Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Categories:

Хроники коронавируса 62

Госпожа уборщица пришла в плохом настроении. Я не хотела лезть, но не выдержала и спросила всё ли в порядке. Она написала, что очень волнуется из-за пандемии, что ей очень плохо, ничего не хочется и жизнь стала какой-то тусклой и безрадостной. После мы провели полчаса переписываясь, я ей всё говорила, что счастье оно не вокруг, счастье -- оно внутри, оно от всяких мелочей, вовсе не от глобального. Не от того, что ура, какая я молодец, у меня есть дети, муж, работа и тридцать пар сандаликов, а от -- ух ты, какой листок на дереве зеленый, какая собака смешная, какой господин сердитый, а чего он, собственно, такой сердитый, когда вон какая собака смешная, и прочее. Всё говорила ей, что если не уметь радоваться мелочам, потом не заметишь большого -- и хотел бы обрадоваться, а не заметил, да и забыл как это вообще делается. Она сетовала на то, что раньше ей хотелось и платьев, и сандалий, и вот те белые кроссовки тоже хотела, а теперь она не понимает для чего ей всё это нужно, если всё равно всё это некуда надеть. Потом она вдруг заметила мои новые, купленные месяц назад, дивные ярко-розовые кроссовки и вскинулась -- это новые? Какие красивые, просто ах! А куда ты в них ходишь? -- спросила удрученно, но уже заинтересованно. Я же рассмеялась и сказала, что с этим у меня никогда нет проблем -- даже когда некуда надеть, я всегда могу надеть дома, и счастливо смотреть на ноги, любуясь собственными прекрасными кроссовками. Мы говорили долго и она пообещала попробовать по дороге домой смотреть по сторонам и отмечать всякое разное -- такое, которое может и не замечает вовсе, но от которого становится весело и смешно. Или просто радостно. Когда она ушла, я подумала еще немного, плюнула на все свои страхи и, памятуя о том, что Ыкл уже сообщил, что если я не куплю эти сандалии, то он ничего больше не готов о них слышать, заказала сандалии. Буду пока носить дома, а куда надеть потом -- я обязательно придумаю. Они такие прекрасные, что главное их иметь, а уж носить я их буду не снимая, в этом я не сомневаюсь.

Соседка забрала свою новую машину. Она стоит под ее окном и вчера, по дороге на нашу обычную прогулку, я всё смотрела на нее, не в силах отвести взгляд. Теперь я буду думать о том как к ней залезть и угнать машину. Да вот беда -- на наши два дома одна парковка, напротив ее двери. Я бы, может, угнала бы, но парковаться пришлось бы опять напротив ее двери, так какой в этом толк? Да и так и не научилась я пока здесь водить. Вначале всё не было времени, а теперь надо брать официальные уроки, на которые нет ни времени, ни сил. Но я обещаю себе раз за разом, что обязательно начну. Тем более, что надо всего лишь переучиться на зазеркальное вождение, это не должно быть очень сложным. Но машина просто красавица.

На улице опять раннее лето и становится жарко, грозящее перерасти в очень жарко. Но я утешаюсь тем, что в Израиле еще хуже -- там сейчас плюс сорок два и это прекрасная температура для того, чтобы приготовить яичницу в песке, но совершенно непригодная для жизни. Строго спрашиваю маму ходила ли она гулять, она же вздыхает -- не ходила, не вели казнить, вели слово молвить! Как же, причитает, я могу туда пойти, если туда выйти совершенно невозможно! Я таю уже на лестнице, ты же не хочешь, чтобы я растаяла? -- добавляет она, и нарочито горько вздыхает. Я не хочу, чтобы мама растаяла, но я точно знаю, что надо хотя бы раз в день гулять, посему я убеждаю ее в том, что выйти в сорок два на пять минут это не так уж и страшно. Я всё говорю и осекаюсь, так как сама ни за что не пошла бы. Я бы растаяла еще на лестнице! Я хорошо ее понимаю. Я даже здесь начинаю понемногу таять, а здесь еще и тридцати нет. Каких там тридцати, даже до двадцати шести столбик еще не дополз.

Вокруг запахи жареного мяса. Все готовят что-то на гриле, постоянно. У одних обед уже закончился, у других же он только начинается и потому ароматы трехзвездочных ресторанов стоят в воздухе плотным облаком, перемежаясь с таким же плотным облаком марихуаны. Мне кажется, что у незадачливых грабителей машины украли всю их добычу и раздали в округе всем, кому только можно -- ни шага без запаха марихуаны не пройдешь. Впрочем, думаю через мгновение, людям, наверное, надоело пытаться бронировать доставку, в которой, в частности, могут привезти вино, и они решили одновременно перейти на другие способы расслабления. А расслабляться сейчас надо как никогда -- вот-вот придется опять напрягаться, только вот никто не знает ни когда, ни как это будет, ни кому это будет позволено. Пока мы всё еще живем в режиме если можете не ходить на работу, ни в коем случае не ходите, а если, конечно, не можете -- тогда другое дело. Но сдается мне, в нашей округе почти все пока могут не ходить. Еле сдерживаются, наверное, но пока терпят.

Наш супермаркет возобновил старую систему -- теперь открываются даты на три недели вперед и даже не надо сидеть три дня и три ночи и караулить свободное окно. В течение дня есть достаточно свободных окон, но я продолжаю бронировать прямо с утра, как только встану, до всех остальных дел, на всякий случай, чтобы было. Я не бронирую больше, чем нам надо, я не заказываю больше необходимого, но я стараюсь всё сделать как можно раньше, чтобы не думать хотя бы об этом. Самые тяжелые домашние дела вовсе не уборка и прочее, делающееся непосредственно дома, а именно те, о которых надо помнить, надо занимать для них место в голове и всё время о них помнить. От таких я стараюсь избавляться как можно быстрее, у меня слишком маленький жесткий диск и на нем уже достаточно всего хранится.

Популярная авиакомпания прислала письмо с заголовком: пришло время подумать о Португалии! Мне предлагают срочно забронировать места на полет на Мадейру в августе следующего года по исключительно, на их взгляд, бросовым ценам. Мне интересно -- это оптимизм, пессимизм или реализм? И мне хочется назло всем заказать билеты на Мадейру, но, к сожалению, я никак не могу полететь туда в августе. В августе мы, как правило, наслаждаемся кондиционером в Израиле, опасаясь выходить на улицу, которая напоминает раскаленную сковороду, брызгающую маслом. Но они, почему-то, не предлагают мне думать об Израиле, но предлагают исключительно Португалию. Там и сейчас уже неплохо, так что, думаю, они так и рассуждают -- если уже сейчас хорошо, то через год вообще будет прекрасно.

Пытаясь заполнить образовавшуюся пустоту, два дня подряд смотрела сериал -- полицейский, вестимо, они на меня лучше всего действуют. С одной стороны, всё просто и примитивно как пряник, с другой -- какое-никакое действие. Но отчего-то не получалось сконцентрироваться даже на этом простом сюжете и всё время вертелись мысли, не имеющие к нему никакого отношения. К примеру, за время одной из серий, главная героиня, отважная полицейский, сменила верхнюю одежду около семи раз. Каждая следующая лучше предыдущей -- просто не полицейский отдел, а подиум, честное слово. Я мысленно посчитала приблизительную стоимость этой верхней одежды, только из одной серии, и поняла, что я выбрала не ту профессию -- если судить по героине, работа полицейских оплачивается не просто хорошо, а из разряда вам и не снилось. Решила присмотреться к остальным героям -- званиями пониже, чинами пожиже. И тут та же картина. И тогда я поняла -- это же скрытая реклама! Реклама работы в полиции! Приходите работать в полицию, как бы говорят нам создатели, жизни у вас не будет, головной боли будет столько, сколько не снять всеми мировыми запасами парацетамола, зато мы вам будем столько платить, что вам придется переодеваться в день, как минимум, раза три, чтобы успеть надеть все обновки! К тому же, тихо добавляют создатели, только на этой работе вам выпадет потрясающий шанс элегантно бегать на десятисантиметровой шпильке, резким, но точным жестом выхватывать откуда-то там пистолет и грозно кричать -- стой, кому сказала! Сразу после этого можно расстроиться, что тебя не послушались, спрятать пистолет от греха подальше, и опять элегантно побежать. Не жизнь, а сказка.

Впрочем, к этому мне не привыкать. В Принстоне, к примеру, всем было известно -- припаркованный порше принадлежит какому-нибудь первокурснику, всякие жалкие мерседесы и БМВ -- это подготовительные курсы, а вон те, немного поржавевшие, но пока вполне работающие велосипеды -- это приехал на работу академический состав. Здесь, на самом деле, похоже. В центре университета площадка для курения. Иногда мне кажется, что мне не надо ходить ни на какие недели моды, они сами ко мне приходят -- пока у меня перекур. Стайки студентов прибегают покурить и рассматривая их можно досконально изучить практически все последние коллекции практически всех модных домов. Жаль только, что большинство из них не понимает для чего они тут находятся и что с этим всем потом делать.

Помню как-то раз пришел ко мне студент просить рекомендацию. Студент был одет словно с обложки журнала мод и я только надеялась на то, что его оценки выглядят хоть сколько нибудь похоже. Но нет. Не желая отказывать сразу, я решила поговорить -- узнать для чего студенту рекомендация, почему именно на этот факультет и, особенно (учитывая достижения), почему именно в эти (самые лучшие) университеты. Студент вздохнул и сообщил, что папа сказал, что без магистратуры ему лучше на глаза не показываться, так как у всех папиных друзей дети в магистратуре, а папа вовсе не рыжий, а брюнет, потому и у него должно быть. Мне-то, вздыхал студент, всё это даром не надо, у меня от всего этого депрессия и помогают только ежевечерние походы в казино, да и то, -- отвел он глаза, -- не надолго. Понимаете, мисс, мне папа совсем недавно подарил трехкомнатную квартиру в (тут он назвал один из самых дорогих и престижных районов Лондона) районе N, и пока есть надежда, что я пойду в магистратуру, эта квартира, теоретически, моя. А вот если не попаду, -- еще горше вздохнул он, -- то, как говорит папа, недвижимость в Лондоне это всегда хорошая инвестиция. А меня -- на самолет и домой. На обычный самолет, мисс, представляете?! Он даже не пришлет за мной самолета! -- чуть не плача добавил студент. Но почему именно в эти университеты? -- удивленно спросила я, -- почему не, к примеру, -- тут я назвала один из неплохих университетов вне Лондона, в небольшом, но очень хорошем городе. Ох, мисс, -- совсем горько вздохнул студент, -- как вы угадали? Я думал об этом университете, я даже папе сказал, он сказал, что перезвонит. И? -- нетерпеливо спросила я. И ничего, -- посмотрел студент в пол и густо покраснел, -- папа перезвонил и сказал, что не нашел этого города на карте. Мы говорили еще долго и я не могла отделаться от ощущения, что нахожусь, в режиме реального времени, в сериале богатые тоже плачут. Хотела было тоже поплакать, но вспомнила, что я не отношусь к категории богатых, а потому мне не положено.
Tags: жизнь, хроники коронавируса, я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 50 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →