Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Categories:

Хроники коронавируса 66

Некоторые шансы выпадают исключительно раз в жизни. И вопрос только в том, что ты с ними сделал. Вот наш глава, к примеру. Всем известно, что у него есть кумир -- Черчилль. То, что достоверно не известно, но легко предполагается, что он, наверное, грезит о тех же лаврах. Но для этого должно многое совпасть. Я говорю Ыклу -- представляешь, как ему повезло?! Сейчас, конечно, не война, но максимально приближенная ситуация, и он в это время глава -- вот он, долгожданный и единственный шанс! И что он с этим шансом делает? Ну да, мы знаем, он рассказывает нам о том, что выходить из дома не следует, но гулять обязательно! Прочее в том же духе, всё никак не могу избавиться от пластилиновой вороны в голове.

Да, конечно, он выглядит лучше некоторых других глав, к примеру, великолепного заокеанского главы, предлагающего внутривенно впрыскивать хлорку и лечиться ультрафиолетовыми лучами, пользу которых, давно и бесповоротно, доказали все, кому не лень. Но тот глава настолько прекрасен, что его переплюнуть, кажется, невозможно. Да и кто рискнет? То он хлорку внутривенно вводит (и себе тоже, а как же, он вместе с народом), то лекарства от малярии нахваливает так, что создается впечатление, что он их вместо завтрака, обеда и ужина употребляет. Горстями. И потому раз за разом я думаю, что нет, не сумели они воспользоваться шансом им данным. И не то чтобы они не прославятся, все прославятся по завершении, вот только не уверена я в том, чем конкретно будут славиться на этот раз.

Обсуждали планы на лето, хотя совершенно непонятно что вообще на данный момент можно назвать планами, а что мечтами. Исходя из мутных намеков, выданных нам главой, начиная с июля станут возможны путешествия внутри Англии. Путешествия вне, скорее всего, станут возможными еще не скоро. И дело даже не в том, что закрыты границы, дело в том, что ситуация здесь настолько настораживающая, что вряд ли хоть кто-то рискнет пустить к себе английских подданных, не заставив их отсидеть положенный карантин. Но я всё равно оптимистично сообщаю Ыклу, что как только станет возможно, мы с чадом поедем в Париж. В июле?! -- смотрит на меня Ыкл, словно я сообщила ему о том, что земля плоская. Ты из-за вируса беспокоишься? -- аккуратно спрашиваю я. Да к черту вирус, ты представляешь себе что такое Париж в июле? Это же ужас, это же раскаленная сковорода, это же просто ад на земле! Нет, -- ехидно замечает, -- если к тому времени всё откроют и будет можно, я слова не скажу, но ты уверена, что ты хочешь гулять по раскаленному Парижу, из которого все местные жители убегают от лета, как от чумы?! Хорошо, -- отвечаю я, обдумав, -- Париж можно отложить до августа, а в июле тогда можно поехать, к примеру, в Шотландию -- это туда, куда можно, да и погода, вроде, у них приличная. Мы обсуждаем куда же можно поехать в Шотландию без машины; вариантов, к сожалению, мало -- Эдинбург, да и всё тут. Впрочем, пока это далеко, так что я ничего не выясняю. Я предлагаю Ирландию, Ыкл же фыркает -- у них всё так хорошо, с точки зрения вируса, что они, сошли с ума, наших к себе пускать?! Ага, -- смеюсь я, -- тогда давай в Швецию. Про Швецию, -- усмехается Ыкл, -- я думал. Но к ним тоже, несмотря на все их заверения и политики, никаких полетов нет. Может они, конечно, начнут пускать... позже, но пока они ставят эксперименты исключительно на себе, чужаки им не нужны, только статистику испортят.

Говорить про полеты, наверное, рано -- самолетов в небе как не было, так и нет, да и машин, чести ради, мало.

Я, конечно, не знаю куда можно будет полететь, но знаю точно, что как только что-нибудь оживет, я схвачу чадо и мы поедем на весь день гулять по городу. Будем есть неприлично дорогие стейки, глазеть на прохожих, гулять по улицам и наслаждаться городскими видами. Невероятно соскучилась по городу -- по безликой толпе прохожих, идущих по своим делам, по царству кирпича, стекла и бетона.

Судя по всему, Кембридж отменил все очные занятия на будущий учебный год. Всё будет проводиться дистанционно, никаких фронтальных лекций, никаких переполненных залов. Некоторые исключения планируют сделать небольшим группам для практических занятий, которые, может быть, смогут проводиться очно. Все остальные университеты пока молчат. Нам сообщили, что летняя переэкзаменовка будет проводиться в том же формате, что и основной экзамен. Призывают готовиться к тому, что по крайней мере первый семестр будет дистанционным, на тему второго пока молчат, следуя примеру глав. Иногда ощущение, что главы обкатывают свои решения на народе исключительно просто: запускают утку и ждут реакций. Если реакции положительные -- выступают с официальными заявлениями, подтверждающими утку, если же отрицательные -- выходят успокаивать народ, начиная со слов вы всё неправильно поняли. Народ, особенно в последнее время, стал крайне непонятливый -- от мала до велика, от дворника до профессора -- не понимают, и всё тут. Как о стенку горох.

Читаю там и здесь как много люди успели за время карантина, и стыжусь -- пока я только сумела дописать нравящийся мне черновик статьи, да начать новую тему. Каждую свободную минуту пытаюсь изучать литературу -- не изобретать же заново велосипед. Иногда читать тоскливо и тогда я думаю -- ну его, я сама придумаю как это сделать, быстрее и больше удовольствия. Но помимо этого ничем похвастаться не могу: языков не выучила, йогой как не занималась, так и не занимаюсь, сто книг не прочла, фильмов не смотрела, на Эверест не забралась -- в общем, просто работала. Ни на что другое времени не было. Естественно, помимо всех остальных домашних дел. Не то чтобы их стало больше, но дни летят быстрее и потому кажется, что только что именно это уже делал, а пришло время делать опять.

Пришли мои сандалии и оказалось, что я немного ошиблась с размером -- надо было на полразмера больше. Связалась с компанией, заполнила форму о замене и, следуя их указаниям, вызвала курьера, который должен был забрать посылку обратно. Не успела сесть работать, как приехал курьер -- забрал коробку, обещал доставить в лучшем виде. Ощущение, что он всё это время ждал на соседней улице -- подойдут, не подойдут. Теперь опять ждать -- пока они вернутся, пока их примут, пока вышлют правильный размер. Не люблю ждать, хочу всего сразу и сейчас. Очень хочу. Ыкл смеется -- ты, говорит, как маленький ребенок, если не сейчас, то и не надо вовсе. Но кто бы говорил, когда он точно такой же.

Пришло сообщение из салона красоты. Увидев от кого, заволновалась -- неужели сообщают о том, что скоро откроют? Но нет, всего лишь напомнили, что теперь они проводят уроки мастерства на каком-то там сайте -- мы вас научим всё делать самих, -- воодушевленно сообщают они мне и всем остальным. Заодно, -- ненавязчиво напоминают они нам, -- если вам захочется, вы сможете приобрести у нас все те замечательные средства, с помощью которых вы сами сможете привести себя в идеальный вид! Средства мне не нужны, уроки тоже -- я всё равно эту науку не одолею. Всё жду когда пришлют сообщение из парикмахерской с обещаниями научить себя идеально стричь. Еще немного и я, кажется, начну пытаться одолеть эту науку. Всё рассматриваю машинки для бритья на всяких разных сайтах и мучительно пытаюсь их не заказать. С моими невероятными способностями, я даже наголо постригусь криво.

На утренней прогулке совсем рядом гуляла мама с двумя детьми. Обе старше дитяти, но младшая -- младше чада и по возрасту ближе к дитяти, чем к чаду. Дитя разволновалась, собралась бежать в их сторону, всё вырывалась из моих объятий и недовольно лопотала, словно пыталась возмущаться: вот она, девочка, совсем близко, да отпустите же меня, наконец! Но я не отпускала, только виновато объясняла, что пока еще нельзя и пыталась отвлечь. К тому времени девочки убежали и дитя, вздохнув, смотрела им вслед. Чести ради, быстро утешилась -- залезла на бревно, разворошила муравейник, попыталась схватить белку за хвост и забрала с собой на память огромную палку. Проделала всё это стремительно, словно старалась компенсировать расстройство как можно скорее.

На улице по-прежнему жарко. Чуть лучше, чем вчера, но всё еще очень жарко. В такую погоду хочется лежать в ледяной ванне и ни о чем не думать. Всё равно думать не получается. Кажется, я понимаю откуда берутся речи глав -- у них, наверное, слишком сильное отопление в кабинетах.

Вдруг подумала, что за всё это время практически не видела сердитых и недовольных людей. Я не говорю, что их нет -- я о них читаю, время от времени попадаются даже разные видео, но где бы я здесь ни гуляла, с кем бы ни общалась -- практически все были невероятно добры, приветливы и благодушны. В общем и целом, улыбок стало не меньше, но, наверное, даже больше. Ощущение, что в воздухе витает какой-то дух единения, не позволяющий хмуриться и сердиться на публике. Наши соседи так радушно нам машут всякий раз, когда мы идем на прогулку, что мне иногда неловко. Путники, встречающиеся в лесу, неизменно улыбаются и желают хорошего дня, комментируют раз за разом необыкновенность дитяти и чада. Мое материнское сердце тает от удовольствия и некоторой гордости -- это я, я такое сотворила! У этого, конечно, есть и обратная сторона, когда ни за что не хочется признаваться, что сие мое творение, но (особенно в такие моменты) я стараюсь об этом не думать.

Сегодня отчего-то не было концерта кухонной утвари, вернее, он кончился, едва начавшись. Люди вышли, начали стучать, но когда я вышла, всего две минуты спустя, все собирались расходиться по домам. Мама, -- оглядела улицу чадо, -- наверное, теперь только раз в две недели! На улице по-прежнему витают необыкновенные запахи мяса на гриле, они перебивают все остальные запахи, совершенно все. Я выхожу и жадно вдыхаю, словно сама попробовала это, без всякого сомнения, если судить по запаху, восхитительное мясо. Впрочем, мне достаточно запаха -- я не голодна, а завтра нас ждет долгожданный бибимбап.

Из школы прислали длинное, осторожное, витиеватое письмо, в котором, с большим количеством оговорок, сообщили, что они постараются открыться в начале июня (если, конечно, не поменяются указания сверху), будут открываться очень постепенно (один день первый класс, другой -- шестой и так некоторое время подряд, пока не убедятся, что всё нормально), но оптимистично надеются, что до летних каникул каждый ребенок еще хотя бы раз побывает в школе. Тут следует заметить, что там такое количество оговорок, что реальность нашей жизни, на мой взгляд, будет заключаться в том, что чадо посетит (если посетит) школу до конца года один или два раза. Тут, наверное, я тоже должна оговорить всё вокруг, но, к счастью, они это сделали без меня -- значительно талантливей, чем я когда-либо сумею.
Tags: жизнь, хроники коронавируса, я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 50 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →