Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Categories:

Хроники коронавируса 64-65

На улице очень жарко. Нет, эту погоду невозможно сравнить с той сковородой, на которой сейчас медленно жарятся израильтяне (бедные наши родители), но сравнение меня утешает мало -- нам тоже очень жарко. К тому же, у нас, в отличие от большинства израильских жилищ, нет кондиционера, а это значит, что и спасения тоже практически нет.

Симпатичная медсестра разговаривает со мной во время проверки -- ни о чем конкретном, просто так. Но вдруг вспоминает: мисс, пока не забыла, когда вы будете уходить, если хотите и можете, заберите с собой парочку шоколадных яиц. Каких яиц? -- удивляюсь я, не сразу понимая о чем речь. Она смеется, -- нам прислали на пасху огромное количество шоколадных яиц, такое огромное, что даже если мы всем отделением вместе не будем целый год ничего есть, кроме этих яиц, они всё равно, кажется, не кончатся. Ничего себе, -- присвистываю я, и добавляю задумчиво, -- лучше бы вам зарплату прибавили. О, мисс, -- вздыхает она, -- вы прямо в точку, я вот думаю: для чего мне эти яйца? Дали бы мне надбавку, я сама бы ее потратила на то, что считаю нужным. Знаете, -- продолжает она после небольшой паузы, -- черт с ней, с добавкой, они хотя бы предоставили достаточное количество защитных средств, а то живем от сегодня до завтра: вот до конца этой недели у нас, вроде, хватит, а потом всё, больше ничего нет. И так каждый раз. Каждую неделю мы идем и гадаем: привезут сегодня халаты-маски и прочее, или нет. А у нас, между прочим, -- вдруг смотрит серьезно, -- второе по величине отделение с больными коронавирусом. Второе в Лондоне! И работать мы стали больше, -- вздыхает она, -- несмотря на то, что отменили визиты практически всем, кому не очень срочно. Я сочувственно киваю, в душе удивляюсь и сержусь безмерно -- как может быть всё настолько бестолково? Народ радостно хлопает дома по вечерам, салютуя медицинским работникам, им присылают тонны шоколадных яиц, которые, особенно в таком количестве, им совершенно не нужны, но не дают ни денег, ни возможности спокойно работать.

Я выхожу из кабинета, я собираюсь уходить, она окликает меня и показывает на огромный стол, плотно придвинутый к стене. Вся столешница заполнена упаковками с шоколадными яйцами -- каждые двадцать склеены в один блок полиэтиленовой пленкой, весь стол заполнен этими блоками, несколько рядом в ширину и высоту. Я присвистываю -- там точно не меньше тысячи яиц. Ну так что, мисс, -- смеется медсестра, -- возьмете хоть одно? Ну, может у вас дети любят, или соседи, или друзья. Она осматривает стол и добавляет -- мы, честно говоря, их уже видеть не можем! А не выбросишь же, -- смеется опять, -- ведь старались, присылали нам. Я вам честно скажу, мисс, -- переходит она на интимный шепот, -- лучше бы нам хороших антрекотов прислали, хоть сырых, хоть готовых -- их бы ни одного не осталось, это точно! А эти шоколадные яйца, -- снова хохочет она, -- не лезут, никак и никому. Берите, мисс, -- пододвигает она ко мне один из блоков. У меня ощущение, что ей хочется, чтобы я забрала весь блок целиком, тогда ей станет легче дышать. Но мы такого не едим, а подарить мне некому, посему я неловко смеюсь, и вежливо отказываюсь -- спасибо большое, но мне не надо, простите меня, пожалуйста! Ну вот, -- вздыхает она, -- и вам не надо! Никому они не нужны, что же нам с ними делать? Я выхожу из здания и слышу позади -- она тоже не захотела брать ни одного, вообще ни одного! Сколько у нас еще на сегодня? Я не слышу ответа, я уже за дверью, но я надеюсь, что у них будет достаточно тех, которые будут счастливы избавить их от какого-то количества этих самых шоколадных яиц.

Перед проверкой меня спросили не кашляю ли я, нет ли у меня температуры и не общалась ли я в последнее время с кем-то из официально подтвержденных больных. Я мотаю головой, для них этого вполне достаточно. Мне велят протереть руки дезинфицирующим раствором -- мне протягивают бутылку, я нажимаю на помпу, бутылку же немедленно прячут обратно: их не хватает, велено экономить, -- объясняют мне. Мне протягивают маску -- маска без упаковки, обернута салфеткой. Девушка-секретарша смущенно объясняет: мы получаем эти маски сто в упаковке, у них нет индивидуальной упаковки, они, конечно, не стерильные, но мы их оборачиваем салфеткой, сразу как достаем из пачки! Надевайте, -- подбадривает она меня, -- не бойтесь. Она сидит без маски и объясняет смущенно -- я разговариваю со всеми издалека, а сидеть в этой маске никак не могу, жара ужасная, я задыхаюсь. Я покорно надеваю маску и несколько минут подряд меня не покидает ощущение, что мне надо заново учиться дышать -- вдох-выдох, вдох-выдох, говорю я себе. В приемной душно и жарко, в приемной пусто, в приемной только я -- я честно сижу в маске, как и попросили. В какой-то момент я стягиваю ее чуть ниже носа и мне становится легче -- вот оно, внезапно обретенное счастье. Перед выходом из здания я снимаю маску и оборачиваюсь к секретарше -- маску вернуть или выбросить? Выбросить, -- вздыхает она. Масок, как видно, не хватает -- на лице девушки невероятное сожаление, она наблюдает за тем, как я выбрасываю маску и, кажется, вздыхает.

Главное начальство внезапно начало беспокоиться о нашем психическом здоровье. Посылают письмо за письмом с призывами не стесняться если вдруг чувствуешь, что начал сходить с ума или кидаться на окружающих, но немедленно сообщить им, чтобы они смогли предпринять меры. Я недоуменно читаю, не понимая что они имеют в виду -- они пришлют ко мне карету с санитарами? смеюсь я. Но немедленно приходит следующее письмо, проливающее немного света на предыдущее -- в нем нам сообщают о десяти, как минимум, разных психологических тренингов, названия которых, в конечном итоге, сводятся к одному и тому же -- как не только не сойти с ума, но повысить эффективность работы и всякой околорабочей деятельности. Просят самостоятельно пройти тесты на депрессию и призывают немедленно сообщать им, если вдруг, согласно самостоятельно пройденным тестам, найденным в пучине интернета, кому-то из нас требуется срочная психологическая помощь. Обещают не только срочную помощь, но и долгую реабилитацию -- вот только никак не пойму реабилитацию от чего: то ли от поиска тестов, то ли от их срочной помощи. Сдается мне, что и то и другое, истинно, требует долгой реабилитации.

За столиком на улице сидит пара лет шестидесяти пяти. Они пьют кофе из огромных чашек и разговаривают с хозяйкой кафе. Перед леди стоит блюдце с изумительно выглядящим кексом с цукатами. Ты его даже не попробовала! -- укоризненно смотрит хозяйка на леди. Прости, дорогая, -- смущенно смеется леди, явно хорошо знакомая с хозяйкой заведения, -- я заказала только потому, что сто лет не была в кафе. Кажется, полжизни! -- восклицает она, откидывается на плетеную выгнутую спинку стула, и смеется, -- я мечтала как приду сюда, закажу кофе, закажу фирменный кекс! Но я, к сожалению, сыта, к тому же мне очень жарко! Но, -- быстро добавляет, -- я его обязательно съем дома, -- ты мне его запакуй, как всегда, а я его съем сразу как проголодаюсь. С ней всегда так, -- смеется джентльмен, сидящий напротив, -- сплошные расходы от походов в кафе и никакого толка, она только заказывать любит, -- хохочет он и подмигивает хозяйке, -- а ем потом всё это я, она, видите ли, фигуру бережет! Но за это время мы столько сэкономили, что сейчас пусть хоть десять кусков возьмет, я слова не скажу! Они смеются все вместе, словно по команде, довольная хозяйка аккуратно берет салфетку с кексом и исчезает на кухне. Она выходит через пару минут, выносит красиво упакованный пакетик -- вот, бери! Леди и джентльмен начинают собираться, тем временем рядом с ними останавливается господин на специальной машине -- вы уходите? -- вежливо, но несколько нетерпеливо интересуется он. Да-да, -- леди спешно кладет кошелек в сумку, забирает шляпку, они освобождают место. Господин аккуратно останавливает свою машину рядом со столиком, берет в руки невесть откуда взявшуюся трость с резной ручкой и, кряхтя, направляется внутрь. Я слышу как он заказывает кофе и кекс. Он выходит, грузно садится в стул, вытягивает больную ногу и счастливо улыбается. Жизнь возвращается на круги своя.

Гуляла по любимому интернет-магазину, ничего конкретного не искала, ни о чем не думала, как вдруг увидела сандалии, которые создали именно для бабушки Ыкла, больше ни для кого. Немедленно послала ей ссылку и продолжила заниматься делами. Уже почти забыла об этом, как вдруг раздался звонок -- боже, боже, -- восторженно кричала она в трубку, -- вот то, что ты послала, это же моя мечта, как ты их нашла? Откуда ты знала? Давай их покупать быстрее, скорее, пока их кто-то другой не купил! Мы их уже почти заказали, как вдруг она спросила сколько это стоит в местной валюте. После моего ответа помолчала секунду и засмеялась -- заказывай скорее, я два месяца, представляешь, два месяца ничего не покупала! Я сидела дома, экономила, сходила с ума! А теперь мне нужны сандалии, много разных сандалий! И поэтому, как только мы закажем эти, пообещай мне, пожалуйста, что ты найдешь мне еще вот такие. Она начала описывать следующие сандалии, я же рассмеялась -- подождите, пусть эти придут, посмотрите подойдут они или нет, проверите всё, а потом-то -- я обязательно всё найду, никуда от вас не сбегу! Решено! -- рассмеялась она, -- пусть они скорее придут, боже мой, какие они красивые, просто мечта! Они мечта, а ты -- настоящий волшебник, настоящий! Ну всё, -- так же воодушевленно начала прощаться она, -- я побежала, у меня еще много дел. К тому же, мне надо еще раз, еще много раз посмотреть на картинки с этими сандалиями, какие же они красивые!

По возвращении рассказываю Ыклу про шоколадные яйца. Он философски замечает: это же, говорит, явно благодарный пациент их же отделения. Хотел сделать что-то приятное для отделения, вот и прислал эти самые яйца. Ну, -- смеется он, -- не всегда и не все добрые намерения хороши для тех, кому их причиняют, ты же сама это понимаешь. Я понимаю, конечно, не мог же благодетель прислать грузовик антрекотов, право слово, да и не дожили бы они до конца смены. Но, тем не менее, мне ужасно смешно. Я всё представляю как все работники отделения всё приносили домой шоколадные яйца, пока их домашние не взвыли -- хватит, пожалуйста, не надо больше шоколадных яиц!
Tags: жизнь, хроники коронавируса, я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 58 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →