Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Categories:
Купила две пары домашних штанов. Красивых, конечно, дизайнерских, до безобразия дешевых, потому как детские. Как-то в детстве начиталась о том, как женщины ходят дома в засаленных халатах, в бигудях (что плохого в бигудях до сих пор не понимаю) и дала себе обещание никогда так не делать. Если этот год чему и научил, так это тому, что это было одно из самых правильных жизненных решений. Вся жизнь дома, если всё время в халате, однажды проснешься и вообще забудешь как когда-то выглядел и выглядел ли вообще. Вот халат, вот бигуди, вот тапочки -- на, бери, уноси сколько сможешь. Все мои прекрасные домашние штаны за время карантина немного обветшали, посему было принято решение купить новые. Я долго искала на любимых детских сайтах, всё выбирала, любовалась, примеряла мысленно то так, то эдак, всё пыталась понять буду ли я в них такой красивой, как мне хочется. Наконец нашлись две прекрасные пары: одни -- воплощение лета, будущих надежд и сплошной антидепрессант: белый фон, на котором порхают огромные разноцветные бабочки. Окантовка одной штанины зеленая, второй -- голубая. Не домашние штаны, а произведение искусства. Я, конечно, сразу решила их купить, но продолжала искать еще, не забывая о том, что мне нужна еще одна пара. Достаточно скоро я их нашла -- розовые, усыпанные крупными красными сердечками, которые (если откровенно) больше напоминают птичек из детских рисунков -- тех самых, которые открытый треугольник с вогнутыми сторонами. Летают себе по розовому небу и кричат что есть мочи -- бери нас, скорее бери, смотри какие мы прекрасные.

Ыкл придирчиво и внимательно посмотрел на обе пары, и кивнул: с бабочками особенно хороши, но вот эти, с птичками, тоже очень ничего. Это не птички, -- надулась я обиженно, -- это сердечки. Посмотрела выразительно и добавила -- посмотри внимательно! Он посмотрел, вздохнул -- это такие сердечки, которые очень похожи на птичек. Штаны приехали через три дня и в реальности оказались еще прекраснее. Эти вселяющие надежду яркие порхающие бабочки, эти сердечки, до безобразия напоминающие птичек, всё в них было прекрасно. Я немедленно надела розовые с сердечками, бабочек оставила на потом, когда станет совсем тоскливо. Чадо вернулась из школы и внимательно оглядела меня с ног до головы. Мама, -- серьезно спросила чадо, -- это новые штаны? Да! -- обрадованно подтвердила я; теперь мне не надо самой заводить разговор, теперь можно хвастаться напропалую, она сама начала. Как тебе? -- сдержанно спросила я, ожидая восторженных комплиментов. Ничего, -- поджала губы чадо, попросила меня встать и показать их со всех сторон. Я крутилась и ждала реакции.

Мама, -- раздался заинтересованный голос где-то за спиной, -- а это взрослые штаны или детские? Детские, конечно, -- честно созналась я, -- взрослые на меня большие и стоят как крыло самолета, что я -- с ума сошла?! Мое ворчание не было чем-то из ряда вон выходящим, я всегда ворчу на дороговизну, всегда сетую, всегда ною, это нормально, к этому все привыкли. Детские? -- в ее голосе было столько удивления, что я развернулась. Да, -- дрожащим голосом подтвердила я еще раз, -- а что не то? Ну, -- протянула чадо, -- как тебе сказать. Я честно не понимаю, -- она подняла на меня глаза, в глазах ее светилось удивление, смешанное с легким пренебрежением, -- какой нормальный ребенок, -- он взяла паузу, передохнула, и подчеркнула опять, -- нормальный! ребенок! наденет эти штаны! Розовые, -- поморщилась она внезапно, -- еще и с какими-то оранжевыми птичками, -- она покачала головой и опять уставилась в ковер, словно на нем были начертаны все ответы. Это не птички, -- пробурчала я обиженно, -- это сердечки! И, -- быстро добавила я, -- они не оранжевые, а красные, как и положено сердечкам! Мама, -- вздохнула чадо, -- если тебе хочется, я скажу, что это красные сердечки, но на самом деле, -- она вздохнула опять, -- это оранжевые птички! Но, -- быстро добавила она, -- тебе в них хорошо, я же не про тебя говорю, -- продолжила она быстро, -- я про каких-то там нормальных детей, а ты, мама, -- она запнулась, задумалась и аккуратно выдохнула, -- не ребенок, вернее не очень ребенок.

*******

Пришлось поехать в консульство, чтобы продлить чаду паспорт. Все поездки в консульство напоминают шоу последний герой -- кто-то один да выживает. Я позвонила своему любимому таксисту, он нас всегда прекрасно возит за относительно разумную цену, ждет сколько надо, в общем -- всё делает по высшему разряду. Нам надо доехать до посольства, -- начала я, -- зайти туда минут на тридцать, а потом поехать назад. Никаких проблем, -- бодро сообщил мне он, однако я продолжила, -- подождите, -- неловко засмеялась я, -- я не рассказала о главной проблеме. Проблема в том, что там должны присутствовать и я и Ыкл, -- вздохнула я, проклиная про себя их правила, -- а это значит, -- вздохнула я еще горше, -- что нам надо ехать всем кагалом, то есть, -- добавила я для пущего понимания, -- нас будет пятеро, двоим из которых требуются автомобильные кресла. Я замолчала, ожидая реакции, но ничего хорошего я не ждала. Пятеро? -- выдохнул он в трубку так, что мне немедленно стало стыдно. Нам нужен грузовик, -- я попыталась замаскировать неловкость момента сарказмом. Не грузовик, -- наставительно отвечал мне он, -- а автобус, можно маленький, -- добавил вдруг после небольшой паузы. А у меня, -- протянул он разочарованно, -- нет маленького автобуса. Но, -- поспешно продолжил он, -- дай мне пару дней, я позвоню туда сюда и перезвоню тебе.

Он перезвонил через два дня и со вздохом сообщил, что так и не смог найти автобуса. Прости, -- расстроенно бормотал он в трубку, -- вот если хотя бы четверо. Я понимающе кивнула и попрощалась. Нам не оставалось ничего, кроме как звонить в нашу обычную контору. У них, конечно, есть машины всех размеров, хоть на роту, но берут они столько, сколько у меня не получается произнести вслух. Они, естественно, согласились, сообщили, что в нужный день и час за нами приедет машина нужного размера -- такая, которая вместит нас всех. А сколько это будет стоить? -- дрожащим голосом спросила я. Он замолчал на мгновение, что-то считал, чем-то стучал, я терпеливо ждала. Наконец он сообщил мне цену. Мой билет в Тель Авив стоит дешевле, -- пронеслось у меня в голове, -- правда, без чемодана и сиденья, -- утешила себя я.

В час икс мы вышли на улицу. Мы стояли на улице и напоминали небольшой табор. Я держала кресло с девицей, Ыкл держал в одной руке кресло для дитяти, второй держал за руку саму дитя, чадо прыгала вокруг нас и что-то пела. Нас можно демонстрировать за деньги, думала я, оглядывая нас со всех сторон. Мы погрузили кресла в машину, мы водрузили на них детей, мы загнали чадо, мы все сели и наконец поехали.

Поездка предстояла длинная, нам надо было по дороге заехать в детский сад, высадить там дитя, после продолжить в самый центр. Мы ехали по центральным улицам, я любовалась видами и меня не покидало ощущение, что я действительно купила билет в другой мир. Центр, всё еще не такой оживленный как раньше, но уже совсем не пустой, казался далекой, давно забытой страной. Как давно я здесь не была, думала я и усмехалась про себя, почти столько же, сколько в Израиле. Я смотрела на перекрытую дощатым забором площадь Трафальгар, я ухватывала краем глаза людей, сидящих за столиками, пьющими свой утренний кофе, читающими газеты, занимающимися обычными будничными делами. Я чувствовала себя странным туристом -- тем, который наблюдает за миром из окна машины, не имея возможности из нее выйти.

Мы доехали до посольства, встали в длинную очередь и начали терпеливо ждать. Люди обсуждали коронавирус, политику, финансы, люди обсуждали всё на свете -- ничего особенного, обычный день, обычная очередь. И только нас ждет автобус где-то на одной из соседних улиц. На той, на которой ему удалось найти стоянку. Я стояла в очереди, одетая словно на бал -- я долго думала что надеть, я перебирала (мысленно) все наряды, я хотела чтобы красиво, но к месту, но не буднично. В люди выхожу, восторженно думала я, отвергая очередное платье. В люди, напоминала я себе раз за разом, а не на бал! Люди в очереди тоже оделись на славу. Они, кажется, тоже долго сидели дома и им выпала редкая удача (мучение по совместительству) выйти -- хотя бы для того, чтобы постоять в очереди. Очередь продвигалась медленно; вооруженные до зубов охранники лениво и равнодушно окидывали взглядом каждого нового страждущего.

Наконец нас пустили во внутренний дворик. Не забудь оставить сумку в ячейке! -- наставительно зашептал Ыкл. Я поставила сумку в ячейку, я крутила ключ во все стороны, но ячейка не закрывалась и ключ категорически отказывался покидать замок. Миловидная женщина лет пятидесяти точь-в-точь повторяла мои движения, пытаясь закрыть соседнюю ячейку. Смотри, -- подошел к ней мужчина, -- что фунт животворящий делает! Он достал монету, вставил в отверстие ячейки, ключ повернулся и покинул замок. Я наблюдала внимательно, после побежала к Ыклу, -- мне нужен фунт, монета, у меня нет! Он растерянно вытряхнул монеты из кошелька -- среди них не оказалось ни одной подходящей. Слушай, -- сердито обращалась я к ячейке, -- я тебе два евро даю, два! вместо одного фунта! это больше, -- уговаривала ее я, -- это лучше! Ячейка относилась к моим попыткам крайне презрительно и продолжала выплевывать все евро, доллары, шекели и франки. Меня осенило -- я схватила купюру и подбежала к мужчине: не могли ли бы вы, пожалуйста, разменять? Мне было ужасно неудобно, словно я забыла о самом важном -- об этом фунте, который требовала жадная ячейка. Должна была помнить, но забыла. Мужчина поднял указательный палец -- момент! Он вернулся к своей ячейке, отпер ее, достал из нее кошелек, запустил пальцы в крохотное отделение, шевелил ими пару секунд, после расплылся в улыбке, -- вот, держите, -- он протянул мне необходимую монету, я же упрямо трясла головой, -- мне разменять, если можно! Ах, -- отмахнулся он, -- оставьте, берите и всё. Я хотела сказать, что обязательно верну, но осеклась -- они должны были зайти раньше нас, а это значит, что мне не удастся вернуть ему его драгоценный фунт. Будет на счастье, -- подумала я и смирилась.

В посольстве нас никак не хотели понять: она уже большая и вы только сейчас вспомнили, что ее надо зарегистрировать? Почему зарегистрировать, кого регистрировать, для чего регистрировать? Не надо никого регистрировать, -- степенно сообщил Ыкл, -- все уже зарегистрированы, надо только паспорт продлить! А эту? -- девушка указала сквозь окно на веселую девицу, сидящую на руках Ыкла. И эту не надо, -- он схватил ее так крепко, словно ему предложили не зарегистрировать, а отъять, -- мы ее уже зарегистрировали. Давно, -- добавил он на всякий случай.

Мы вышли из посольства, дождались нашего автобуса и поехали назад. Меня не покидало ощущение, что он специально везет нас по самым красивым местам -- то сворачивая на большие оживленные улицы, то в крохотные переулки, плотно застроенные домами, исторически называющимися конюшнями. Я опять смотрела на необыкновенный мир за окном и продолжала думать о том, что это не просто поездка, не просто выход в люди, это целое путешествие -- в совершенно другой, в чем-то зазеркальный, мир. Ничего, решительно думала я, вот девица подрастет и всё, баста, мама будет гулять с утра до вечера. Если, конечно, осторожно думала я, не случится еще какого-нибудь катаклизма.
Tags: зарисовки, я
Subscribe

  • (no subject)

    Нет ничего прекраснее ощущения, когда сбывается давняя мечта. Много лет мечтала посмотреть "Призрак оперы". Я начала мечтать об этом еще в Америке,…

  • (no subject)

    После выхода из карантина вдруг поняла насколько хочу на волю. Куда-нибудь, куда угодно. Я звоню дорогой О., она легка на подъем, с ней хорошо,…

  • (no subject)

    -- Ты помнишь Володю? Моего коллегу. Нет, не помнишь, наверное, тебе тогда года четыре было, я тебя с собой в командировку взял. Не помнишь? Ты тогда…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 55 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • (no subject)

    Нет ничего прекраснее ощущения, когда сбывается давняя мечта. Много лет мечтала посмотреть "Призрак оперы". Я начала мечтать об этом еще в Америке,…

  • (no subject)

    После выхода из карантина вдруг поняла насколько хочу на волю. Куда-нибудь, куда угодно. Я звоню дорогой О., она легка на подъем, с ней хорошо,…

  • (no subject)

    -- Ты помнишь Володю? Моего коллегу. Нет, не помнишь, наверное, тебе тогда года четыре было, я тебя с собой в командировку взял. Не помнишь? Ты тогда…