Category: дизайн

Category was added automatically. Read all entries about "дизайн".

хм...

Обувь (памятка; покупка, цена: 4, 5, 6, продолжение следует)

Первую пару дорогой обуви я купила в марте 2012 года. Я помню эту покупку так, как помнят первое свидание или первый поцелуй. Воодушевлённая, пусть и не самой удачной, но достаточно удачной первой покупкой обуви в сети, я решилась на ещё одну покупку. Мы собирались ехать летом домой и мне очень хотелось купить себе красивые сандалии. Прежде, чем искать, я села думать. Я ничего не понимала в брендах, не знала ни одного названия, но где-то из глубин памяти всплыло "Джимми Чу" и я начала искать что это такое. Я нашла огромное количество обуви, цена которой поражала. Как может пара обуви стоить столько, сколько стоит небольшое полу-кругосветное путешествие? Почему? Кто из нас сошёл с ума? Я не могла потратить столько, сколько они стоили, не поняв почему они, собственно, столько стоят. Поэтому, для начала, я начала изучать историю этого бренда -- кто такой этот Джимми Чу, почему его обувь стоит так дорого, из каких материалов она делается, сколько весит пара (вес обуви, особенно когда речь идёт об обуви на высоком каблуке, является пусть и не самым, но достаточно важным критерием). Целый месяц я изучала какие бывают отделки кожи, чем они отличаются друг от друга, чем отличается каблук, сделанный полностью из пробкового дерева от каблука, который только покрыт тонким слоем пробкового дерева для красоты, как ухаживать за обувью, сделанной из того или иного материала, как носить, как с ней обращаться. Я жадно читала об особенностях колодки, о том, что высота каблука на одной и той же паре должна варьироваться в зависимости от размера (а если нет, то эта пара, как правило, сделана недостаточно хорошо и будет причинять дискомфорт при носке), о том, что, к примеру, лакированная кожа значительно жёстче и потому будет дольше разнашиваться, зато замша является одним из самых мягких видов кожи, но за ней значительно сложнее ухаживать. Я прочитала массу литературы -- часть из того, что я прочитала, не имело прямого отношения к обуви, но являлось, скорее, материалом о кожевенном деле в общем.
Collapse )
хм...

Я думаю, значит я существую

В пятницу, пожалуй, можно забыть о серьёзности и поговорить о том, что так мило сердцу многих девушек -- об одежде, размерах и прочих волнующих вещах.

В свои преклонные года я внезапно нашла способ покупать одежду от самых именитых дизайнеров за смешные деньги. Настолько смешные, что даже я могу себе это позволить. Да здравствует тот, кто первый придумал шить одежду для детей. И дело даже не в том, что она на порядок (то есть, действительно в десять и больше раз) дешевле. Дело в том, что наконец-то я нашла места, в которых есть мои размеры. Платья, в которых талия сидит на талии, а не на бёдрах, в которых красивый клёш, начинающийся по задумке дизайнера, на бёдрах, начинается на них, а не на уровне колен, которые выше колена, как и задумано, а не грустно болтаются на уровне икр. И все эти чудеса стоят ровно настолько скромно, что я могу себе это позволить. Сегодня я счастливая обладательница диоровского платья -- ничуть не отличающегося от взрослого, кроме того, что оно действительно моего размера. Моего честного размера -- двенадцать. Можно было и десять взять, но оно было последнее и сидит значительно лучше, чем любые экстра-экстра-маленькие.
Collapse )
хм...

Пятница, всё на свете

-- Мы, когда переезжали, обзвонили сто, наверное, контор. -- говорила мне Рэйчел, -- я им объясняла, что так-то у нас не много всего, но вот книг много, тут ничего не поделаешь. И ещё обуви, конечно -- ты меня понимаешь, -- она подмигивает и я согласно киваю. -- И вот, наконец, нашла контору, которые не стали спорить, цену хорошую предложили. А про книги, так он мне говорит, по телефону, подумаешь, много, все думают, что у них много, пока не видят сколько книг у профессоров, занимающихся историей искусств. И смеётся. А я смутилась, -- продолжает она и заливисто смеётся, -- так, говорю, я и есть тот самый -- профессор истории искусств. А он тогда замолчал, смутился. Помолчал немного и говорит -- понятно, значит книг не много, а очень много, так? Я ещё ответить не успела, он продолжает -- ящиков тридцать, да? В этот момент я окончательно смутилась и тихо, почти шёпотом, очень быстро, чтобы не спугнуть -- около восьмидесяти, плюс-минус десять-пятнадцать, скорее плюс, скорее двадцать. -- я смеюсь и киваю. Несмотря на то, что мы не история искусств и совсем не история, но тридцать -- это совсем мало. И что он, спрашиваю, -- А что он, -- вздыхает Рэйчел, -- ничего. Вздохнул и спросил -- а с обувью сколько? И вот тогда я совсем смутилась и тихо, совсем тихо, сказала: не очень много, где-то пять. Моих. И ещё мужа и детей -- на всех один. Когда вслух сказала, как-то даже стыдно стало -- у них на троих один, а у меня пять. А потом подумала -- какой ужас, всего пять ящиков с обувью и восемьдесят с книгами -- моими. Надо срочно обувь покупать! А сколько у вас ящиков с книгами? -- я стыдливо смотрю в пол и отвечаю, что только семь. Мы ведь все оставили дома, сюда ничего не привезли, здесь очень старались не покупать, но плохо получалось. Того, чего старались не покупать, получилось, в результате, семь. -- Бедные вы бедные, -- смеётся-вздыхает Рэйчел, -- я себе представляю как вы старались!
Collapse )