Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

работа мысли

Несколько задачек

Оставлю-ка я пока эту запись на самом верху - мне кажется, многим будет интересно подумать.

1) На столе три коробки с шарами. В одной коробке все шары чёрные, во второй все белые, в третьей смешанные (белые и чёрные). На каждой из коробок этикетка, указывающая на то, какие шары в ней лежат. Этикетки снимают и помещают их заново таким образом, что ни одна не оказалась на нужном месте. Ставится задача - вытащив всего один шар из коробки, точно определить в какой коробке какие шары. (позволяется вытащить только один шар)

2) Король организует бал во дворце. Во дворце есть большой коридор и два зала в конце. Каждому заходящему гостю на голову надевается шляпа - либо красного, либо синего цвета. Гости могут видеть все шляпы, кроме собственной. (Всё до захода в залы - в коридоре). После этого гости должны пройти либо в зал A, либо в зал B. Бал состоится только в том случае, если в каждом из залов все шляпы находящихся там, будут одного и того же цвета. После захода в коридор всякая коммуникация между гостями запрещена. О какой стратегии они должны договориться до захода в коридор, чтобы бал состоялся?
Примечание - Добавлю, а то многие понимают неверно - шляпы надевают на всех одновременно, допустим, всем раздают листики на которых они, по секрету от остальных, пишут в какой зал они хотели бы пойти. После этого все листики собирают и смотрят - если два человека с разным цветом шляп изъявили желание идти в один и тот же зал, бал отменяется. Гости могут только смотреть друг на друга и писать на листике свой вариант - никто не может и не должен никуда выстраиваться и как-либо контактировать с остальными, кроме как смотреть на них - никаких подмигиваний тоже, естественно, быть не может.
Collapse )
Комментарии до поры до времени скрываю, отвечать буду потом - кому сильно не терпится, скажите.
хм...

(no subject)

-- Ты помнишь Володю? Моего коллегу. Нет, не помнишь, наверное, тебе тогда года четыре было, я тебя с собой в командировку взял. Не помнишь? Ты тогда там по институту носилась и он сказал, что у тебя реактор внутри. Атомный. Не помнишь, нет? Слушай, а Игоря помнишь? Тоже не помнишь?! Он говорил, что проще стадо мустангов остановить, чем тебя. А еще говорил, что тебя можно выносить исключительно в гомеопатических дозах. Тебе лет пять, кажется, тогда было. Но Гришу-то хоть помнишь?
-- Нет, Гришу тоже не помню. Он что, тоже что-то такое говорил?
-- Он -- нет. Это ты хотела быть на него похожей. Он под два метра, огромный такой, как шкаф. Тебе лет шесть, что ли, было, он пришел к нам телевизор чинить. Ты завороженно смотрела на него, потом подбежала ко мне: я буду много есть, пить, писать и какать и буду такая же большая, как Гриша. Не помнишь, нет? А вот Славу -- его помнишь? Ну как ты его не помнишь, он говорил, что ты -- это гремучая смесь атомного реактора и клоуна Карандаша, не помнишь, нет? В общем-то, будем честны, ты мало изменилась с тех пор, реактор и есть. А я что сказать хотел, ты не помнишь? Слушай, как начинаю говорить о тебе, напрочь забываю что сказать хотел. Подожди, не говори ничего, вообще ничего, я сейчас вспомню. А, вспомнил, я про Володю хотел. Мы же с института знакомы, у нас с ним однажды такой случай был...

*******
Collapse )
хм...

Усредненное

Когда меня просят описать среднестатистического израильтянина, я закрываю глаза, думаю о себе, своих друзьях, своих близких, мимолетно встреченных людях, я всё думаю и думаю и пытаюсь нарисовать усредненный из нас из всех портрет. Он, конечно, не обо всех, но он такой, каким я его вижу. Помимо того, что все мы разные -- точно так же, как и все на свете, вне зависимости от религии, пола, национальности, сексуальной ориентации, социального положения, классовости и прочего, чего не успела охватить -- мы, наверное, во многом похожи.

Вот, к примеру -- мы громкие, мы очень громкие. Машем руками, громко хохочем, громко кричим. Ты говоришь на иврите?! -- удивленно спросила меня женщина на одной из лондонских улиц. Она подошла ко мне с картой в руках и спросила как попасть на одну из многих улиц в округе. Этот акцент я распознаю даже во сне, потому немедленно перешла на иврит и начала обстоятельно объяснять. Подожди ты с улицей, душа моя, -- кинулась на меня женщина, -- ты говоришь на иврите! Дани, Дани! -- закричала она что есть мочи кому-то позади меня. Я обернулась -- в нескольких шагах от меня высокий небритый мужчина уговаривал ребенка идти дальше. Ребенок сопротивлялся, мужчина сидел на корточках и что-то старательно объяснял. Услышав крик, обернулся -- что случилось, что? Иди сюда скорее, скорее иди сюда! -- кричала женщина, схватив меня за руку, -- ты не представляешь что я тебе сейчас покажу! Мужчина схватил ребенка на руки, ребенок больше не сопротивлялся, но радостно подпрыгивал в такт быстрому шагу. Дани, -- она всё держала меня за руку и хохотала, -- смотри, скорее смотри! Он равнодушно окинул меня взглядом, всё еще не понимая на что конкретно он должен смотреть, как она выдохнула мне в лицо: давай скорее, скажи что-нибудь! Она говорит на иврите! -- восторженно добавила женщина, прежде чем я успела что-либо сказать.
Collapse )
хм...

(no subject)

Я не люблю овсяные печенья. У них вкус овсянки. Удивительно, не правда ли -- у овсяных печений вкус овсянки. Однако те овсяные печенья, которые печет Ыкл, а теперь и чадо, мне нравятся -- в них вкус овсянки отсутствует, это странно и непонятно, но это так. Вчера чадо скромно праздновала день рождения в парке. Она вскочила ни свет ни заря и побежала печь свои знаменитые овсяные печенья без вкуса овсянки. Когда я спустилась на кухню (около восьми утра), там стоял дым коромыслом -- вся возможная посуда была испачкана, пол и столешница были равномерно покрыты овсянкой с вкраплениями желтых клякс сливочного масла, на противне красовались огромные, словно голова новорожденного, печенья, которые чадо собиралась ставить в духовку. Какие огромные, -- выдохнула я, стараясь не смотреть ни на пол, ни на столешницу, ни на переполненную раковину. Какое счастье, подумала я тихо, что сегодня приходит госпожа уборщица, я со всем этим не справлюсь. Огромные, да, -- радостно сияя воскликнула чадо, не поднимая глаз, продолжая выкладывать следующее печенье, -- я просто подумала, что в прошлый раз сделала маленькие и их было, конечно, -- она окинула взглядом поднос, зашевелила губами, подсчитывая печенья, -- больше, но зато они были менее вкусные. Когда большие, тогда вкуснее, -- убежденно добавила она. Я не спорила, ретировалась из кухни и пошла заниматься утренними делами.
Collapse )
хм...

Дни мая, день рождения чада

Дорогие анонимные комментаторы -- все те, кто никак не может сдержаться и не сказать гадость. У меня для всех вас одно пожелание: чтобы вы все видели меня одним глазом, а я вас на одной ноге.

Завтра день рождения чада, но я не смогу завтра ничего писать, а тем временем, она старательно интересуется будут ли ее поздравлять в моем жж. Я обещала передать все поздравления и даже, если получится, дать ей их самой прочитать. У чада огромная дата -- целых десять лет! Десять лет я исправно пишу о ней и ее проделках, десять лет. И это, конечно, к сожалению, значит, что и я стала старше на целых десять лет, но я, к счастью, этого совсем не чувствую. Я ей обязательно передам все поздравления, но, естественно, завтра, только завтра. А пока -- про чадо и ее страстные желания.
Collapse )
хм...

Дни мая

На детской площадке резвятся мама, папа и двухлетний (на вид) ребенок. Спортивная мама -- в плотных облегающих лосинах, демонстрирующих прекрасные формы, в спортивной толстовке, в легких кроссовках -- не мама, а живая демонстрация лозунга занимайтесь спортом каждый день и будете выглядеть почти так же прекрасно, как я. Возвышающийся над ней папа -- двухдневная щетина, темные очки, шорты, футболка -- его лозунг: нам, папам, всё равно, мы тут вышли выполнить программу, называющуюся отмучайся полчаса на детской площадке, а после можно вздохнуть и вернуться к нормальной жизни. Мама бегает за ребенком, в руках ее кусочек морковки, она бегает и уговаривает: открой рот, скажи ам! Ребенок смеется и убегает, прячется то под качелями, то под горкой, но в какой-то момент натыкается на громаду папы, преградившую ему путь к побегу. Папа весело хватает ребенка и кричит: иди скорее сюда, скорее, я его поймал! Довольная спортивная мама подбегает, протягивает к папиному рту морковку: скажи ам! Морковка пропадает -- падает куда-то, что скрыто между намечающимися усами и бородой. Ой, -- восклицает мама, -- я перепутала, это не тебе, отдай морковку, это ребенку! Папа задумывается на секунду и, продолжая держать ребенка одной рукой, подносит ко рту вторую. Он явно намеревается выплюнуть морковку. Он уже поднес руку ко рту, он уже почти вернул морковку, как мама, смущенно оглядываясь по сторонам, шипит: что ты делаешь, ты сошел с ума?! не выплевывай, тут люди кругом! Папа замирает в необычной позе -- одной рукой всё продолжает держать ребенка, вторую же не отводит ото рта. Смотрит мгновение и аккуратно, словно боясь повредить целостность морковки, спрашивает, говоря практически по слогам: скажи точно что мне делать -- выплюнуть или съесть? Мама вздыхает -- ешь уже, раз так повезло!
Collapse )
хм...

Один день

Прочитала небольшую заметку гениальной eilin_o_connor и получилось вот такое. Кстати, если кто-то с ней до сих пор не знаком, я вообще не понимаю как вы до сих пор живете.

Я сейчас встану, встану. Голова гудит, сколько там натикало -- опять четыре, да что ж такое. Хоть бы раз дали проснуться по будильнику как нормальному человеку, ну хотя бы в шесть. Спи, спи, не вставай, я сам, я сейчас сам всё сделаю.

Лана до сих по удивляется, что я никогда не просыпался от детского плача. Никогда. Я очень люблю своих детей, очень, но наверное я всегда знал, что она встанет, она проснется, поменяет пеленку, накормит, успокоит и спать уложит. Потому и не просыпался никогда. Но когда мы привезли к нам маму, вот тогда я понял почему Лана так удивлялась. И я хочу сказать что теперь мне удивительно что она не просыпается -- как можно не проснуться, когда мама так стонет, но я не удивляюсь. Лана знает, что я встану и всё сделаю. Сейчас, мама, сейчас, я уже иду.
Collapse )
хм...

Дитя и еда, часть седьмая, последняя

Я решила сосредоточиться только и исключительно на йогурте. Дети не то чтобы консервативны, им просто не нравится новый вкус, потому, если всякий раз давать что-то другое, то вкус будет каждый раз новым и это замкнутый круг. Я много об этом читала и теперь пыталась применить теорию на практике. Я игнорировала ее недовольство и день за днем пыталась давать йогурт, только йогурт. В какой-то момент она начала его слизывать с пальца и тогда я решила пойти ва-банк: я взяла небольшую баночку йогурта (здесь продают крохотные баночки, вмещающие в себя ровно сорок шесть граммов) и пыталась накормить ее пальцем и ложкой попеременно. Она постепенно перестала бояться ложки, но я всё еще подносила ложку очень и очень аккуратно, боясь вызвать страх и отторжение.

В конце мая, когда ей уже исполнилось тринадцать месяцев, Ыкл уехал на неделю на конференцию и взял с собой чадо. Мы остались наедине и я решила, что это самое лучшее время пытаться опять и опять. Я всё кормила ее йогуртом, надеясь на чудо -- и оно случилось. Я никогда не забуду тот день, когда она полностью съела все сорок шесть граммов из этой баночки. Счастливей меня не было никого, вообще никого. Но на следующий день она плотно сжала губы и отказывалась даже слизывать с пальцев. Я не настаивала, я терпеливо ждала когда она согласится в следующий раз. На следующий день она опять съела всю баночку. Я осмелела и предложила ей йогурт еще раз -- вечером. И она опять его с удовольствием съела. Тогда я задумалась. Ей очень понравился йогурт, думала я, а это значит, что можно в него попытаться добавить какой-нибудь овощ и она, если повезет, его съест.
Collapse )
хм...

Дитя и еда, часть шестая

Я не могла отделаться от мысли, что сержусь на дитя, очень сержусь, словно она назло, исключительно из упрямства всё это делает. Я гнала эти крамольные мысли, но они возвращались, мне было стыдно, мне было очень стыдно, я их гнала и гнала, но они упрямо возвращались. Я не понимала что происходит, не понимала что значит повышенная чувствительность, но я точно знала: для того, чтобы перестать сердиться, мне необходимо это понять. На одной из бесед я попросила консультанта объяснить мне, если можно как можно более наглядно, что это вообще значит. Консультант задумалась на мгновение, после улыбнулась.
Collapse )
хм...

Дитя и еда, часть пятая

Были дни, когда я сходила с ума, когда мне казалось, что я больше не могу, больше не выдержу. В такие дни мне было себя очень жалко и я особенно остро реагировала на всяческие непрошеные советы и комментарии. Мне тяжело забыть укоряющий взгляд воспитательниц в детском саду, объясняющих мне, что в этом возрасте дети давно должны есть нормальную пищу, а не только грудное молоко. Вы недостаточно стараетесь, укоряли меня, надо стараться больше. Я молчала, так как понимала, что ничего хорошего я не скажу, только сорвусь и нагрублю. Однако интересовалась будто мимоходом как происходят их попытки накормить дитя. Они знали о нашей проблеме, но плохо понимали масштабы оной. Я прибегала кормить между лекциями и после лекций и часто заставала одну и ту же, невероятно расстраивающую меня, картину. Все дети, как один, сидели на своих маленьких стульях за маленькими круглыми столами, перед ними стояли тарелки с нехитрой едой, лица и руки их были измазаны едой, они смеялись и хулиганили. И только дитя неизменно сидела в самом дальнем углу -- там, где были сложены мягкие игрушки, которые она очень любила, -- она тихо сидела, сосала пальцы и тоскливо смотрела на дверной проем, ожидая момента, когда там появлюсь я. Я входила в комнату, она вынимала пальцы изо рта, она улыбалась счастливо, и очень быстро ползла в мою сторону, словно просила ее спасти. Я брала ее на руки, я расцеловывала ее лицо, я смеялась ее счастливой улыбке, я перехватывала губами ее руку, когда она в очередной раз пыталась снять с меня очки, мы садились на уже привычное кресло и я начинала кормить. Я кормила посреди шумного обеда, того самого, на котором все остальные дети ели вареную морковку, бананы, яблоки и прочую снедь, мы же были чужими на этом празднике жизни. Ничего этого ей было не надо, она ждала только меня.
Collapse )