Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Categories:

Дни мая; дождь, я, ракеты в Израиле

На улице дождь стеной. Я стою на остановке и жду автобуса. Его всё нет, я смотрю на прозрачную стену дождя и слушаю звуки падающих на стеклянную крышу струй. Внезапно под крышу остановки забегают две девочки, лет двадцати. На обеих короткие ультра-модные черные полушубки из искусственного меха, камуфляжные штаны и грубые черные ботинки на высокой рифленой подошве. У обеих на плечах крохотные сумочки. Волосы одной туго стянуты в клубок, оттого кожа на лбу выглядит немного натянутой, сами же волосы блестят и поражают своим порядком -- волосок к волоску. У второй же, напротив, большая кудрявая копна, однако волосы словно застыли в кудрях по стойке смирно. Девочки говорят отрывистыми фразами, жеманно тянут гласные. Надо, наверное, -- говорит кудрявая, -- купить новый зонт. Она задумчиво крутит прядь. Ее подруга уткнулась в телефон, но выплывает оттуда на мгновение, -- ты сошла с ума? -- говорит она без всяких эмоций, -- дождь через неделю кончится! Тоже верно, -- задумчиво тянет кудрявая. А Люси, -- продолжает она после небольшой паузы, -- купила новый зонт, ты видела? Первая поднимает глаза, чешет макушку длинным розовым ногтем и привычным движением приглаживает это место ладонью, волосы снова по стойке смирно, -- Люси? -- она презрительно кривится, -- она такая провинциалка, кошмар! Ты этот зонт видела? На нем написано -- я люблю Лондон! Это какой провинциалкой, -- она опять презрительно кривится, -- надо быть, чтобы жить в Лондоне и купить такой зонт!

Лимита поганая, перевожу я про себя, и тихо смеюсь. Внезапно остро хочется зонт, на котором написано: я люблю Лондон.

Девушка с коконом на голове опять переводит всё свое внимание на телефонный экран, ее кудрявая подруга стоит рядом, смотрит куда-то вдаль -- туда, откуда должен появиться автобус, всё накручивает прядь на палец, после некоторой паузы сообщает, -- мне холодно, бррр, очень холодно, -- она жеманно тянет гласные и поворачивается к подруге. А я, -- поднимает та глаза и снова чешет макушку длинным розовым ногтем, после снова приглаживает это место ладонью, -- ужасно, просто ужасно, голодная. Так если поесть, -- задумчиво крутит прядь кудрявая, -- тогда, может, теплее станет. Тоже верно, -- она кивает, кокон на голове кивает в такт, -- я буду сытая, а тебе станет тепло. Ну когда уже придет этот автобус? -- она водит длинными ногтями по телефонному стеклу, -- сейчас проверю. Нет, -- продолжает задумчиво первая, продолжая крутить прядь, -- нужно, наверное, купить зонт. Неделя -- это много, как я буду без зонта? Ты точно сумасшедшая, -- подруга снова отрывается от телефона, -- такая инвестиция и всего на неделю! Да и потом, -- продолжает она так же невозмутимо, -- пока еще карантин, еще не всё открыли, куда ты пойдешь со своим зонтом? Карантин, -- вздыхает кудрявая и продолжает крутить прядь, -- это правда. Кому нужен зонт в карантине?

Подходит автобус, я кладу зонт в сумку, они переглядываются -- смотри, у нее зонт! Мне опять остро хочется тот самый зонт, который: я люблю Лондон. В такие моменты я особенно остро люблю Лондон и чувствую себя его неотъемлемой частью.

*******

Косметолог Судьба встречает меня как родную.

-- Заходи, устраивайся, ложись, -- она откидывает теплое одеяло, -- я сейчас вернусь.

Я устраиваюсь, ныряю под одеяло и готовлюсь забыть обо всем на полтора часа. Мы, как правило, беседуем первые и последние пять минут, а всё остальное время я лежу с закрытыми глазами и радуюсь тишине, покою, ее прикосновениям и перспективе выйти оттуда начищенной и блестящей словно новый башмак.

-- Как твои дела? -- она садится на небольшую табуретку сзади меня и критически смотрит на мое лицо.
-- Всё нормально, -- бодро начинаю я, -- но ты сейчас будешь на меня ругаться.
-- Да я уж вижу, -- нарочито сердито всматривается она в мое лицо, -- буду очень, просто очень ругаться. Я же вижу, -- бурчит она, -- что ты не каждый день за собой ухаживаешь, я всю твою лень на твоем лице вижу! Ты чего вдруг лениться начала, а?
-- И это, -- вздыхаю я, -- ты еще не знаешь самого страшного.
-- Говори, давай, -- требовательно смотрит она на меня сверху.
-- Я уже месяц, -- мне страшно даже говорить это вслух, -- не пользуюсь кремом от солнца.
-- Ужас, -- она непритворно охает, она прикрывает рот ладонью, на лице ее написан огромный ужас, -- ты с ума сошла!
-- Я знаю, -- виновато сообщаю я, -- я больше не буду, честное слово, -- чувствую себя провинившейся школьницей. Я перевожу тему, -- а как дела тут? Клиенты все вернулись? В смысле, -- быстро добавляю я, -- после карантина.
-- Не все, -- вздыхает она, -- многие, но не все. Вот, к примеру, звонит одна постоянная, моя постоянная, -- подчеркивает она, тем временем она начинает все процедуры, я изо всех сил слушаю, но знаю, что меня хватит еще только на пару минут, -- и говорит мне: дорогая Судьба, а ты можешь привести мне лицо в порядок, но только так, чтобы держать дистанцию два метра? И вот скажи мне, -- усмехается она, -- что я ей должна сказать? Я могу, -- со смехом продолжает она, -- конечно, сказать, что я куплю двухметровые протезы, отойду вообще к станции метро, -- она машет головой в сторону станции, -- и буду оттуда приводить тебя в порядок. А общаться, -- невозмутимо продолжает она после небольшой паузы, -- мы будем по рации. Одну тебе дам, а вторую на протез повешу. Но я, -- вздыхает она, -- ничего этого, конечно, не говорю, но только говорю, что я бы рада, но у меня руки, -- она поднимает руки вверх и демонстрирует мне, -- очень короткие, значительно короче двух метров. Вот о чем они, -- она массирует мне лицо, я уже почти уплыла в свои мысли, улавливаю последнюю фразу буквально краем сознания, -- все те, кто хочет, чтобы я им привела в порядок лицо, руки, ноги, но всё, соблюдая двухметровую дистанцию, -- она вздыхает, молчит мгновение, заканчивает фразу, -- о чем они вообще думают? И чем, я тебя спрашиваю, чем они думают?!

Больше мы не говорим. Я думаю о работе, о детях, о делах. Я думаю о том, что май -- это месяц каштановых свечек на улице и полностью оголенных нервов. Я думаю о том, что только в мае смотришь на каштановые свечки и почему-то перехватывает дыхание, почему-то едва сдерживаешь какие-то дурацкие слезы -- как это всё пошло, думаю я, ужас какой-то. Просто пошло и всё тут.

Полтора часа пролетают незаметно.

-- Ну всё, -- она мягко проводит чем-то шелковистым по лицу и плечам, -- я тебя снаружи подожду.

Я с трудом встаю, мне хочется остаться там еще на пару часов -- просто лежать. Чтобы тишина, чтобы полумрак и сандаловая палочка, чтобы только я и мысли, больше ничего. Но надо идти. Я с сожалением выхожу из полумрака в яркую, залитую выглянувшим солнцем, приемную. Я расплачиваюсь, мы долго обсуждаем на когда можно назначить следующий визит -- тут экзамены, трясу головой я, тут отчеты, тут студент, тут работа, тут забирать чадо из школы. Она терпеливо ждет. Наконец, мы договариваемся о времени, я выхожу на улицу, за мной звенит колокольчик, а на улице меня встречает стена дождя. Хорошо, что у меня есть зонт. Даже без надписи.

*******

Дома кошмар. Дома летают ракеты, воют сирены, звучат взрывы. Мне, конечно, страшно, но я стараюсь не показывать.

-- Вы выходите на лестницу? -- спрашиваю я папу раз за разом.
-- Не волнуйся, -- отмахивается он, -- у нас всё хорошо.
-- Ты издеваешься? -- я начинаю сердиться, -- ты можешь мне сказать выходите ли вы на лестницу во время сирен?
-- Не выходим, -- признается папа и торопится добавить, -- у нас же прекрасный стол в гостиной, мы под ним прячемся! -- папа хохочет, а я схожу с ума.
-- Ну папа, -- я пытаюсь взывать к разуму, -- выходите, пожалуйста, на лестницу! Ну пожалуйста!
-- Вот поганка, -- хохочет папа, -- то есть, ты предпочитаешь, чтобы мы бросили стол, наш прекрасный стол! на произвол судьбы?! -- он хохочет, я же молюсь всем богам, чтобы только пронесло.

Как только в Израиле начинаются обстрелы, в жж активизируются всякие интересные личности. Иногда заходишь в какой-то текст об Израиле и -- любо-дорого -- остается только методично проходить и превентивно блокировать, словно сорняки полоть. Вот они -- все, как на ладони. Я крайне редко баню -- каждый имеет право на собственное мнение, отвечаю я раз за разом когда меня спрашивают почему я до сих пор не удалила того или иного -- мне это мнение не должно нравиться, но право на него у каждого есть. Но у меня есть красные черты -- те, после которых никакая дискуссия невозможна. И такое мнение, несмотря на то, что я всё еще настаиваю на том, что оно имеет право на существование, мне слышать не хочется. Право имеет, слышать не хочу. Какое счастье, что обладатели такого рода мнений недостаточно умны и вылезают даже на тусклый свет -- одновременно. Превентивная чистка повышает уровень душевного здоровья.

-- Папа, -- кричу я в телефон, -- вы уже десять минут не берете трубку, вы живые?!
-- Слушай, -- сдерживает смех папа, -- можно хотя бы в туалет сходить?
-- Но десять минут, -- я нервничаю, я почти кричу, -- десять минут!
-- Прости, -- смиренно сообщает папа, -- я постараюсь в следующий раз закончить, -- он хмыкает, не выдерживает и смеется, -- все свои дела быстрее!

Мы обсуждаем стоит ли лететь прямо сейчас. Я схожу с ума, я кричу, что надо срочно лететь, срочно!

-- Конечно, -- хохочет мама, -- прилетайте! Будем вместе прятаться под столом, там на всех места хватит!
-- Тьфу на вас, -- выдыхаю я.

Я звоню бабушке Ыкла -- вот мой остров разума и спокойствия, сейчас она мне всё скажет.

-- Как у вас дела? -- я торопливо начинаю разговор, -- как вы, во всем этом кошмаре?
-- Кошмаре? -- смеется она, -- ты не про тот кошмар думаешь, я тебе сейчас о настоящем кошмаре расскажу! Ты представляешь, -- начинает она страшным голосом, -- я тут недавно ездила на природу, ну, меня пригласили, и мы с подругами поехали. И я, конечно, -- быстро продолжает она, -- оделась красиво, но к месту, а на ноги! -- она делает паузу, набирает воздух, -- мне было вообще, ну вообще нечего надеть! И я не могла надеть свое красивое, ты же понимаешь, я не сошла с ума, я не надену на природу обувь за такие тысячи, но тут оказалось, что у меня вообще, просто вообще ничего нет! Ты меня слышишь?
-- Слышу, слышу, -- радуюсь я.
-- И я нашла какие-то старые, которые лет двадцать назад купила, я даже не знаю как их обозвать, пусть будут башмаки, и поехала в них. Но это же ужас, -- продолжает она тем же страшным голосом, -- они совершенно не подходили к моему красивому виду! Вообще никак. Вот до них всё прекрасно, а как на них посмотришь -- кошмар. Теперь ты понимаешь что такое настоящий кошмар?
-- Понимаю, -- усиленно киваю я и продолжаю радоваться.
-- Чего ты заладила: слышу, понимаю! -- хохочет она вдруг, -- я тебе не просто так всё это рассказываю! Найди мне срочно симпатичные, -- она берет паузу, пытается подобрать слово, -- в общем, на ноги, чтобы в поход, чтобы были ах, а я в них чтобы была просто умереть не встать. Ты меня поняла?
-- Поняла, -- киваю я.
-- Вот и хорошо, -- она собирается уходить, -- а то ракеты, как вы; да какие там ракеты, когда мне на природу надеть нечего?!
Tags: бабушкаЫкла, зарисовки
Subscribe

  • (no subject)

    Во вторник я проснулась в пять утра. Не то чтобы мне нравилось просыпаться в пять утра, но мой любимый таксист уверенно сказал, что выехать нам…

  • (no subject)

    Полететь в нынешние времена за границу это не просто купить билеты, поохать над ценами на них, сложить чемодан, забыть документы, вернуться,…

  • (no subject)

    Собираемся оформить вид на жительство. Мало того, что финансовая сторона вопроса заставляет не просто вздрогнуть, но дрожать в течение, допустим,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 48 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • (no subject)

    Во вторник я проснулась в пять утра. Не то чтобы мне нравилось просыпаться в пять утра, но мой любимый таксист уверенно сказал, что выехать нам…

  • (no subject)

    Полететь в нынешние времена за границу это не просто купить билеты, поохать над ценами на них, сложить чемодан, забыть документы, вернуться,…

  • (no subject)

    Собираемся оформить вид на жительство. Мало того, что финансовая сторона вопроса заставляет не просто вздрогнуть, но дрожать в течение, допустим,…