желали всякого, но быстро сворачивали разговор и требовали позвать к телефону саму величество чадо. Чадо подходила к телефону, я же на это время уходила, предоставляя ей возможность говорить в одиночестве. Ну как, -- любопытствовала я позже, -- поговорила? Да, -- скупо отвечала чадо, мне же не терпелось услышать хоть какие-нибудь подробности: а что тебе сказали, а что рассказали, а что ты сказала? Ну как, -- сообщила чадо после коротких раздумий, -- сказали, что поздравляют, я сказала спасибо, мы еще немного поговорили о том о сем, и всё. О чем о том? -- допытывалась я, чадо же была лапидарна, как никогда, -- о всяком разном, мама, мне пора идти. После, хохоча, она рассказала, что папа спросил что ей хочется в подарок и засмеялся -- можно просить почти всё! мерседес, к примеру, просить можно, но мы вряд ли его подарим. На папину шутку чадо парировала единственно логичным способом -- а форд фокус можно? его я получу? После чадо рассмеялась и сообщила, что они пришли к выводу, что машина вообще плохая идея, так как прав у нее нет, а пока они появятся, эта машина уже заржавеет и ее можно будет только на свалку. Я слушала раскрыв рот и всё думала, что мне бы, наверное, в голову не пришло повернуть разговор в это русло. Но она давно много умнее и находчивее, чего скрывать. Папа же был невероятно доволен ее ответами -- ух, какая девица, всё восторгался он, я же довольно кивала. Я передала чаду все поздравления из жж -- поначалу она удивилась: они же меня совсем не знают! После быстро добавила -- но ты обо мне пишешь много, поэтому меня немного знают. Счастливо улыбалась и просила передавать все поздравления немедленно.

Позвонил И. из Израиля поздравить чадо и поболтать. Я, конечно, спросила как там дела, как им послабление карантина и осторожно заметила, что мне кажется, что лучше пока не начинать жить полной жизнью. Он засмеялся -- да мы и так живем как обычно, магазин, работа, немного погулять. В магазин всё равно хожу только я, жену не пускаю, -- сообщил мне он. Я понимающе кивнула: из-за вируса? Он же расхохотался -- вирус тут совершенно ни при чем, просто с ней совершенно невозможно ходить по магазинам. Ты понимаешь, вот идем мы, к примеру, покупать помидоры. И ведь обсудили заранее, всё обговорили, согласились на том, что ничего, кроме помидоров, нам не нужно. Но как только мы заходим в магазин, начинается какое-то сумасшествие -- она ходит от полки к полке, хватает всякое разное и всё время повторяет -- ну посмотри какая цена хорошая, и ведь это вкусно! Нет, говорит, если мы уже здесь, так надо взять. И вот, -- продолжает он, смеясь еще громче, -- мы заходим за помидорами, понимаешь, только за помидорами, а выходим оттуда с десятью пакетами, которые с трудом помещаются в багажник машины. Я никогда не понимаю как это происходит, никогда. Я ей говорю: напиши список, ходи и бери строго по списку! Она, конечно, пишет список, в котором, к примеру, только помидоры, но выходит-то она опять с десятью пакетами! И, главное, потом, когда сумасшествие проходит, она вообще не понимает для чего мы купили половину из того, что купили! В общем, -- подытоживает он, -- я в магазины хожу сам, так и спокойнее и для бюджета безопаснее. Мне это всё напоминает папу -- много лет папа отказывался писать какие либо списки, мама же его уговаривала, говорила, что тогда он и лишнего не купит и ничего нужного не забудет. Однажды, когда папа уже научился писать списки, мама со смехом сообщила: ты понимаешь, он ведь действительно пишет список, полчаса тратит, иногда больше, потом возвращается с миллионом вещей: половины из них в списке вообще не было, а вторая половина, которая была, он из нее вообще ничего не купил! И я его спрашиваю -- как же так получилось, ведь был же список?! А он смотрит на меня ошарашенно и говорит: точно, был, но я о нем забыл и забыл в него посмотреть!

Когда-то давно, когда мы снимали нашу первую квартиру, хозяин квартиры всё сетовал, что хуже нет похода в Икею. И, говорил, дело не в крупных покупках, вовсе нет, с ними всё просто: зашел, купил себе шкаф, ковер, стол и прочее глобальное, которое раз в сто лет покупают -- это, как раз недорого и с этим всё в порядке. Но пока ты идешь от условного шкафа к кассе, у тебя, непонятно как, сама по себе, честное слово, вдруг оказывается переполненная всяким мелким и ну очень дешевым барахлом тележка. Потому что вот идешь ты к кассе, а на пути вдруг корзинка с тарелками, к примеру, все за копейку. И думаешь -- какая удача, тарелка за копейку, ну и берешь, конечно, с десяток. Потом вдруг резиновые коврики, и вспоминаешь, что тебе очень нужно, а тут вдруг так дешево. После ковриков, совершенно случайно, натыкаешься на, к примеру, деревянные ложки. И тебе они, в общем и целом, не нужны, у тебя этих ложек два полных ящика, но ты купил их уже три или четыре года назад, а тут такие прекрасные и дешевые. И вот так ты всё идешь и идешь к кассе, это абсолютно бесконечная дорога, честное слово, и когда ты, слава всем богам на свете, наконец доходишь до кассы, то оказывается, что все эти копейки из твоей тележки складываются в какую-то такую катастрофическую сумму, по сравнению с которой шкаф, стул и прочее глобальное -- просто ничто. И это невероятный сюрприз, потому что как оно вообще могло так получиться, когда всё так дешево?! Ну ладно, зато его много и оно всё надо. К тому же, действительно дешево, а значит, очень удачно. Потом ты везешь это домой, пытаешься радоваться тому как удачно всё получилось, и пытаешься не думать больше ни о чем. Но когда приезжаешь и пелена спадает -- черт возьми, у меня же три! ящика деревянных ложек! У меня пятьдесят тарелок -- на любой вкус, у меня даже резиновый коврик, оказывается, еще не распакованный лежит! И точно, вдруг вспоминаешь -- вот когда ездил за стульями, тогда его и купил, очень дешево было, как не купить?! В общем, сокрушенно говорил он нам, не ездите за покупками в Икею, это ужас какой-то. А если уже едете, -- вздыхал он, -- то бегите к кассе быстро и ни в коем случае не смотрите по сторонам! Ни в коем случае! А то там на каждом шагу просто дьявольские соблазны. Я вспоминаю тот монолог и всё думаю -- какому же количеству народа закрытие Икеи помогло сэкономить невероятное количество денег -- тех, которые от шкафа до кассы. Хоть в чем-то польза, хотя я была в Икее всего один раз, кажется, и покупала точно по списку. Ну, почти.
Tags: жизнь, хроники коронавируса, я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 50 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →