Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

  • Mood:

Рассказ без названия

Во-первых, поздравляю всех с удачным переездом жж :)
Меня попросили продолжать мою зарисовку о Петре Константиновиче... Я не совсем предполагала это делать, но уже несколько человек сказало, что стоит... Ну ладно, попробуем оформить это дело в полноценный рассказ... Уж простите, но начну с самого начала, иначе какие-то куски получаются...

Кто-то по утрам пел в клозете, кто-то опохмелялся, кто-то ругался или мирился с женой, а Петр Константинович сосредоточенно завтракал. Петр Константинович был человеком спокойным и рассудительным. Он прекрасно помнил вызубренное в детстве правило - завтрак самая важная трапеза дня, и неукоснительно его соблюдал. Он помнил много правил - например, что пищу надо тщательно пережёвывать, что нельзя разговаривать в процессе еды, нельзя выходить в дождливую погоду без зонтика. Годы шли, правил становилось всё больше - память забивалась правилами, не оставляя пространства для воображения. Петр Константинович смутно помнил то время, когда перебегал дорогу на красный свет - но не помнил был ли это в действительности он. Говорить за завтраком было категорически нельзя, но можно было думать. Петр Константинович думал. Он думал о том, что надо бы купить по дороге домой сахара - ведь глюкоза очень важна; надо купить рыбы - ведь нельзя без фосфора - без него мозги хуже соображают. Он думал о том, что на буфете стыдливо спрятались под газетами счета за электричество и телефон. Но было ещё полторы недели, чтобы их оплатить - поэтому об этом он закончил думать очень быстро. Перед ним стоял стакан свежевыжатого апельсинового сока и он старательно запивал - очередное правило, вызубренное, но непонятое - нельзя есть всухомятку. Петр Константинович закончил завтракать, тщательно, содовым порошком, помыл тарелку, вилку и стакан. На стуле аккуратно висел подготовленный костюм. Серые брюки, серый пиджак, белая рубашка, серый галстук. Всё это завершали серые, подобранные в цвет костюма, носки. Петр Константинович неспеша оделся, тщательно пригладил волосы, взял в руки портфель, придававший ему солидности, и вышел из дома. Начинался обычный понедельник.

Понедельник начинался с похода на работу. На работу надо было добираться на двух автобусах. Петр Константинович всегда держал немного мелочи в кармане пиджака, чтобы было удобно расплачиваться с шофером. Зайдя в автобус, Петр Константинович осматривался - если находилось свободное место, он доставал из кармана газету, стелил и садился. Это тоже когда-то кто-то ему объяснил - он уже не помнил почему надо так делать, что-то смутно подсказывало, что это было связано то ли с гигиеной, то ли с антисанитарией.

Но в то утро все пошло вкривь и вкось. Все началось с пуговицы. С обыкновенной пуговицы. Каким-то непонятным образом, Петр Константинович проглядел, что она держится на одном честном слове. Если бы он это заметил, он конечно же её пришил бы. Но он не заметил. Пуговица оторвалась, когда Петр Константинович подходил к автобусной остановке. Оторвалась и упала в лужу - самую обыкновенную лужу, которые в большом количестве появляются после первого же дождя. Доставать её оттуда не хотелось, но настроение из спокойного начало переходить в неприятно-тревожное, грозящее перейти в плохое. Автобуса почему-то не было. Это было очень странно - за много лет, Петр Константинович не мог вспомнить ни одного случая, когда автобус задерживался. На остановке было непривычно пусто. На скамейке, в глубине остановки, подтянув колени к подбородку, сидела девушка. Кажется она плакала, но не в его правилах было заговаривать с незнакомыми. Его взгляд то и дело падал на место, где буквально несколько минут назад была пуговица.
- А Вы когда-нибудь думали о том, насколько все серо и безлико?
На остановке, кроме него и девушки, никого не было. Из этого следовало, что она разговаривает именно с ним. Но он решил уточнить:
- Вы со мной говорите?
- Да, с Вами. Вот взять Вас, к примеру - хотите, я угадаю о чем Вы думаете?
Петр Константинович совершенно не собирался вступать с ней в разговор, но одним из усвоенных правил было - "невежливо игнорировать прямое обращение". Пересилив своё нежелание, он ответил:
- Нет, простите, не хочу. Сейчас подойдёт автобус - с минуты на минуту, я тороплюсь.
Девушка усмехнулась:
- А я Вам скажу - Вы думаете о пуговице, которая у Вас оторвалась по дороге на остановку. Вы только о ней и думаете.
Бред какой - откуда она могла узнать о пуговице? Впрочем, можно догадаться - видимо, действительно сильно бросается в глаза. Жаль, что нет времени сходить переодеться. Фраза девушки не заключала в себе вопроса, поэтому, по всем на свете правилам, на неё можно было не отвечать.
- А теперь Вы думаете, насколько заметно, что у Вас отвалилась пуговица, - ровным, немного меланхоличным голосом продолжала девушка,- Вы торопитесь на работу?
Автобуса все не было, а девушка, похоже, пыталась втянуть его в какой-то странный разговор.
- Да, на работу.
- А может Вы не пойдете сегодня на работу? Подумайте, сколько времени Вы живете по правилам, сколько сил Вы тратите, чтобы их выполнять - неужели Вам не хочется один день побыть сумасбродным и немного сумасшедшим?

Петр Константинович понимал, что должен ответить, но отвечать не хотелось. Надо было срочно попасть на работу, опоздание считалось очень дурным тоном, могут и выговор, если что. Он пытался придумать ответ, который дал бы понять девушке, совершенно однозначно, что он не имеет никакого желания вступать в этот разговор. Хамить не хотелось, отвечать на заданные вопросы совсем не хотелось. Петр Константинович решил промолчать - это было лучше, чем нахамить.
- А если бы я Вам сказала, что сегодня Ваш последний день в жизни?
От неожиданности, он выронил портфель - портфель открылся и из него высыпались все бумаги, которые он так бережно собирал с утра. Асфальт был влажный, бумаги промокли. Он понимал, что всю эту работу ему придется переделывать заново. Череда неприятностей продолжалась.
- Почему это последний день? С какой стати? Я здоров, недавно проходил полное обследование.
- Но это же ничего не гарантирует, правда? Вы можете попасть под автобус, на Вас может наехать грузовик... В конце концов, Вы можете проходить под балконом, с которого скинут пустую бутылку, она ударит Вас прямо в темечко и всё...
Раздражение окатило Петра Константиновича - да как она смеет? Кто она такая?
- И что Вы предлагаете?
- Я прелагаю Вам провести этот день со мной - я знаю Вас, поверьте на слово. Я знаю кто Вы, если снять с Вас весь этот многолетний хитин.
Петр Константинович задумался. А что, если она говорит правду? Что у него будет - работа, серый костюм, вот эта автобусная остановка...
- Хорошо, я в Вашем распоряжении. Но только сегодня.
Девушка легко вскочила со скамейки и потянула его за руку. Она была маленькая, почти невесомая. Он взял её под руку и они пошли. Следующие несколько часов были самыми необыкновенными в его жизни. Они гуляли, разговаривали, пили горячий шоколад, ели непозволительные сосиски. Даже, кажется, забрели на аттракционы. Они подошли к его дому. Петр Константинович понимал, что ему надо обязательно увидеть девушку ещё раз - хотя бы ещё один раз.
- Мы ещё увидимся?
- Вряд ли.. Ведь сегодня Вы так много поняли...
Вернувшись домой, Петр Константинович снял костюм, аккуратно сложил его... Посмотрел, скомкал, и выкинул в окно. Достал из шкафа старые, потертые джинсы, сделал широкие прорези на коленях. Надел старые-новые джинсы, застиранную зелёную футболку и сел писать заявление об уходе.
Tags: годно, опусы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 52 comments