Category: дети

хм...

(no subject)

Приезжаешь домой и сразу это чувствуешь. За окном огромное кактусовое дерево со смешными плодами и широкими колючими лапами.

Здесь все кричат, размахивают руками и называют всех душками, братьями и сёстрами.

*******

-- Душа моя, -- раздался голос в телефонной трубке. Я работала, я с трудом выплыла из мыслей и побежала отвечать на телефон. Незнакомый мужской голос, назвавший меня своей душой, спросил, -- ты дома?
-- Я дома, -- растерялась я. К тому же, на мой взгляд, это было очевидно, -- а что такое?
-- Я к тебе сейчас приеду, только уточни, пожалуйста, адрес. -- он говорил так уверенно, что я растерялась ещё больше.
-- Ко мне? Ты кто? -- спросила я у трубки, -- я никого не жду, -- быстро добавила я, во избежание недоразумений.
-- Я курьер, я везу тебе продукты! -- немного устало, но радостно сообщил мне голос.
-- Я ничего не заказывала, -- ещё растерянней пробормотала я, -- в смысле, я вообще-то заказываю, но не сегодня. Ты что-то перепутал, ты везёшь продукты другой душе, совсем другой, -- уже твёрдо добавила я.
-- Подожди, душа моя, -- прервал меня курьер, -- скажи мне свой адрес! У меня тут написано, что я везу тебе!
-- Да при чём тут мой адрес? -- изумилась я, -- когда я тебе точно говорю, что мне ты ничего не можешь везти, так как я ничего не заказывала! Но я продиктую адрес, мне не сложно, -- быстро добавила я, пытаясь избежать третьего раунда и продиктовала адрес.
-- Да, душа моя, прости, -- пошёл на попятную до того настойчивый мужчина, -- это я перепутал, -- помолчал и добавил, -- но я тебе обязательно привезу в следующий раз. Если ты закажешь, конечно.
Collapse )
хм...

(no subject)

Такого занимательного полёта у меня ещё, кажется, никогда не было. Мой любимый (почти личный) таксист погрузил наш чемодан в багажник, дитя в машину, я же всё ходила и в сотый раз проверяла всё ли я заперла. Слушай, -- смеялся он, -- у тебя не так много дверей и ты уже каждую проверила, минимум, четыре раза. Я вздохнула: проверю последний раз и поедем. Наконец, я помахала дому, пообещала скоро вернуться, затворила калитку и мы поехали.

В аэропорту нам любезно разрешили взять с собой все коробочки с едой для дитяти и я пожалела, что не пронесла пару коробочек для себя (всегда можно гордо сообщить, что у моего ребёнка прекрасный аппетит и вот это всё исключительно на пару часов, только размяться). Мы присели на скамеечку в кафе, я строго сообщила дитяти, что ей придётся сидеть как взрослой, на самой обычной скамеечке, и потому придётся сидеть смирно и есть аккуратно. Дитя вежливо кивнула и действительно сидела практически смирно, только тянулась за ложкой, в которой была любимая котлета. Мы закончили есть и побежали к воротам.
Collapse )
хм...

(no subject)

Чаду понравилось праздновать свой день рождения в необычной обстановке. В прошлом году она выразила желание устроить день рождения на лошадиной ферме. Там она и её гости катались на лошадях, причёсывали их, кормили морковкой, после же устроили пикник на лужайке. Главным героем пикника была пицца, на десерт же все получили мороженое. Все были счастливы.

В этом году чадо решила устроить день рождения на скалодроме. Скалодром в жизни чада появился с лёгкой руки моей любимой не-свекрови, исполняющей по совместительству роль бабушки. Всякий раз, когда мы приезжаем домой, бабушка забирает чадо и они идут вместе заниматься скалолазанием. Даже не знаю кто из них в большем восторге, впрочем, думаю, что этот восторг измерить невозможно. Ыкл нашёл скалодром, чадо сообщила сколько гостей она собирается позвать, мы нашли дивную фотографию чада на стенке, присланную нам восторженной бабушкой, и напечатали приглашения. С каждого приглашения смотрела чадо, висящая где-то под потолком на верёвке.

-- Какая дивная, но удивительная идея! -- сообщила мне одна из мам приглашённых, -- мои, конечно же, придут, они уже ждут не дождутся! Но откуда взялась эта идея? Откуда она вообще знает про скалодром?
-- Это всё бабушка, -- немного рассеянно ответила я, -- её бабушка уже много лет подряд раз в неделю занимается на скалодроме и пристрастила к этому и чадо.
Collapse )
хм...

(no subject)

Зубной врач, которую я посещаю с моей точки зрения достаточно регулярно, с её же недопустимо редко, миловидная девушка лет тридцати. Во время моего предыдущего визита я была похожа на небольшого бегемота, беспрестанно ныла, и мне казалось, что это никогда не закончится -- я больше никогда не буду в состоянии снять собственную обувь, наклоняться, и ходить со скоростью превышающей три метра в час. Зато сейчас -- совсем другое дело. Она радостно улыбается и начинает светскую беседу.

-- Ну, как тебе с двумя детьми, тяжело?
-- Нормально, -- бодро отвечаю я, -- мы поделили детей, поэтому всё ещё живые. Старшая -- ему, младшая -- мне.
-- А он местный? -- аккуратно интересуется девушка зубной врач.
-- Нет, -- мотаю я головой, -- он, так же как и я, из Израиля.
-- Бедная, -- поджимает она губы и делает грустную гримасу, -- тебе, наверное, очень тяжело, да?
-- Почему тяжело? -- искренне удивляюсь я. Я же только что так прекрасно объяснила, как мы дивно всё устроили, чтобы было если не легко, то, по крайней мере, легче.
Collapse )
хм...

(no subject)

На улице то лето, то осень, словно погода никак не может определиться -- утром самая настоящая осень, которая, ближе к полудню, превращается в изумительное позднее лето -- когда тепло, но не мучительно жарко. Наверху светит солнце и слепят своей голубизной облака, внизу же слегка хрустят под ногами разноцветные сухие листья. И не дать этому никакого определения -- ни позднее лето, ни ранняя осень. Удивительно прекрасное вне сезонное время.

На этой неделе дитя во второй раз побывала на докладе. На этот раз доклад был на крайне интересующую и близкую мне тему -- я старалась слушать внимательно, пытаясь сконцентрироваться и не сбиться. Но, как оказалось, данная тема заинтересовала её не меньше, чем меня -- она радостно комментировала практически каждое предложение докладчика -- то удивлённо акала, то немного огорчённо охала, словно просила говорить помедленнее. Слушатели относились к нам великодушно и старались не обращать внимания. Я была с ней совершенно согласна -- доклад был прекрасный и у меня тоже было что сказать. К сожалению, я уже почти лишена этой детской непосредственности, потому только молча слушала, стараясь запомнить что надо спросить в конце. Следует отметить, что чадо свои первые доклады слушала приблизительно в этом же возрасте и всегда вела себя прилично. Наверное, именно поэтому (многолетняя тренировка) сегодня она радостно ходит, если надо, с нами на доклады, никому не мешает и иногда даже комментирует: мама, -- сообщила она мне серьёзно после доклада одной моей невероятно любимой коллеги, -- я всё слушала и даже записывала, -- она помахала мне издалека листком, на котором действительно было что-то написано, смутно напоминающее название доклада и пару первых строк, -- но есть несколько вещей, которые я не до конца поняла. Хорошо тебе, -- вздохнула я про себя, -- о себе я не могла сказать, что у меня всего несколько не понятых вещей, но ничего этого вслух не сказала, лишь продолжила слушать: так вот, мама, -- серьёзно продолжала чадо, -- не могла ли бы ты попросить её потом выделить мне время, тогда я спрошу всё, что плохо поняла?
Collapse )
хм...

(no subject)

Меня неизменно восхищают благожелательность и учтивость лондонских жителей. Всё вспоминаю как возвращалась с работы около года назад. На пороге моей станции метро, у самых ступенек, обычно сидел господин. На лице господина торчащая во все стороны борода; кажущиеся обрубками ноги покрыты толстым одеялом, господин держит табличку, сообщающую всем, что жизнь его пошла под откос, нужна помощь, иначе никак, так как ноги не ходят, голова не действует. Господин смотрит куда-то в сторону и кажется не обращает никакого внимания на прохожих. Я была невероятно уставшей, такой уставшей, когда уже сам не понимаешь, что устал, но понимаешь только, что желаешь поскорее добраться туда, где можно будет спокойно сесть и выдохнуть. Концентрируешься только на этом и не обращаешь никакого внимания ни на что другое. Я споткнулась на лестнице и упала плашмя, едва успев вытянуть руки. Господин, до того равнодушно смотревший куда-то вдаль, внезапно вскочил на недействующие до того момента ноги: мисс, с вами всё в порядке? Я отчего-то засмеялась, как всегда смеюсь, когда мне вдруг неловко, он внимательно оглядел меня, быстро сел назад, на своё место, прикрыл ноги одеялом так, что они снова приняли вид обрубков, лицо его стало равнодушным и отрешённым. Я всё смотрела, пытаясь понять не привиделось ли мне всё это, как он вдруг посмотрел, кивнул -- хорошего дня, мисс. После я видела его ещё несколько раз, он всё так же отрешённо смотрел куда-то вдаль, бормотал себе под нос и не двигался.
Collapse )
хм...

Обувь (дорогой сегмент)

Всё здесь написанное, естественно, на мой взгляд, поэтому я не буду писать всякий раз "на мой взгляд", так как подразумевается что это само собой разумеющееся.

Моя бабушка всегда говорила -- мы не настолько богаты, чтобы покупать дешёвые вещи. Я много лет не могла до конца этого понять, но сегодня, думаю, я хорошо понимаю что она имела в виду. Я начала засматриваться на дорогую обувь по нескольким причинам. Во-первых, размер -- большинство производителей бюджетной обуви не выпускают обувь моего размера, их обувь начинается, как правило, на размер (иногда два и даже три) больше. Поэтому смотреть на эту обувь совершенно бессмысленно -- какой бы прекрасной она ни была, она всё равно не для меня. Во-вторых, когда я впервые попробовала носить дорогую обувь, я поняла насколько она удобнее, красивее, качественнее и благороднее. Естественно, не вся, но я и не покупаю всё подряд. Я не испытываю священного трепета перед названиями брендов -- за каждым стоит живой человек, у которого могут быть как необыкновенно удачные творения, так и совершенно безумные и непривлекательные. Но стоит отметить, что даже у безумных и непривлекательных творений, качество будет на высоте, так как на карте стоит репутация. И это невероятно важно. В-третьих, в какой-то момент, просмотрев тысячи пар разной обуви и запомнив многое, я начала обращать внимание на то, что очень часто бюджетные бренды не создают своё, но копируют уже имеющееся. И дело даже не в том, что эти копии резко отличаются и по качеству и по внешнему виду от оригинала, но в том, что мне не нравится покупать копии. Я предпочитаю настоящую вещь -- пусть она будет простая, без изысков, или же наоборот, не в этом суть -- мне нравится полёт мысли, я люблю оригинальные идеи (и это вовсе, как мне кажется, не должно зависеть от стоимости). Поэтому я предпочитаю либо купить оригинальную версию, либо не купить вовсе. Иногда я думаю, что было бы лучше, если бы я не знала всего этого -- не обращала бы такого внимания и не морщилась бы, сравнивая с тем, как кто-то переписывает чужую статью своими словами -- и чёрт с ним, пусть переписывает, но там же ещё к тому же ошибки. Как-то неожиданно неловко за тех, кто копирует -- словно они надеются на то, что те, кто будет это покупать, никогда не видели того настоящего, которое они так старательно (но всё ещё недостаточно) пытались повторить.
Collapse )
хм...

Страшная сказка со счастливым концом

Сегодня должен был быть особенный день, совсем не такой, как все предыдущие. Сегодня дитя должна была впервые идти в ясли -- всего на пару часов, чтобы привыкнуть и осмотреться, но это уже можно назвать практически самостоятельной жизнью. Мы готовились вчера весь вечер: собирали сумку с одеждой и прочими необходимыми вещами. Я даже незаметно смахнула скупую слезу: всё, ребёнок покидает родное гнездо, какой ужас.

Поскольку ездить в метро с коляской крайне неудобно, после долгих обсуждений было решено, что пришло время учиться пользоваться перевязью, именуемой в народе слингом. Ыкл долго приноравливался, всё пробовал и так и эдак, и наконец-то нам показалось, что всё сделано как надо. Я, смахнув ещё одну скупую слезу, выпроводила всех из дома и побежала делать утренние дела, чтобы поскорее выйти из дома и успеть приехать в ясли одновременно с ним и дитятей.

Мой утренний распорядок был прерван нервными звонками. Сколько можно звонить, подумала я, что такое могло случиться за эти пятнадцать минут. Я добежала до телефона и ответила.
Collapse )
хм...

Обувь (памятка; покупка, цена, размеры, сайты; окончание)

-- Мама, ты пишешь в жж? -- спрашивает чадо, крутясь перед зеркалом.
-- Да, -- кратко отвечаю я, пытаясь не сбиться с мысли.
-- А о чём ты пишешь? Обо мне? -- она делает какую-то замысловатую причёску, но пытается быть в курсе всех дел.
-- Нет, -- всё так же кратко отвечаю я, боясь потерять мысль.
-- А о чём тогда? -- изумлённо вопрошает чадо. Я пытаюсь ответить, но не успеваю, Ыкл отвечает за меня. Он смеётся и делает страшную морду.
-- Мама пишет о том, что любит почти так же, как всех нас!
-- О студентах и о работе! -- радостно кричит чадо, но Ыкл добавляет
-- Нет, о чём-то ещё, что любит почти так же, как студентов и работу, -- он широко раскрывает глаза и строит страшные морды.
-- Я знаю! -- радостно кричит чадо, -- мама пишет о туфлях!

Когда я начала писать эти памятки, ко мне вдруг прибежал Ыкл с толстым томом словаря Даля в руках и, со смехом, спросил: сколько, на мой взгляд, я ношу пар обуви одновременно. Чувствуя подвох, я немедленно ответила, что явно больше одной, но не знаю почему. На что он радостно сообщил, что, исходя из определения в этом словаре, мы часто носим две пары обуви одновременно. Даль сообщает нам, что и носки, и чулки также являются обувью. Меня это удивило и невероятно понравилось. Теперь, когда на меня будут ворчать, чтобы я не ходила по дому в носках и надела обувь в виде тапочек, я всегда буду отвечать, что уже хожу в обуви.

Теперь назад к памятке.
Collapse )
хм...

Дни лета: 59-64

После долгих раздумий, переговоров, споров с самой собой и обсуждений с дитятей, мы решили остаться здесь и не ехать. Если уж чья-то там длань повелела нам почему-то быть здесь, то значит так надо, решили мы на нашем собрании. М. говорит -- ты герой, я бы не смогла одна с ребёнком, я бы испугалась. А я думаю -- я была бы герой, если бы поехала, а быть здесь одной это вовсе не героизм, это, скорее, удовольствие. Я искренне убеждена в том, что расставаться очень полезно. Радость встречи после долгого расставания совсем другая, более яркая, с тонкими выпуклыми прожилками, вычерченными так остро и так точно, что почти ничего не может с этим сравниться. Какой же героизм в том, чтобы быть одному; одиночество, в определённых дозах, просто прекрасно. Когда сидишь в тишине и занимаешься чем только в голову взбредёт, когда можно подумать, вздохнуть, взять паузу, набраться сил, чтобы продолжать дальше. Отдышаться. Даже грустить, на самом деле, значительно лучше в одиночестве. Можно сконцентрироваться на собственной грусти и быть настолько несчастной, насколько вообще хватит сил. И категорически нельзя так грустить при ком-то. Такая грусть -- штука невероятно интимная, даже самой с собой надо аккуратно и дозировано, а при свидетелях градус накала такой грусти снижается до такой степени, что понимаешь -- это сродни тому как предложить человеку, жаждущему водки, выпить кефира -- в нём, мол, тоже есть процент алкоголя. Не то, совершенно не то.
Collapse )