Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Categories:

Разговорчики в строю!

Мы послали Л. небольшое видео, запечатлевшее наш обед. Во время обеда дитя раз за разом настойчиво просила объяснить ей еще и еще что нарисовано на чашке.

-- Слушайте, -- хохочет Л., -- я понимаю, что у вас гениальные дети, но мне кажется немного рановато объяснять ей в таких подробностях об этой, как ее, -- она запинается и произносит почти по слогам, -- гиперболической решетке. Ей бы чего попроще -- собака гав-гав, кошка мяу-мяу, понимаете?

За ужином дитя опять настойчиво просит объяснить что нарисовано на чашке.

-- Вот это, -- ласково и терпеливо объясняет Ыкл, -- смотри, это гиперболическая решетка.
-- Папа, -- возмущается чадо, -- тебе же сказали, что надо проще! Скажи ей, что это кошка!
-- Как я могу сказать, что это кошка, -- изумляется Ыкл, -- если это гиперболическая решетка. Только путать человека и всё! Не слушай никого, -- поворачивается он к дитяти, -- я тебе как есть говорю: это самая настоящая гиперболическая решетка.
-- Тогда, -- смиренно продолжает чадо, -- скажи, что это просто решетка.
-- Ничего себе, -- хохочет Ыкл, обращаясь к дитяти, -- ты представляешь, она говорит мне сказать тебе, что это просто решетка, а это же, -- он сдерживает смех и продолжает, -- не просто решетка, это же гиперболическая решетка! Это же надо такое предложить!
-- Но папа, -- убежденно продолжает чадо, -- она еще маленькая, ей сложно это понять.
-- Вот это заявление, -- обиженно вступаю я, -- значит тебе в ее возрасте можно было объяснять про процессы Макдональда, а ей про гиперболическую решетку рано?
-- Мама, -- вздыхает чадо, -- так я же тогда была уже очень большая!

*******

-- Давай я тебе расскажу, что я оставляю тебе в наследство, -- я слышу нетерпеливый, радостный голос бабушки Ыкла.
-- Так, -- притворно сержусь я, -- какое такое наследство? Вы сейчас о чем вообще говорите? Я вас сейчас, ей-ей, просто съем!
-- Во-первых, -- она переходит на наставительный тон, -- не перебивай старших, не перебивай, тебе сказала. Во-вторых, -- я пытаюсь вклиниться, но она не дает мне сказать ни слова, -- я еще не сказала что во-вторых, а ты уже опять пытаешься перебить! Слушай, тебе говорю! -- я замолкаю и пытаюсь слушать, -- во-вторых, я буду жить до ста двадцати, даже до двухсот, если тебе так хочется, но когда-нибудь же я умру!
-- Слушайте, -- сердито перебиваю я, -- что за тема такая, не хочу я ничего слушать!
--- Ну что ты как маленькая, -- хохочет она, -- перебиваешь и перебиваешь, никакого уважения к старшим, ужас! Я тебе объясняю, -- она сдерживает смех, но у нее плохо получается, -- я буду жить хоть до тысячи, но потом всё равно умру. И вот когда я умру, -- быстро продолжает она, боясь, что я опять перебью, -- тогда я не смогу рассказать тебе, что я оставляю тебе в наследство, но, -- продолжает она еще быстрее, -- самое главное, я не смогу услышать твою реакцию на то, что я оставляю тебе в наследство. Ты меня поняла? -- она переводит дух и дает мне возможность обдумать.
-- Ничего я не поняла, -- я мотаю головой изо всех сил, -- я только знаю, что еще пять минут этой беседы, и я получу свое наследство прямо сейчас, так как просто вас съем.
-- Какая ты балда, -- смеется она, -- ну дай же ты мне рассказать, меня распирает! И кроме того, -- опять спешит она, -- когда я тебе расскажу что я тебе оставляю, ты сразу поймешь, что никому другому это оставить невозможно, никто не оценит, ты понимаешь? А ты оценишь и как начнешь сейчас радостно кричать и у меня сразу будет прекрасное настроение на месяц вперед.
-- Я и так знаю, -- бурчу я, -- вы мне оставите все свои прекрасные сумки.
-- Да, -- радостно кричит она, -- да! Но не только. Так вот, молчи, слушай и не перебивай. Не перебивай, я тебе сказала. А когда закончу, то сразу кричи, хорошо?
-- Что кричать-то? -- я сдаюсь и готовлюсь слушать.
-- Как это что кричать? То, что и всегда, -- довольно продолжает она, -- кричи: ааа, я вас обожаю, ааа, именно это я и хотела, ааа, какое счастье. Поняла?

*******

-- Когда вы уже приедете? -- вздыхает мама, -- я так соскучилась, ну когда?
-- Мамочка, -- успокаиваю ее я, -- летом приедем, я надеюсь, летом, если всё будет хорошо.
-- Только летом? -- ахает она.
-- Сейчас даже самолеты не летают, -- смеюсь я, -- как же мы приедем?
-- Ужас какой-то, -- расстроенно охает она, -- а когда они уже начнут летать? Ты можешь мне точно сказать?
-- Не могу, -- вздыхаю я, -- я же не Биби, я не знаю.
-- А он, думаешь, знает? -- она недоверчиво поджимает губы.
-- Он, -- после некоторой паузы, продолжаю я, -- думаю, знает.
-- Значит так, -- она деловито встает, -- тогда я пошла, мне надо срочно поговорить с папой.
-- Подожди, -- удерживаю ее я, -- о чем поговорить?
-- Как это о чем? -- она настроена решительно и не собирается садиться, -- мы сейчас пойдем и напишем ему письмо. Так и напишем: Биби, если тебе дорога жизнь, то немедленно возобнови авиарейсы. Черт знает что такое! Что он себе думает? -- возмущается она, -- мы тебя уже больше года не видели! Всё, я пошла, -- она тянет руку к экрану, чтобы отключиться, -- я пошла, мы с папой ему сейчас такое напишем, такое, я тебе обещаю, уже завтра будут самолеты!

*******

В. прочитала мою эпопею о покупке дома.

-- Ты знаешь, -- спешит рассказать она мне о том, что думает, -- давай разделим беседу на две части. В первой части обсудим литературные аспекты, а во второй -- жизненные.

Какое-то время она рассказывает мне обо всяких огрехах, которые она нашла, рассказывает что ей показалось более интересным, что менее.

-- Но предпоследнюю часть, -- вздыхает она, -- я не могу обсудить с тобой с этой точки зрения. Там я забыла о литературе и только думала о тебе. Но, кстати, -- добавляет она поспешно, -- если всё-таки о литературе, то вот, одну вещь скажу. Ты знаешь, если бы это была не ты, я бы в жизни не поверила в такую концовку: сумка? серьезно? сумка? -- она удивленно повторяет в который раз, -- в это тяжело поверить, понимаешь, ну какая сумка, когда вокруг всё так, -- я молчу и не перебиваю, -- Но! Поскольку я знаю тебя, именно тебя, то я не просто поверила, я точно знаю, что это именно то, что ты делала, точно знаю. Мне даже представлять не пришлось, я прямо видела как ты сидишь и думаешь о сумке. Понимаешь? -- выдыхает она.
-- Понимаю, -- мне невероятно смешно, я хорошо понимаю о чем она говорит.
-- Но если бы я тебя не знала, -- повторяет она задумчиво, -- мне бы, как читателю, было бы, наверное, тяжело поверить. Вот что я тебе скажу.

*******

-- Мама, -- возбужденно рассказывает чадо, -- ты знаешь кем работает папа когда мы на детской площадке? -- она выдерживает паузу, добиваясь драматического эффекта, -- он работает сигналом заднего хода! -- выпаливает она и хохочет.
-- Это как? -- искренне удивляюсь я.
-- Очень просто, сейчас объясню, -- она всё хохочет и хохочет, -- ты помнишь там есть домик? Ну, тот самый, над горкой, на который когда я залезаю с тобой, ты всегда говоришь: слезь, пожалуйста, дорогая доченька, а то у меня нервы слабые. Помнишь?
-- Отлично помню, -- киваю я, а сердце ухает, я вспоминаю как она бесстрашно лезет на крышу и как у меня подкашиваются колени от одного только зрелища.
-- А у папы нервы крепкие, -- восторженно продолжает она, -- он разрешает. Но когда я слезаю, то я слезаю спиной, понимаешь, вот так, -- она разворачивается и пытается показать мне как она слезает, -- а там же дети везде гуляют и прыгают. Ну и вот, -- опять хохочет она, -- я папе говорю: говори мне бииип, если там вдруг кто стоит, чтобы я случайно их не раздавила, когда спрыгну! Вот и получается, -- она скрещивает ладони на губах, словно заставляя себя прекратить хохотать, -- что он самый настоящий сигнал заднего хода! Но, -- вдруг вздыхает она, -- он тоже иногда бурчит, когда я лезу на эту крышу.
-- Неправда, -- горячо возражает Ыкл, -- я не бурчу, когда ты на нее лезешь, я бурчу, когда ты начинаешь швырять вниз сапоги, а я только думаю, что еще минута и ты попадешь ими кому-нибудь в голову.
-- Ябеда, -- обиженно поворачивается она к нему, -- настоящий ябеда!
-- Я не ябеда, -- наставительно спокойно продолжает он, -- я за то, чтобы если рассказывать, то уже обо всей картине, а не только о маленьком уголке.
-- Ябеда, -- дразнит его чадо, -- я и рассказала обо всей картине: о такой, о какой маме надо знать!
Tags: бабушкаЫкла, жизнь, зарисовки, стёб
Subscribe

  • (no subject)

    -- Ты помнишь Володю? Моего коллегу. Нет, не помнишь, наверное, тебе тогда года четыре было, я тебя с собой в командировку взял. Не помнишь? Ты тогда…

  • Папа Эмиля

    Умер Слава skrebec. Я узнала об этом вчера. Хотела написать, хоть что-нибудь, но поняла, что не могу, никак не могу. Слава любил чтобы…

  • (no subject)

    Купила две пары домашних штанов. Красивых, конечно, дизайнерских, до безобразия дешевых, потому как детские. Как-то в детстве начиталась о том, как…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments

  • (no subject)

    -- Ты помнишь Володю? Моего коллегу. Нет, не помнишь, наверное, тебе тогда года четыре было, я тебя с собой в командировку взял. Не помнишь? Ты тогда…

  • Папа Эмиля

    Умер Слава skrebec. Я узнала об этом вчера. Хотела написать, хоть что-нибудь, но поняла, что не могу, никак не могу. Слава любил чтобы…

  • (no subject)

    Купила две пары домашних штанов. Красивых, конечно, дизайнерских, до безобразия дешевых, потому как детские. Как-то в детстве начиталась о том, как…