Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

работа мысли

Несколько задачек

Оставлю-ка я пока эту запись на самом верху - мне кажется, многим будет интересно подумать.

1) На столе три коробки с шарами. В одной коробке все шары чёрные, во второй все белые, в третьей смешанные (белые и чёрные). На каждой из коробок этикетка, указывающая на то, какие шары в ней лежат. Этикетки снимают и помещают их заново таким образом, что ни одна не оказалась на нужном месте. Ставится задача - вытащив всего один шар из коробки, точно определить в какой коробке какие шары. (позволяется вытащить только один шар)

2) Король организует бал во дворце. Во дворце есть большой коридор и два зала в конце. Каждому заходящему гостю на голову надевается шляпа - либо красного, либо синего цвета. Гости могут видеть все шляпы, кроме собственной. (Всё до захода в залы - в коридоре). После этого гости должны пройти либо в зал A, либо в зал B. Бал состоится только в том случае, если в каждом из залов все шляпы находящихся там, будут одного и того же цвета. После захода в коридор всякая коммуникация между гостями запрещена. О какой стратегии они должны договориться до захода в коридор, чтобы бал состоялся?
Примечание - Добавлю, а то многие понимают неверно - шляпы надевают на всех одновременно, допустим, всем раздают листики на которых они, по секрету от остальных, пишут в какой зал они хотели бы пойти. После этого все листики собирают и смотрят - если два человека с разным цветом шляп изъявили желание идти в один и тот же зал, бал отменяется. Гости могут только смотреть друг на друга и писать на листике свой вариант - никто не может и не должен никуда выстраиваться и как-либо контактировать с остальными, кроме как смотреть на них - никаких подмигиваний тоже, естественно, быть не может.
Collapse )
Комментарии до поры до времени скрываю, отвечать буду потом - кому сильно не терпится, скажите.
хм...

Дни мая; дождь, я, ракеты в Израиле

На улице дождь стеной. Я стою на остановке и жду автобуса. Его всё нет, я смотрю на прозрачную стену дождя и слушаю звуки падающих на стеклянную крышу струй. Внезапно под крышу остановки забегают две девочки, лет двадцати. На обеих короткие ультра-модные черные полушубки из искусственного меха, камуфляжные штаны и грубые черные ботинки на высокой рифленой подошве. У обеих на плечах крохотные сумочки. Волосы одной туго стянуты в клубок, оттого кожа на лбу выглядит немного натянутой, сами же волосы блестят и поражают своим порядком -- волосок к волоску. У второй же, напротив, большая кудрявая копна, однако волосы словно застыли в кудрях по стойке смирно. Девочки говорят отрывистыми фразами, жеманно тянут гласные. Надо, наверное, -- говорит кудрявая, -- купить новый зонт. Она задумчиво крутит прядь. Ее подруга уткнулась в телефон, но выплывает оттуда на мгновение, -- ты сошла с ума? -- говорит она без всяких эмоций, -- дождь через неделю кончится! Тоже верно, -- задумчиво тянет кудрявая. А Люси, -- продолжает она после небольшой паузы, -- купила новый зонт, ты видела? Первая поднимает глаза, чешет макушку длинным розовым ногтем и привычным движением приглаживает это место ладонью, волосы снова по стойке смирно, -- Люси? -- она презрительно кривится, -- она такая провинциалка, кошмар! Ты этот зонт видела? На нем написано -- я люблю Лондон! Это какой провинциалкой, -- она опять презрительно кривится, -- надо быть, чтобы жить в Лондоне и купить такой зонт!

Лимита поганая, перевожу я про себя, и тихо смеюсь. Внезапно остро хочется зонт, на котором написано: я люблю Лондон.
Collapse )
хм...

Как мы пытались купить дом -- часть одиннадцатая из многих

На следующий день я должна была встретиться с мастером на все руки. Наша встреча была назначена на половину второго, потому я невероятно быстро покормила девицу, быстро пообедала, не успев ничего убрать, оставила их всех за столом и убежала. Я люблю приходить раньше минут на десять, а лучше на пятнадцать. Я очень не люблю когда кому-то приходится меня ждать, самой же подождать мне не сложно. Я спокойно шла, зная, что у меня в запасе еще двадцать минут, как зазвонил телефон. Звонил мастер.

-- Здравствуйте, -- приветливо начал он, я же немедленно подумала, что он скажет, что опаздывает, -- вы в дороге?
-- Да, -- ответила я и, на всякий случай добавила, -- но я могу подождать, если нужно.
-- Да нет, -- засмеялся он, -- я уже здесь, потому хотел узнать когда вы здесь будете.
-- Буквально через три минуты, -- быстро пробормотала я и начала бежать что есть мочи.

Я добежала за три минуты, запыхавшаяся, в маске, растрепанная -- я выглядела как сумасшедшая, как есть, местная сумасшедшая. А ведь оделась красиво, причесалась. В этот карантин -- даже такой выход, тоже выход.

Он стоял метрах в ста от дома, прямо на углу. Он там был один и радостно махал мне рукой.
Collapse )
хм...

(no subject)

Я послала М. фотографии под названием "неделю спустя". М. восклицает -- ты монстр, как ты это сделала? Такого не может быть! Ты точно сама рожала? Я рдею, конечно, но жалуюсь, что всё еще два с половиной лишних килограмма и всё еще три лишних сантиметра на талии. Нет, -- перебивает меня М. -- ты не монстр, ты хуже, для таких, как ты, вообще нет названия! Ты еще жалуешься?! Я, -- смеется она, -- родила сто лет назад, а у меня всё еще лишних килограммов десять, а ты жалуешься на два? С половиной, -- презрительно добавляет она после короткой паузы. Что такое два с половиной, -- подчеркивает, опять слышится презрение, -- килограмма? Четверть от десяти, -- немедленно реагирую я. И вот в этом вся ты, -- многозначительно резюмирует М. Она всё расспрашивает как я на это решилась, как я себя чувствовала, я же хвастаюсь -- я, -- говорю гордо, -- продолжала каждый день мыть полы практически до самых родов, только последние пару недель не могла! Зато сейчас, -- продолжаю буднично, -- я опять их мою каждый день, только теперь нечем гордиться, мою и мою, чего тут гордиться. Ага, -- восклицает М. -- теперь я поняла как ты так быстро вернулась в форму! Может, -- продолжает задумчиво, -- мне тоже начать мыть полы каждый день, может, в этом и есть спасение?!
Collapse )
хм...

Меж-карантинье

Нынешние времена можно условно разделить на до-карантинные, карантинные и меж-карантинные. Будут, конечно, еще и после-карантинные, но пока они не наступили и непонятно когда наступят, посему о них пока можно не говорить.

Два с половиной года назад, в до-карантинные времена, мы ездили в израильское посольство -- получать паспорт для дитяти. Ехали мы на такси, долго пробирались сквозь городские пробки, закрывали окна от уличного шума, я нарядилась тогда как на праздник (когда еще в люди выйду, даже если и так), мы шли от маленькой улочки, где припарковался таксист, до посольства и я впитывала в себя запахи и звуки безликой уличной толпы. Три недели назад мы опять ездили в израильское посольство -- сообщать израильским властям, что появился еще один прекрасный гражданин. Нас вез таксист, получивший компанию "в наследство" от того таксиста (мы же получили нового таксиста тоже, можно сказать, в наследство), который теперь уехал подальше от суеты и шума, подальше от империи, поближе к глухой провинции у моря. Мы ехали тем же путем, я точно так же жадно смотрела на город в окно машины, но в этот раз удивлялась другим видам. Несмотря на то, что ехали мы в меж- (как теперь мы уже точно знаем) карантинные времена, в городе было практически пусто.
Collapse )
хм...

Хроники коронавируса 44

Автоматическая госпожа в автобусах заговорила и это оказалось каким-то большим куском счастья и спокойствия, которое подействовало незамедлительно -- словно в ее объявлениях остановок заключено то самое главное, которое отличает обычную нормальную жизнь от того странного времени, в которое я сейчас попала. На остановках всё так же пусто, но на улицах там и здесь гуляют люди -- некоторые в масках, некоторые без, некоторые поодиночке, некоторые целой толпой. На улице потрясающая весна -- всё цветет, вокруг миллион запахов, но они не спорят друг с другом, а, скорее, оттеняют друг друга. Мимо меня прошла компания молодых людей -- лет двадцати, не больше. Они пришли мимо, следом за ними тянулось такое плотное облако дыма марихуаны, что казалось, что для того, чтобы пробраться сквозь него, в нем надо проделать проем. Отчего-то стало необыкновенно весело -- вот они идут, курят марихуану, пьют баночное пиво и им всё нипочем, они вообще, кажется, не знают что происходит.

Для чего-то прошла мимо дома, где мы жили раньше. Невероятно хотелось посмотреть действительно ли нам сказали правду и дом разрушили, чтобы построить заново. Смотрела завороженно на стройку -- теперь это уже не дом, это настоящий дворец, по крайней мере, он обещает им быть. Хозяин отказался от большой лужайки позади дома, заменив ее на новую большую часть дома. Также расширил кухню, отказавшись, видимо, от небольшой забетонированной площадки, где я прежде курила, сидя рядом с небольшим прудом. Рабочие работают, слышатся звуки молотков, дрели, слышатся крики, на прохожих не обращают никакого внимания -- хочешь стоять и смотреть? да пожалуйста, сколько угодно. Один из рабочих заметил меня, улыбнулся, картинно поклонился и пожелал хорошего дня. Отчего-то стало неловко, я хотела было объяснить, что я не просто так смотрю, что я жила здесь целых три года, что я уехала отсюда всего несколько месяцев назад, хотела рассказать, что вон то окно, на втором этаже, которого сейчас вообще нет, вместо которого стоит свеже-построенная стена, делающая дом значительно шире, вот это самое окно -- было окном чада. Она кричала мне оттуда вниз, когда я курила в саду, а ей надо было срочно сказать. Ей всегда надо сказать и всегда срочно. Хотела рассказать, что забыла на кухне тарелки -- просто забыла. Когда мы туда въехали, там были чьи-то чужие тарелки, я аккуратно сложила их в отдельное отделение, чтобы не перепутать и не забрать чужое. Потом же положила туда еще и наши, которыми мы редко пользуемся. Именно их я и забыла забрать -- забыла о том, что они наши. Несмотря на все заверения агентства, что мы можем забирать из этого дома всё, что только пожелаем, так как дом всё равно сломают сразу же после того, как мы оттуда съедем, мне не хотелось брать чужого. Я помню как долго смотрела на чужую стопку тарелок, поверх которой стояли наши, и после твердо сказала, что все эти тарелки не наши. Все. И только буквально неделю назад я вдруг вспомнила, что там были и наши тарелки, но мы их забыли. Я хотела всё это сказать, словно хотела оправдаться за то, что стою и зачарованно смотрю на дом без окон и без дверей, но рабочий уже давно отвернулся, зашел в дом и оттуда снова начал доноситься стук молотка. Я постояла еще немного и пошла дальше.
Collapse )
хм...

Хроники коронавируса 38

Папа всё обещает никуда не ходить, но постоянно находится что-то срочное -- срочно забежать в аптеку (как ты не понимаешь, кончились лекарства, не сидеть же нам без лекарств!), срочно забежать в магазин (мне надо было что-то маленькое и очень срочно, не хотел тебе звонить, не хотел добавлять в заказ, не хотел ждать заказа), срочно выгулять машину (ну ты же понимаешь, что ей наплевать на то, что карантин, аккумулятор сдохнет и всё, не тебе же объяснять!) -- всё всегда маленькое, всё очень срочное и всё исключительно на пять минут. Ты не понимаешь, -- горячо объясняет мне папа, -- у нас тут, во-первых, безопасно, в нашем городе всего сто больных, это же мелочи совсем! Во-вторых, ты послушай, послушай, -- быстро продолжает он, так как я всё время пытаюсь перебить, -- в магазинах пусто, без масок заходить нельзя, а на входе в магазин всем обязательно приставляют ко лбу термометр, представляешь?! Вот я хочу зайти, а мне говорят, подождите, господин хороший, и раз -- ко лбу термометр. Он там пикает, говорит, что у меня всё хорошо. На него смотрят, и пропускают меня -- проходите, господин хороший, всегда рады. Но самое главное, -- быстро продолжает он, -- что я еще не супер стар! Я пока только стар, -- хохочет он, -- а супер стар я буду через год! По крайней мере, с точки зрения коронавируса. А пока я просто стар, так чего беспокоиться-то? Ты оценила? -- хохочет он, -- оценила про супер стар?! Как хорошо звучит, а! Я схожу с ума, я кричу в телефон, -- папа, ты обещал, обещал, я же для этого доставку заказываю, мы для этого каждую неделю подробно обсуждаем что вам нужно, ты же обещал! Ой, -- отмахивается от меня папа, -- обещал, да, но я, честное слово, только на пять минут и только когда очень срочно! Ага, -- кричит мама, -- у него эти пять минут сто раз в день и всегда очень срочно, очень! Дорогой папа, -- елейно интересуюсь я, -- а что тебе сегодня надо было в магазине? Папа молчит, после бурчит -- что-то маленькое и срочное, очень срочное! А можно более конкретно? -- еще елейней интересуюсь я. Не приставай, -- отмахивается папа, -- ой, тут мама трубку вырывает, прости, я побежал!
Collapse )
хм...

Хроники коронавируса 35

Я всё пишу о том, как стала больше работать, и это действительно так. Но тут, наверное, надо понимать что я понимаю под словом работать. Как у любого академического человека, у меня много обязанностей -- я должна преподавать, я должна заниматься администрацией (коей подчас огромное количество), я должна вести студентов, я должна заниматься со студентами, которым преподаю и, самое главное, то, что я называю работать -- я решаю задачи, то есть исследую. В обычное время всё, кроме работы, занимает такое количество времени, что на работу остается совсем чуть-чуть. Даже если учесть, что я стараюсь не отвлекаться семь дней в неделю, больше двадцати-тридцати часов в неделю выделять на полноценную работу у меня не получается. Наверное, это потому, что я не очень хорошо организую время, может у того другая причина, но, так или иначе, во время семестра я задыхаюсь от всего остального и на работу почти не остается ни времени, ни сил. Хотя всё остальное тоже моя работа, с этим не поспоришь.

Сейчас же, благодаря тому, что никуда не надо ездить, не надо бежать по утрам в школу, не надо бежать на совещания и заседания, и, конечно, благодаря тому, что мы разделили обязанности и стараемся сделать так, чтобы во время, в которое один из нас полностью погружен в работу, второй отвлекался бы на всё то, что связано с детьми или домом, у меня получается работать по пятьдесят-шестьдесят часов в неделю, что очень и очень неплохо для работы, где нужно быть полностью сконцентрированным и погруженным. Каждые пару часов я делаю небольшой перерыв, так как иногда очень устаю -- устаю думать, устаю вертеть в голове. Но даже в перерыве я продолжаю работать -- я продолжаю думать, только теперь без бумаги и ручки. Я работаю когда кормлю дитя, я работаю когда меняю ей подгузники -- я думаю и думаю, иногда меня вдруг осеняет, и тогда я, как только выдается минута, бегу срочно записывать -- пока не забыла.
Collapse )
хм...

Хроники коронавируса 30

Вчера умерли девятьсот восемьдесят человек и общее количество смертей теперь около девяти тысяч. Теперь британцы сравнивают себя с Нью Йорком и утешают народ: у нас пока всё еще лучше, чем у них. Правда, вчерашний "рекорд" обогнал все итальянские и испанские рекорды, но теперь у нас есть новый ориентир. Так что у нас всё не так плохо, в смысле, бывает же хуже, посмотрите, точно бывает. Карантин, скорее всего, по моему мнению, будет до самого лета -- не вижу никаких причин отчего бы его вдруг отменили, поскольку на данный момент все графики изо всех сил ползут всё выше и выше, к каким-то далеким невидимым далям.

Я сижу и работаю -- целыми днями. Несмотря на карантин, а может именно из-за карантина, у нас всё так же строгий режим, только немного сдвинутый вперед. Мы встаем каждый день в одно и то же время, завтракаем, я убираю всё со стола, тщательно отмываю со всех поверхностей все последствия завтрака, мы идем гулять, возвращаемся и садимся работать. Каждый за свое. Чадо занимается своими делами, я и Ыкл работаем (в разных концах дома), дитя же немного играет и носится, а после требует уложить ее на дневную сиесту. Как только дитя укладывается спать, в доме наступает тишина -- мы все работаем. Раз в полтора часа чадо и Ыкл носятся вверх-вниз по лестницам, зарабатывая свои эйфели, я же сижу, не отрываясь -- у меня и так очень мало времени и мне страшно, что вдруг его станет меньше. Потому я изо всех сил тороплюсь и стараюсь использовать сложившуюся ситуацию с максимальным толком. Ближе к обеду просыпается дитя, в доме снова становится шумно, мы отрываемся от своих дел и идем обедать -- все вместе. Мы любим обедать вместе, но в обычное время у нас есть только воскресенье для того, чтобы всем собраться за столом (и каникулы, конечно), сейчас же каждый день такая возможность заново. А вот после мы опять разбредаемся и я снова сажусь работать, прерываясь время от времени на дитя, если она того требует. Невероятно хочу успеть закончить то, что сейчас делаю как можно лучше и при этом как можно скорее. И всё кажется мне, что если вдруг дам себе послабление хоть на день, хоть на минуту, потом не смогу опять так эффективно работать. Потому не прерываюсь -- семь дней в неделю. Самое время получать удовольствие от того, что никуда не надо идти, никуда не надо бежать, дел, на самом деле, никаких нет, исключительно работа.
Collapse )
хм...

Хроники коронавируса 17

Ыкл долго искал информацию можно ли нашей госпоже уборщице продолжать приезжать к нам или нет. Я же кричала, что даже если нет, то я всё равно ей тайком разрешу, ведь ей сейчас тоже тяжело, а деньги просто так она не возьмет, она гордая. Я бы тоже не взяла. Но к счастью оказалось, что приезжать к нам можно, только надо всем соблюдать дистанцию -- ей два метра от нас, нам два метра от нее. Впрочем, мы и так всегда это соблюдаем, так получается. Она очень ответственная, и потому, поскольку я не получила от нее никаких сообщений, я предположила, что она приедет как обычно. Ровно в назначенное время раздался звонок в дверь. Я отворила дверь, она стояла в маске и в перчатках, которые сняла как только вошла в дом. Я хорошо себя чувствую, -- заверила меня она, -- а что с тобой? Я посетовала, что простудилась, успокоила, что у меня, скорее всего, другой, совсем иной, вирус, но мы всё равно держим дистанцию. На всякий случай.
Collapse )