Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Categories:

Как мы пытались купить дом -- часть двадцатая, эпилог

С того дня прошло всего ничего, всё это было будто вчера, но иногда мне кажется, что ничего этого вообще не было, мне всё это приснилось, это был какой-то очень странный сон, наполненный стройками, домами, кухнями и всем прочим. Мы пока не купили ни дом, ни сумку, но это, наверное, не самое главное. Мы опять смеемся, мы перестали говорить только и исключительно о домах, но опять обсуждаем оперы, романы и что-то еще, что так упоительно обсуждать, но потом никак не вспомнить. Мы встречаемся на кухне между лекциями и, как всегда, обязательно обнимаемся и целуем друг друга. Просто потому, что случайно встретились.

Я продолжаю иногда смотреть объявления, но сейчас я делаю это только время от времени, я перестала там жить, я перестала гнаться. Я остановилась. Я решила, что будет то, что должно быть. Если нам вдруг попадется какой-то дом, такой, от которого мы оба ахнем, такой, который мы сможем себе позволить, мы обязательно пойдем его смотреть и может даже будем пытаться купить. Теперь я знаю как это делать, теперь я знаю правила игры, теперь я значительно умнее. Даже если мне никогда не придется воспользоваться всеми этими знаниями, я, наверное, не жалею о том, что научилась всему этому. Я люблю учиться, недаром я выбрала профессию, позволяющую учиться всю жизнь, только учиться, каждый день, каждую минуту, всё время без перерыва. Я люблю учиться почти чему угодно, я ныряю с головой и начинаю изучать всё с самого начала, если считаю, что это может быть важным и полезным. Я иногда ленюсь, мне иногда сложно сосредоточиться и тогда я раз за разом напоминаю себе о папе, который, несмотря на возраст, упорно продолжает конструировать свой волшебный двигатель; папу, который не в состоянии, порой, говорить ни о чем другом, кроме как о своих расчетах, подсчетах и вычислениях.

Я, наверное, должна была бы извлечь какие-то уроки из этой истории, но я не люблю извлекать уроков, я не люблю смотреть назад -- там, сзади, ничего нет, там темнота и пропасть. Когда-то мы смеялись над тем, насколько удобная у меня память. Она действительно очень удобная. Я никогда не помню плохого, оно стирается будто его не было, а даже если и было, то совсем не со мной. Я не помню ссор, не помню с чего они начинались, в чем была соль, что явилось катализатором. Я недолго сержусь, я не умею долго сердиться. Я отдаю себя всю -- целиком и полностью, тому, что делаю -- будь то счастье, будь то слезы, будь то что-то новое, что мне необходимо быстро освоить. Когда я несчастна, во мне несчастно всё -- от пяток до волос, до самых кончиков. Даже деревья в саду кивают мне в такт -- мне и моему всецело поглощающему меня несчастью. Благодаря этому оно быстро иссякает, оно вытекает из меня, словно сильная струя -- вытекает и вытекает, пока не вытечет окончательно. Тогда мне опять становится спокойно и хорошо, ко мне возвращается разум, ко мне возвращаются способности рассуждать и логически мыслить.

Когда я начинала всё это писать, я не знала как долго я буду писать и не представляла сколь длинным будет это повествование. Но одно я знала точно -- мне было необходимо это выплеснуть, не только для того, чтобы потом перечитывать, потом, когда и если я вдруг забуду, но в первую очередь для того, чтобы избавиться от всего, что давило на меня тяжелым грузом.

Я писала без прикрас, я писала как было, нисколько не приукрашая собственный психоз -- всё это, несомненно, было психозом; мне было не столь важно выглядеть рассудительной и разумной, сколь рассказать о том, как всё это действительно было. Я не преследовала цели представить себя в выгодном свете, у меня не было нужды продать себя как можно дороже, мне хотелось только одного -- рассказать. Честно -- так, как было, со всеми ошибками и недочетами, со всеми взлетами и падениями, со всеми слезами и эйфориями, со всем неимоверным азартом, который гнал и гнал, как нерадивый ямщик подгоняет уже донельзя вымотанную лошадь.

В этой истории нет правых и виноватых, каждый был по-своему прав, каждый допустил определенное количество ошибок. Мне не хочется думать о том, что могло бы быть, я предпочитаю идти вперед -- там, за поворотом, иная жизнь, вполне возможно именно та, которую я так жажду увидеть, вполне возможно именно та, которую я не видела даже в самых сладких снах. Я простила и забыла, так как поняла одну важную вещь -- в любой игре, совершенно в любой, должны быть четкие правила, которые должны неукоснительно соблюдаться всеми игроками. Я поменяла правила игры, вернее, обстоятельства вынудили меня это сделать, я неслась вперед, сметая всё на своем ходу, не оглядываясь и не задумываясь. Я не знаю как я буду действовать в следующий раз, я не умею предсказывать будущее, да и если бы появилась возможность в него заглянуть, я бы отказалась. Я живу здесь и сейчас и это, наверное, самое важное.

Я не представляла, что эта история, просто личная история, вызовет такой интерес. Для меня это оказалось неожиданностью и я до сих пор пребываю в изумлении, что обычная личная история всколыхнула такой интерес. Я очень благодарна всем тем, кто ее читал, тем, кто комментировал, вы дарили мне свои мысли, свои эмоции и переживания, вы проживали эту историю вместе со мной -- шаг за шагом, так, как проживала ее я, со всеми взлетами и падениями. Вы радовались там, где радовалась я и огорчались там, где у меня опускались руки. Вы желали мне всякий раз того, что я сама желала себе на том этапе этой, кажется бесконечной, саги. Это обычная история о двух обычных людях, которые пытались сделать что-то очень важное -- купить дом. Я рассказала о наших чувствах и сомнениях, я рассказала о наших огорчениях и набитых шишках. Я пыталась рассказывать это так, чтобы тем, кто думает покупать дом, но, как и мы, ничего в этом не понимает, стало чуть яснее что с этим сопряжено. Я очень благодарна вам за то, что вы позволили мне всё это рассказать и прожили всё это вместе со мной -- с самого начала. Большое спасибо.
Tags: жж, как мы покупали дом, я
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

    Я не люблю овсяные печенья. У них вкус овсянки. Удивительно, не правда ли -- у овсяных печений вкус овсянки. Однако те овсяные печенья, которые печет…

  • Война зарисовками

    Через два дня все будут писать только о войне, мне не хочется, почему-то, со всеми, и не хочется об ужасах, о которых все и так знают. Просто о…

  • Дни мая. Формула и кровать

    Вчера чадо читала поздравления. Она пока прочитала две трети, но я ей клятвенно пообещала, что сегодня дам ей возможность прочитать все до конца.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 146 comments

Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

    Я не люблю овсяные печенья. У них вкус овсянки. Удивительно, не правда ли -- у овсяных печений вкус овсянки. Однако те овсяные печенья, которые печет…

  • Война зарисовками

    Через два дня все будут писать только о войне, мне не хочется, почему-то, со всеми, и не хочется об ужасах, о которых все и так знают. Просто о…

  • Дни мая. Формула и кровать

    Вчера чадо читала поздравления. Она пока прочитала две трети, но я ей клятвенно пообещала, что сегодня дам ей возможность прочитать все до конца.…