Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

  • Mood:

Мальчики, девочки...

Я тут под кофе поностальгирую чуток. В начальной школе, то есть в классах от первого до третьего, когда мы все были замечательными октябрятами, командирами звёздочек, хулиганами и прочими разносторонними личностями, была у нас в школе традиция: на 23 февраля мы дарили подарки мальчикам, а на 8 марта мальчики дарили нам. Делалось это с помпой, пафосом и вообще - с высоты сегодняшнего дня представляется мне жутко, но тогда... Тогда деревья были большими. 23 февраля все девочки готовили подарки мальчикам, которые вручали им на уроке. Происходило это действо следующим образом:

под это дело выделялся целый урок, освобождали учительский стол от бумаг, раскладывали на нём все пирожные и прочие кулинарные изыски, которые заблаговременно готовили несчастные мамы. После того, как создавался соответствующий антураж, каждая девочка выходила на середину класса и говорила кому она вручает свой драгоценный подарок. Была полная демократия - девочка сама могла выбирать кому она вручит свой, оторванный от сердца, печени и почек, сувенир. Не могу сказать, что мальчикам это было выгодно, особенно в нашем классе. Объясню немедленно почему. Был у нас в классе мальчик Владик. Владик был просто прекрасен - он уже потихоньку курил на переменах, сплёвывал через передние зубы, срывал уроки, дрался со всеми, с кем только можно, а иногда и с теми, с кем нельзя, неуверенно матерился и вообще являл собой идеал для прилежной (и не только) ученицы третьего класса. В него были влюблены почти все девочки, включая и меня. Но у меня было больше причин - ведь, как никак, по деревьям мы лазили вместе. Но меня прощали, так как я отличница, а он получал нагоняи. Но я не об этом. Естественно, без всяких сомнений, мой подарок предназначался именно ему. Готовила я его целый день, а может и больше, отрывала от сердца всё то, что было ему - сердцу - наиболее близко.

Тут следует немного отступить от темы и рассказать о важных для моего сердца - на тот момент - вещах. Я не то, что не любила кукол - я их любила, но не в целом виде. Сами куклы почему-то для меня представляли небольшой интерес. То, что мне действительно нравилось - это их глаза. От советских кукол, помните? Такие два блестящих, разноцветных, скреплённых между собою шарика. Их можно было легко извлечь, разделив голову куклы по шву на две половины. Потом голова скреплялась назад, кукла оставалась практически целая, но с этого момента она меня совершенно не интересовала. У меня были целые армии глаз - зелёные, голубые, коричневые. Помните Швамбранию? Вот у меня были межглазные войны - были свои адмиралы, солдаты, казначеи. Всё как положено. Именно поэтому я значительно больше любила советских кукол, нежели всех этих немецких и прочих - у немецких всё было литое, ничего ниоткуда не вытаскивалось. Поскольку они и стоили значительно дороже, то мои родители были счастливы, что я предпочитаю отечественную продукцию.

Так вот, вернёмся к Владику. Я нашла какую-то небольшую картонную коробочку, в которую любовно положила следующие предметы : две пары самых любимых глаз - зелёные и голубые; огрызок самого любимого карандаша и к нему же огрызок самого любимого ластика; несколько цветных стеклышек, которые должны были пойти на "секретики", но были оторваны от сердца ради такого, несомненно, значимого события, и несколько конфет. Коробочку я перевязала красивой ленточкой и понесла всё это в школу, будучи уверенной в том, что подарок ему дарю только я. Вызывали на вручение подарков по алфавиту. Я должна была быть в числе последних. По мере вручения подарков, мне становилось всё грустнее и грустнее - каждая вторая девочка дарила свой подарок именно Владику. Владик сидел красный, как помидор, остальные мальчики сидели зелёные, как самая зелёная тоска. Учитывая, что несчастный Владик должен был всякий раз вставать и идти в центр, дабы получить подарок, было непонятно красный ли он от усталости, злости или смущения. Наконец дошла моя очередь. Сказав хвалебную оду его умению плеваться через передний зуб, я торжественно вручила ему эту коробочку. Владик открыл её не отходя от кассы и... Скажем так, он резко перестал быть красным. Он поменял много цветов, но красного в этой гамме не было. Но нельзя не сказать, что мой подарок оказался самым оригинальным и неординарным среди всей тонны, полученных им конфет и фруктов.

На 8 марта я с замиранием сердца ждала, кому же Владик отдаст своё сердце - ведь получив столько разнообразных подарков, он мог запросто подарить свой совсем не мне, а вовсе какой-нибудь другой кандидатке. Владик вышел доске... И... И подарок оказался именно мне - он был значительно ординарней, чем мой - это была красивая черная, расписанная красным и белым, шкатулка, заполненная вкусными шоколадными конфетами.
Не знаю остались ли у Владика, оторванные мной от сердца любимые адмиралы, но та шкатулка (без конфет) до сих пор стоит в доме моих родителей.
Tags: детство, опусы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments