Мирка (inkogniton) wrote,
Мирка
inkogniton

Category:
  • Mood:

Курьёзы в Париже.

Увидела в ленте, что френдесса летит в Париж и решила продолжить рассказ о курьёзах в Париже, который начала здесь. Остановилась я на том, что мы, наконец, благополучно добрались до гостиницы и я захотела есть. Следует отметить, что гостиница находилась в самом центре Парижа, но мы не знали Париж, посему не знали что это за место и что является центром. Как только мы зашли в гостиницу и я поняла, что я хочу есть, стало понятно, что терпеть мы не будем - тем более Париж, первый день, вернее первая ночь... Короче, такое упускать нельзя. Мы бросили чемоданы и пошли искать ближайшее место, в котором нам бы дали поесть. В совсем детское время - всего-то половина второго ночи или что-то вроде.

Тут следует сказать, что я редко испытываю приступы голода, но когда я их испытываю, я не в состоянии воспринимать окружающую среду. Я концентрируюсь на том, чтобы найти место, в котором я смогу утолить голод и вот тогда насладиться всеми красотами окружающего мира.

И вот идём мы по замечательной улице - я смотрю по сторонам, воспринимаю только информацию из серии "ресторан-не ресторан", "открыто-закрыто". Подруга же смотрит по сторонам и любуется самым прекрасным городом на земле. Но даже воспринимая такое небольшое количество информации, я понимаю что есть что-то, что мне невероятно мешает. А именно, возгласы "кис-кис-кис", "мур-мур-мур", "цыпа-цыпа-цыпа", "фьють-фьють-фьють" и им подобные, доносящиеся до моих ушей со всех сторон, и явно, пролетающие ну если не точно в нашем направлении, то очень близко по касательной. Отвлекшись на минуту от желания есть и подняв глаза вверх, я увидела поражённое лицо подруги и поразившую её окружающую действительность. По сторонам дороги стояли мадамы в костюме - "почти в чём меня мама родила, но я всё-таки оставила немного пространства для вашего воображения" (чести ради, совсем немного, почти не пространства). И вот мы гордо шествовали в половине второго именно по этой улице в поисках еды.

Это уже потом нам объяснили, что наша гостиница находилась в непосредственной близости от центра сексуальной индустрии Парижа. Видимо, наш вид был настолько красноречив, что даже как объект для приставания мы не сгодились. Две девушки, идущие по самому центру самой сексуальной индустрии, в куртках, с зонтиком и горящим взглядом, было явно зрелище не для слабонервных.

Ну да ладно, фыркающие и фьюкающие были совершенно не агрессивны, на нашу драгоценную девичью честь посягать не собирались и посему мы только посмеялись и продолжили искать то самое драгоценное место, в котором нас накормят-напоют-обогреют и вообще.

Через несколько минут мы, наконец, заметили замечательное место - на нем красовалась надпись ресторан и оно было открыто - эти два фактора, несомненно, отличали это заведение от все прочих. Мы тут же в него зашли и побежали к стойке заказывать пищу. Нет, не подумайте плохого, нам тут же предложили сесть и подождать официанта, но мы так хотели есть, что решили сделать заказ сразу, дабы сэкономить время.

- Что у вас тут есть поесть?, - необычайно вежливо, надев самую очаровательную улыбку, поинтересовалась я.
- Тарам-парам, гарам-курам, плям пам - пам-пам, пилим-тилим, тирлим бом-бом, - радостно произносил в течении минут пяти, натянувший не менее очаровательную улыбку, человек за барной стойкой.

Через пять минут я не выдержала:

- Не-не, по-английски, пожалуйста, - взмолилась я, ощущая неминуемо приближающийся вывих челюсти от непривычной очаровательной улыбки.

Человек за барной стойкой на это раз был необычайно краток:

- Сандвич!, - сказал он, тоже рискуя заработать вывих челюсти.
- Как же так? Только что было столько всего, а теперь только сандвич?, - неумело запротестовала я...
- По-английски только сандвич! - развеял все мои надежды этот прожигатель жизни за барной стойкой.
- Ну хорошо, - смирилась я, - с чем сандвич?
- Калям-балям, бурум-курум, хрум-грум-турум, тилим-гирим, кулюм-булюм, - снова завёл свою шарманку на пять минут этот изверг в черной бабочке.
- Стоп! По-английски, пожалуйста, - не сдавалась я.
- Чиз! - и опять он был краток, как никогда.
- И всё?!, - с тоской в голосе спросила я.
- По-английски всё!, - он был неумолим.

Поскольку нам предложили выбор один из одного, мы заказали сандвич с чизом и пиво. Взяли пиво и пошли ждать когда же нам, наконец, принесут вожделённую булку с сыром. После пятнадцати минут ожидания я сделала предположение на тему необыкновенности пищи, которую мы сейчас вкусим - ведь явно, исходя из затраченного времени, сыр они делают прямо на месте. Видимо, рассуждала я, у них там, на заднем дворе, стоит корова, они её доят, на месте взбивают молоко до состояния сыра и вот это, с пыла с жару, несут нам. И хлеб они тоже, наверное, выпекают прямо здесь. Но, о чудо, почти в этот момент нам принесли наш заветный бутерброд.

Я, конечно, иногда страдаю гигантоманией, но никогда до такой степени. На блюдце диаметром сантиметров десять лежал полуметровый багет, в который были вставлены три сырных кирпича, каждый из которых тянул грамм на триста. Впечатлившись размерами, я попросила принести нож - я совершенно не могла понять как мне это употреблять.

- Нож?! Тебе нужен нож?!, - лицо у официанта стало таким, как будто я призналась ему в том, что являюсь агентом иностранной разведки и попросила его принести мне, спрятанную в этом заведении, атомную бомбу.
- Да, мне нужен нож... А что не так?, - искренне удивилась я.
- Да нет, всё нормально... Но ты действительно уверена, что тебе нужен нож?!, - его лицо оставалось таким, как в эпизоде про бомбу и агента.
- Да, я уверена! Да, мне нужен нож! Именно нож! Очень нужен! Мне! Нож! Очень нож мне нужен! Нож очень мне нужен!, - перебрав все возможные варианты, объясняла я.
- Ну хорошо... Я тебе принесу нож... Но только потом без всяких! Ты сама сказала, что тебе нужен нож!, - невозмутимо и почти обиженно ответил официант.

К тому моменту у нас уже почти началась истерика - мы бы захохотали в голос, если бы не стеснялись первого пребывания в незнакомом, но таком прекрасном городе. Мы никак не могли понять, что же было такого крамольного в просьбе принести нож. Немного успокоившись, мы глотнули пива и начали ждать ножа - без него было совершенно непонятно как есть этот бутерброд, длиной как путь из Москвы до Владивостока.

Минут через пятнадцать, когда я, в очередной раз, начала делать предположения на тему, что этот ресторан по совместительству ещё и завод для изготовления ножей, появился официант. В руках у него красовался.... тесак! Знаете, такой, которым хорошо рубить корову - прямо пополам, с одного удара!

- Что это?, - раскрыв широко глаза, задала я один из самых глупых вопросов.
- Это нож! Ты просила нож! Я принёс нож!, - раздув грудь от гордости, ответил официант.
- Это нож?!, - пожалуй этот вопрос был ещё глупее, но я не могла с собой ничего сделать.
- Да, это нож! А других ножей у нас нет!, - отчеканил официант и ушел, дабы не продолжать эту бесполезную, на его взгляд, дискуссию.

Поприцеливавшись минут пять, я разрубила сей кулинарный шедевр практически точно пополам. Учитывая невероятный приступ смеха, который навалился на нас практически с момента захода в ресторан, это было почти подвигом. Мы дружно сумели одолеть половину от одного из двух бутербродов, попили пива и пошли назад в гостиницу, дабы на следующее утро с новыми силами идти обследовать этот самый прекрасный на земле город. Но это уже совсем другая история.

Спасибо за внимание. Делаю книксен, плавно переходящий в реверанс, я.
Tags: опусы, стёб
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments