Category: здоровье

хм...

Молитвы

...И молитвы у всех похожие. Просто ходишь и шепчешь - Господи, пусть всё будет хорошо. Просто всё и просто будет. Страшно вдаваться в подробности, придётся открываться, придётся обнажать то, что никогда и никому - даже шёпотом. Страшно. Улица кажется бесконечной. Цок-цок-цок, откликается брусчатка на каждый шаг. Пусть всё будет хорошо. Пусть все будут здоровы, пусть Петька всегда будет весёлым - ему так идёт. Пусть она всегда улыбается, ведь когда она перестаёт улыбаться, становится страшно. И правда, когда кто-то, кто всегда улыбается, вдруг сидит тихонько в углу, смотрит в далёкое никуда, тихо пьёт давно остывший кофе и не замечает... Ничего не замечает. Тогда страшно. Тогда хочется прошептать быстро и незаметно - пусть будет хорошо. И обязательно пообещать что-нибудь - ты сделай, чтобы было хорошо, а я... Я обязательно всё выполню - я отдам все долги, я смогу, я добегу, я всё успею. Больше ни одного пирожного, буду бегать по утрам, плавать по вечерам, переводить старушек через дорогу, улыбаться кассиршам, перестану ссориться с родителями - по мелочам и нет, обязательно буду... Господи, оказывается, мы и не заметили, что стали старше. Раньше хотелось всего-то - машинку, как у Вадима; конфету вон из той - ярко-красной - коробки; хоть бы физкультуру отменили; сделай так, чтобы Мишка домой проводил - нет, даже не так - чтобы каждый день провожал. И никаких - чтобы все были здоровы, чтобы работа шла, чтобы мама не грустила, чтобы уходить из дома счастье, а возвращаться ещё большее - и какая разница, что это самое счастье значит. Шепчешь на перекрёстках - чтобы никто не услышал; кричишь на пустырях, чтобы услышал только Он. И всё равно не можешь открыться, всё равно упорно только - Господи, пусть всё будет хорошо. И кажется, что Он сидит наверху, оглаживает кудрявую непослушную бороду и грустно усмехается - помогу, мол, чего уж там. Правда, если бы чуть более конкретно, чуть больше определённости, чуть больше личного - ведь, право слово, не за мир во всём мире ратуешь - за себя и за близких своих переживаешь. Впрочем, может ему и не надо подробностей, может и так каждый шаг записан, каждая мысль в граните высечена - даже те, которые ещё и не оформлены вовсе, которые так - пробежали, и нет их. И тогда уже вовсе не так бредово, что у всех одна и та же - самая главная, самая безлично-личная, самая желанная и невероятно важная - Господи, пусть всё будет хорошо...