Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

хм...

(no subject)

Я не люблю овсяные печенья. У них вкус овсянки. Удивительно, не правда ли -- у овсяных печений вкус овсянки. Однако те овсяные печенья, которые печет Ыкл, а теперь и чадо, мне нравятся -- в них вкус овсянки отсутствует, это странно и непонятно, но это так. Вчера чадо скромно праздновала день рождения в парке. Она вскочила ни свет ни заря и побежала печь свои знаменитые овсяные печенья без вкуса овсянки. Когда я спустилась на кухню (около восьми утра), там стоял дым коромыслом -- вся возможная посуда была испачкана, пол и столешница были равномерно покрыты овсянкой с вкраплениями желтых клякс сливочного масла, на противне красовались огромные, словно голова новорожденного, печенья, которые чадо собиралась ставить в духовку. Какие огромные, -- выдохнула я, стараясь не смотреть ни на пол, ни на столешницу, ни на переполненную раковину. Какое счастье, подумала я тихо, что сегодня приходит госпожа уборщица, я со всем этим не справлюсь. Огромные, да, -- радостно сияя воскликнула чадо, не поднимая глаз, продолжая выкладывать следующее печенье, -- я просто подумала, что в прошлый раз сделала маленькие и их было, конечно, -- она окинула взглядом поднос, зашевелила губами, подсчитывая печенья, -- больше, но зато они были менее вкусные. Когда большие, тогда вкуснее, -- убежденно добавила она. Я не спорила, ретировалась из кухни и пошла заниматься утренними делами.
Collapse )
хм...

Дни мая, день рождения чада

Дорогие анонимные комментаторы -- все те, кто никак не может сдержаться и не сказать гадость. У меня для всех вас одно пожелание: чтобы вы все видели меня одним глазом, а я вас на одной ноге.

Завтра день рождения чада, но я не смогу завтра ничего писать, а тем временем, она старательно интересуется будут ли ее поздравлять в моем жж. Я обещала передать все поздравления и даже, если получится, дать ей их самой прочитать. У чада огромная дата -- целых десять лет! Десять лет я исправно пишу о ней и ее проделках, десять лет. И это, конечно, к сожалению, значит, что и я стала старше на целых десять лет, но я, к счастью, этого совсем не чувствую. Я ей обязательно передам все поздравления, но, естественно, завтра, только завтра. А пока -- про чадо и ее страстные желания.
Collapse )
хм...

Дитя и еда, часть шестая

Я не могла отделаться от мысли, что сержусь на дитя, очень сержусь, словно она назло, исключительно из упрямства всё это делает. Я гнала эти крамольные мысли, но они возвращались, мне было стыдно, мне было очень стыдно, я их гнала и гнала, но они упрямо возвращались. Я не понимала что происходит, не понимала что значит повышенная чувствительность, но я точно знала: для того, чтобы перестать сердиться, мне необходимо это понять. На одной из бесед я попросила консультанта объяснить мне, если можно как можно более наглядно, что это вообще значит. Консультант задумалась на мгновение, после улыбнулась.
Collapse )
хм...

Хроники коронавируса, начало очередного выхода

Удивителен выход из карантина. Если начало карантина можно было легко предугадать по исчезновению туалетной бумаги, то выход из оного оказалось предугадать несколько сложнее -- что может исчезнуть, право слово, если мы выходим?! Ответ оказался прост -- мыло для унитаза. Сдается мне, что все те, кто так старательно и долго запасался туалетной бумагой, теперь изо всех сил стараются от оной избавиться. Правило сообщающихся сосудов -- если где-то прибыло, то где-то в другом месте должно начать убывать. Отчетливо представляю почти бесконечное количество английских унитазов, доверху забитых туалетной бумагой, и диалоги их обладателей: скорее, скорее, твердит он ей, скорее заказывай как можно больше мыла, ведь иначе нам этого не смыть никогда! Он немного отшатывается, трагично прикрывая ладонями нос, она же бежит на заветный сайт магазина и набирает мыло в корзину -- столько же, сколько когда-то туалетной бумаги. Сообщающиеся сосуды, никуда от них не деться. Она не одна такая, конечно же, понимаю я, задумчиво рассматривая неутешительную надпись -- мыла нет. Я тихо радуюсь тому, что в традиционных английских домах не более двух туалетов на семью, и изо всех сил надеюсь, что когда-нибудь они прекратят покупать мыло -- именно тогда, с надеждой думаю я, мне тоже что-нибудь достанется.
Collapse )
хм...

Как мы пытались купить дом -- часть двадцатая, эпилог

С того дня прошло всего ничего, всё это было будто вчера, но иногда мне кажется, что ничего этого вообще не было, мне всё это приснилось, это был какой-то очень странный сон, наполненный стройками, домами, кухнями и всем прочим. Мы пока не купили ни дом, ни сумку, но это, наверное, не самое главное. Мы опять смеемся, мы перестали говорить только и исключительно о домах, но опять обсуждаем оперы, романы и что-то еще, что так упоительно обсуждать, но потом никак не вспомнить. Мы встречаемся на кухне между лекциями и, как всегда, обязательно обнимаемся и целуем друг друга. Просто потому, что случайно встретились.
Collapse )
хм...

Как мы пытались купить дом -- часть девятнадцатая, предпоследняя

Я бесновалась два дня. Я плакала без перерыва, я не могла успокоиться. Я оплакивала свои усилия, я оплакивала несбывшийся дом, я оплакивала всё на свете, но больше всего я не оплакивала ничего, но из меня выходило всё то, что столько времени копилось, что столько времени мной сдерживалось. Я не давала себе ни минуты поблажки почти полгода, и сейчас, когда я поняла, что всё кончилось, я разрешила себе всё, что угодно.

Я очень редко жалуюсь, еще реже я жалуюсь на него -- это наше внутреннее, мы сами разберемся, а если не разберемся, то тогда закончим всё это к чертовой матери, тоже бывает, не мы первые и уж точно не мы последние. Так бывает у многих, но для чего выносить, как можно рассказать, что человек, которого я сама выбрала, который еще вчера был самым прекрасным, самым ласковым, самым хорошим, несмотря на ссоры, несмотря на ворчание, несмотря на дурацкий характер (знала, что покупала, чего теперь-то) -- вдруг стал плохим. Это была не первая ссора, это даже не было первой сильной ссорой, это была вообще не ссора. Чего тут ссориться -- ему плохо, но он не может. Это же не назло. Но ничего из этого я на тот момент не понимала и не хотела понимать. Я понимала одно -- я его ненавижу, не-на-ви-жу. Ненавижу так, что перехватывает в горле, ненавижу так, что не могу дышать, ненавижу так, что когда слышу голос, у меня подкатывает к самому горлу что-то такое, что просится наружу, и то, что я, несмотря ни на что, старательно сдерживаю. Я не могла сказать ему ничего из этого, я вообще не могла сказать ему ничего. Он перестал быть моим, он перестал быть кем-то, я не понимала кто он такой и за что мне это всё. Мне было неимоверно жалко себя, так жалко, что когда я в очередной раз только начинала об этом думать, слезы текли ручьем и не хотели останавливаться.
Collapse )
хм...

Как мы пытались купить дом -- часть восемнадцатая из многих

В радиусе пятисот метров от той школы домов было очень мало. Не только доступных, но вообще. Я внимательно просмотрела все объявления и выбрала два. Один -- выглядел мечтой, второй же я решила посмотреть, чтобы не приходить в тот первый пылая излишним энтузиазмом. Я позвонила в оба агентства и попыталась назначить просмотры. Просмотр второго дома мне назначили сразу же, а с просмотром первого возникли сложности. Все просмотры этого дома были назначены на субботу, но я никак, совершенно никак не могла в субботу -- Ыкл и чадо в гимназии, я не могу прийти с двумя детьми. Агент выслушал с пониманием и сообщил, что назначит просмотр на среду, но это будет предварительно -- надо было получить подтверждение от хозяев, что им это удобно.

Тем временем, я поехала смотреть второй дом. Он стоил столько же, но был намного меньше и в плохом состоянии. Единственное, что там было в порядке, как ни смешно -- проводка. Именно ее они поменяли, однако полы постелили старые, стены покрасили кое как, дом выглядел грустным и заброшенным. Они уже какое-то время пытались его продать, но не сильно торопились, потому снижали цену очень медленно. Я бродила по этому дому, пытаясь представить как мы в нем поместимся. Я даже почти представила, но решила, что не буду ничего решать пока не посмотрю тот дом.
Collapse )
хм...

Как мы пытались купить дом -- часть семнадцатая из многих

Наш общий план был следующим. У нас есть начальный взнос, рассуждали мы, мы найдем дом, одолжим необходимую для построения люкарны сумму, и тогда, когда через два года придет время делать пере-расчет, стоимость дома существенно вырастет (благодаря люкарне), мы же сможем предъявить кредитору квитанции о построении люкарны и (ретроактивно) попросить дополнительную ипотеку, покрывающую ее стоимость. Таким образом, думали мы, через два года мы сможем вернуть близким практически всё, а то, что мы должны банку -- значит должны, будем как-то выкручиваться. Быть должными близким нам очень и очень не хотелось. Лучше банку -- с ним мы как-нибудь разберемся. Отходить от этого плана нам очень не хотелось. Очень.

После всех неудач, после того, что я начала практически жить на сайтах с объявлениями, скорее даже несмотря на это, я, в дополнение, подписалась на сообщения обо всех новых домах. Я решила действовать методично и смотреть всё, что нам хоть как-то подходило. Я бежала за уезжающим поездом и мне очень хотелось успеть запрыгнуть хотя бы на подножку. Я сначала буду смотреть сама, думала я, и только если мне покажется, что какой-то из вариантов нам подходит, тогда и только тогда, я буду дергать Ыкла и просить сходить посмотреть. Я смотрела дом за домом.
Collapse )
хм...

Как мы пытались купить дом -- часть шестнадцатая из многих

Время не утекало, не убегало, не улетало -- оно проносилось со свистом, с таким свистом, что у меня закладывало уши и чернело в глазах. Было предложение на ипотеку, брокер и адвокат были в боевой готовности, надо было только найти дом. Я ходила смотреть на объявления не как на работу -- это и было самой настоящей работой, занимающей всё, совершенно всё время, остававшееся после лекций, кормлений, уборки, детей и всего остального. До конца налоговых каникул оставалось три месяца, этого едва-едва хватало, чтобы успешно заключить сделку. Мне надо было срочно найти дом. В голове били молоточки -- ищи, ищи, ищи. У меня не было времени на плач, у меня не было времени на расстройства, у меня не было времени ни на какие эмоции -- эмоции для богатых, у меня же на них не было ни средств, ни времени.

В тот же день, после того, как я взяла себя в руки, я набрала полную грудь воздуха и пошла в очередную атаку. Появилось объявление о доме, который, по крайней мере на вид, мог нас устроить. Он находился значительно дальше, чем мы искали, но всё еще на относительно преодолимом, и главное, пешем расстоянии от школы. До того я не была в том месте, а если и была, то забыла, только видела, что дом стоит на дороге, но решила, что разберусь потом. Я внимательно изучила всю историю его продаж и того, когда и как он выставлялся на продажу за последнее время. Я позвонила в агентство и назначила просмотр. Просмотр мне назначили только через четыре дня -- хозяева не могли ни минутой раньше. Я решила потратить это время на то, чтобы хотя бы по фотографиям понять что, скорее всего, в этом доме придется делать немедленно, а что потом.
Collapse )
хм...

Как мы пытались купить дом -- часть пятнадцатая из многих

Я знала, что письмо не может быть слишком длинным, ни у кого нет сил читать длинные сочинения, но оно и не могло быть скупым и сжатым -- мне надо было в нескольких строках рассказать о нас так, чтобы у нее возникло немедленное желание продать нам и только нам. Финансовое положение я осветила в ответах на их вопросы, покупательскую позицию тоже. Оставалось писать о нас и только о нас. Я написала как нас зовут, сколько у нас детей, я называла девочек по именам, чтобы письмо было как можно более личное. Я рассказала в какую школу ходит чадо, в каком она классе, после упомянула, что дитя пока ходит в сад, но мы очень надеемся, что через год или два она тоже начнет ходить в эту же самую школу -- если через год, то в садик при ней, если через два -- то во вступительный класс. Я рассказала о девице и сообщила, что она пока крохотная, но когда она подрастет, мы надеемся, что она тоже будет ходить в ту же самую школу. Я рассказала как, когда и почему мы оказались в Лондоне, кем работаем, упомянула кратко наши регалии, не заостряя на этом особенного внимания. Я написала, что мы влюблены в этот дом и нам бы очень хотелось в нем жить и растить детей. Хотела было добавить, как и им, но решила не давить на больную мозоль. Я написала, что наши адвокат и брокер находятся в полной боевой готовности и готовы начать процесс хоть через десять минут. Я честно призналась в нашей глупости, написав, что мы уже видели этот дом в ноябре, но наша медлительность помешала нам сделать предложение. Нам не хотелось бы, писала я, допустить ту же ошибку во второй раз и пропустить такой потрясающий шанс купить этот невероятный, с тонким вкусом отделанный, дом. Мне хотелось, чтобы ей было приятно читать наше письмо, тем более что всё это было сущей правдой. Я еще раз подчеркнула какой невероятный это дом и добавила, что жить в нем -- практически наша мечта.
Collapse )