Category: лытдыбр

хм...

Декабрь два

Почти у каждого праздника есть своё особенное блюдо. К примеру, уже много лет мой день рождения плотно связан с тортом Наполеон, который Ыкл, в своё время, пообещал печь каждый год. Всё для тебя, дорогая, -- говорил он мне в тот самый период, когда был особенно влюблён. Но влюблённость длится не вечно, торт стал появляться реже. Чести ради, следует отметить, что в прошлом году он его испёк -- я вернулась из Германии ровно в день своего рождения, ближе к вечеру. Меня радостно встретили, но строго-настрого запретили заходить на кухню -- у нас для тебя сюрприз, -- верещала чадо, -- но не заходи, так как он пока не готов. И не говори, -- весело пробурчал Ыкл, -- что я больше не влюблён. Наполеон был изумительный и я нетерпеливо жду следующей недели.

Но я хотела вовсе не об этом. Много лет подряд я читала о штоллене -- читала рецепты, читала отзывы; всякий раз вздыхала -- такое мне недоступно, если я не найду его в продаже, так и умру, не попробовав. Недавно у нас были гости -- они вручили нам бутылку вина и марципановый штоллен. Ура! -- радостно воскликнула я, -- наконец-то я его попробую. Штоллен оправдал возложенные на него (мной) ожидания, правда не до конца. В настоящем штоллене все сухофрукты должны пропитываться, как сообщают нам компетентные источники, коньяком (или ещё каким алкоголем). В этом же, несмотря на его общую чудесность, никакого алкоголя не было и в помине (что с лихвой компенсировалось тем, что он был начинён марципаном по самую макушку -- рай для любителей марципана, как я). Я всё ещё не оставляю мечту когда-нибудь попробовать самый настоящий, приготовленный по всем правилам, штоллен. Впрочем, учитывая, что все рецепты начинаются со слов: на десять килограммов муки возьмите не менее трёх килограммов сливочного масла и шесть килограммов лимонных и апельсиновых цукатов -- меня терзают смутные сомнения, что этот самый штоллен может быть приготовлен в домашних условиях. Если и может -- то точно не мной.

*******
Collapse )
хм...

Декабрь

Дитя похожа сама на себя, но окружающие упрямо пытаются найти хоть какое-то сходство хоть с кем-нибудь из нас. Наибольшим успехом пользуются уши, лоб и форма черепа. Посмотри, -- восклицают любимые родственники, -- у неё твоя голова, совершенно твоя! Если тебя обрить и немного ужать голову -- прямо точь-в-точь! А уши-то, уши -- будто с тебя сняли и на неё надели! Я совершенно убеждена в том, что если случайным образом выбрать младенца и взрослого, посадить их рядом, то другие, случайным образом выбранные взрослые, обязательно найдут хоть какое-нибудь сходство. Даже если они совершенно не похожи, всегда есть спасительное сходство: уши! Уши точно как у тебя! Их ровно два, они по бокам, в них витиеватые загогулины, а уж мочки-то, мочки -- один в один!

*******
Collapse )
хм...

(no subject)

На улице то лето, то осень, словно погода никак не может определиться -- утром самая настоящая осень, которая, ближе к полудню, превращается в изумительное позднее лето -- когда тепло, но не мучительно жарко. Наверху светит солнце и слепят своей голубизной облака, внизу же слегка хрустят под ногами разноцветные сухие листья. И не дать этому никакого определения -- ни позднее лето, ни ранняя осень. Удивительно прекрасное вне сезонное время.

На этой неделе дитя во второй раз побывала на докладе. На этот раз доклад был на крайне интересующую и близкую мне тему -- я старалась слушать внимательно, пытаясь сконцентрироваться и не сбиться. Но, как оказалось, данная тема заинтересовала её не меньше, чем меня -- она радостно комментировала практически каждое предложение докладчика -- то удивлённо акала, то немного огорчённо охала, словно просила говорить помедленнее. Слушатели относились к нам великодушно и старались не обращать внимания. Я была с ней совершенно согласна -- доклад был прекрасный и у меня тоже было что сказать. К сожалению, я уже почти лишена этой детской непосредственности, потому только молча слушала, стараясь запомнить что надо спросить в конце. Следует отметить, что чадо свои первые доклады слушала приблизительно в этом же возрасте и всегда вела себя прилично. Наверное, именно поэтому (многолетняя тренировка) сегодня она радостно ходит, если надо, с нами на доклады, никому не мешает и иногда даже комментирует: мама, -- сообщила она мне серьёзно после доклада одной моей невероятно любимой коллеги, -- я всё слушала и даже записывала, -- она помахала мне издалека листком, на котором действительно было что-то написано, смутно напоминающее название доклада и пару первых строк, -- но есть несколько вещей, которые я не до конца поняла. Хорошо тебе, -- вздохнула я про себя, -- о себе я не могла сказать, что у меня всего несколько не понятых вещей, но ничего этого вслух не сказала, лишь продолжила слушать: так вот, мама, -- серьёзно продолжала чадо, -- не могла ли бы ты попросить её потом выделить мне время, тогда я спрошу всё, что плохо поняла?
Collapse )
хм...

В нашем лагере с утра...

Разговаривали вчера с не-свекровью и почему-то зашёл разговор о моём детстве. Рассказала я про то, как в первый и в последний раз в жизни была в пионерском лагере. Боже мой, -- отирала слёзы не-свекровь, -- если ты всё ещё не писала об этом, то ты просто должна написать. Она отдышалась и добавила: я уверена, есть достаточное количество людей, которые хорошо помнят что такое были эти пионерские лагеря.

Всю свою жизнь была я исключительно домашней девочкой. Была я относительно хорошей -- очень относительно. С одной стороны, я была круглой отличницей, потому мой портрет гордо красовался на доске почёта, с другой же, я нещадно прогуливала уроки, сбегала когда только можно и непрерывно дралась -- потому мой портрет висел также на соседней доске, на которой каллиграфическим почерком было выведено "они позорят нашу школу!". Как-то мне удавалось это совместить. Более того, благодаря тому, что я хорошо училась, моих родителей даже не особенно песочили на собраниях, лишь смотрели на них со вздохом -- сочувствовали безмерно и не ругали: им и так уже досталось. На все каникулы мы куда-нибудь уезжали: заводили наш дивный "Москвич-412" горчичного цвета, молились неведомым богам и просили его ласково: довези, пожалуйста, не заглохни. Он послушно вёз нас, вёл себя, насколько мог, хорошо, и доезжали мы до многих неведомых далей -- к примеру, к берегам Балтики, на Эльбрус, на Кавказ -- много куда он довёз нас, практически не возражая.
Collapse )
хм...

Обувь (дорогой сегмент)

Всё здесь написанное, естественно, на мой взгляд, поэтому я не буду писать всякий раз "на мой взгляд", так как подразумевается что это само собой разумеющееся.

Моя бабушка всегда говорила -- мы не настолько богаты, чтобы покупать дешёвые вещи. Я много лет не могла до конца этого понять, но сегодня, думаю, я хорошо понимаю что она имела в виду. Я начала засматриваться на дорогую обувь по нескольким причинам. Во-первых, размер -- большинство производителей бюджетной обуви не выпускают обувь моего размера, их обувь начинается, как правило, на размер (иногда два и даже три) больше. Поэтому смотреть на эту обувь совершенно бессмысленно -- какой бы прекрасной она ни была, она всё равно не для меня. Во-вторых, когда я впервые попробовала носить дорогую обувь, я поняла насколько она удобнее, красивее, качественнее и благороднее. Естественно, не вся, но я и не покупаю всё подряд. Я не испытываю священного трепета перед названиями брендов -- за каждым стоит живой человек, у которого могут быть как необыкновенно удачные творения, так и совершенно безумные и непривлекательные. Но стоит отметить, что даже у безумных и непривлекательных творений, качество будет на высоте, так как на карте стоит репутация. И это невероятно важно. В-третьих, в какой-то момент, просмотрев тысячи пар разной обуви и запомнив многое, я начала обращать внимание на то, что очень часто бюджетные бренды не создают своё, но копируют уже имеющееся. И дело даже не в том, что эти копии резко отличаются и по качеству и по внешнему виду от оригинала, но в том, что мне не нравится покупать копии. Я предпочитаю настоящую вещь -- пусть она будет простая, без изысков, или же наоборот, не в этом суть -- мне нравится полёт мысли, я люблю оригинальные идеи (и это вовсе, как мне кажется, не должно зависеть от стоимости). Поэтому я предпочитаю либо купить оригинальную версию, либо не купить вовсе. Иногда я думаю, что было бы лучше, если бы я не знала всего этого -- не обращала бы такого внимания и не морщилась бы, сравнивая с тем, как кто-то переписывает чужую статью своими словами -- и чёрт с ним, пусть переписывает, но там же ещё к тому же ошибки. Как-то неожиданно неловко за тех, кто копирует -- словно они надеются на то, что те, кто будет это покупать, никогда не видели того настоящего, которое они так старательно (но всё ещё недостаточно) пытались повторить.
Collapse )
хм...

Дни лета: 59-64

После долгих раздумий, переговоров, споров с самой собой и обсуждений с дитятей, мы решили остаться здесь и не ехать. Если уж чья-то там длань повелела нам почему-то быть здесь, то значит так надо, решили мы на нашем собрании. М. говорит -- ты герой, я бы не смогла одна с ребёнком, я бы испугалась. А я думаю -- я была бы герой, если бы поехала, а быть здесь одной это вовсе не героизм, это, скорее, удовольствие. Я искренне убеждена в том, что расставаться очень полезно. Радость встречи после долгого расставания совсем другая, более яркая, с тонкими выпуклыми прожилками, вычерченными так остро и так точно, что почти ничего не может с этим сравниться. Какой же героизм в том, чтобы быть одному; одиночество, в определённых дозах, просто прекрасно. Когда сидишь в тишине и занимаешься чем только в голову взбредёт, когда можно подумать, вздохнуть, взять паузу, набраться сил, чтобы продолжать дальше. Отдышаться. Даже грустить, на самом деле, значительно лучше в одиночестве. Можно сконцентрироваться на собственной грусти и быть настолько несчастной, насколько вообще хватит сил. И категорически нельзя так грустить при ком-то. Такая грусть -- штука невероятно интимная, даже самой с собой надо аккуратно и дозировано, а при свидетелях градус накала такой грусти снижается до такой степени, что понимаешь -- это сродни тому как предложить человеку, жаждущему водки, выпить кефира -- в нём, мол, тоже есть процент алкоголя. Не то, совершенно не то.
Collapse )
хм...

Дни лета: 44

День начался с того, что я прочитала о смерти одной из моих любимых френдесс murmele. Я начала читать её журнал шесть лет назад, это так давно, что кажется, будто я читала её записи целую вечность. Поначалу я тихо читала, потом осмелела и начала иногда что-то говорить. Несколько лет назад она начала читать мой журнал и, глупо, но факт, мне было невероятно лестно и приятно. Я очень любила её тексты. И так странно говорить в прошедшем времени, как-то всё никак не могу поверить.

Думая обо всём этом, сидя, оцепенев перед компьютером, я поняла для себя несколько вещей. Во-первых, я привязываюсь к людям даже в виртуальной реальности. Да, мне в сущности всё равно кто стоит за буквами. Если человек говорит, что он шестидесятилетний мужчина, а на деле это четырнадцатилетняя девочка, я не вижу в этом ничего предосудительного. Каждый вправе играть в тот образ, в который ему хочется играть. Главное, чтобы игра была хорошей. Я привязываюсь к образам, к текстам, к человеку за буквами. И смерть в виртуальной реальности нисколько не легче реальной смерти. Впрочем, она и есть реальная -- ведь умирает не лирический герой, как бы нам того не хотелось, но тот, который этого героя создавал. На наших глазах.
Collapse )
хм...

(no subject)

Значит так. Во-первых, огромное спасибо за истории, я получила огромное удовольствие, читая все эти истории. Во-вторых, мне уже несколько человек написали про то, что им обидно, что не успели посмотреть на фотографию. Я не изверг и не кокетка, я просто не люблю фотографии в сети, вот такой у меня пунктик. Давайте, сделаем так. Я сейчас открыла фотографию (она в этой записи) до самого вечера. А вечером закрою и тогда всё тут. Простите меня, если не успеете, но я правда этого очень не люблю.
хм...

Я и прогресс, вторая серия

Я поняла, что, во-первых, я вчера многое забыла рассказать и, главное, много на что ещё забыла пожаловаться. Во-вторых, по следам некоторых дискуссий ко вчерашнему тексту, я поняла, что надо, пожалуй, тогда уже совершенно честно рассказывать о том, насколько всё запущено. Итак. Сначала я немного продолжу о телефоне.

Замечательная Иерусалим, так хорошо и подробно всё, на её взгляд, мне рассказавшая, не рассказала мне самого важного. Этот идиот совершенно искренне считает, что он умнее меня и что знает лучше меня что я пытаюсь сказать. Я переписывала телефонные номера из любимого старого телефона в новое дьявольское устройство около часа. Их всего двадцать шесть, это дело десяти минут, думала я до того, как начала это делать. Но это оказалось не таким тривиальным занятием, как я думала. На тему каждого заносившегося имени этот монстр имел своё мнение, совершенно отличающееся от моего. Я записываю, к примеру, Борис Семёнович; я уже было собираюсь нажать на кнопку сохранить, как замечаю, что на экране написано: Барселона. Чёрт, думаю я, это всё жара, я перегрелась, вот и пишу всякую чушь. Я покорно стираю Барселону. Я ничего не имею против Барселоны, я никогда там не была и очень хочу побывать. Говорят, она прекрасна, особенно весной. Но не в моей телефонной книге. Я, высунув язык от старания, аккуратно нажимаю на экран по буквам: Борис пробел Семёнович. Я собираюсь нажать на кнопку сохранить. На экране -- Барселона. Я ошалело смотрела на экран, пытаясь понять когда я успела сойти с ума и почему я этого до сих пор не замечала. Ничего, это всё жара, думаю я и терпеливо стираю чудесное дуновение Испании из аппарата. Дорогой, -- умоляюще смотрю я на него, -- я и так не особенно уверена в своей нормальности, не усугубляй, пожалуйста, я тебя очень прошу. Я закусываю губу и пишу, по буквам: Б О Р И С и далее по тексту. Я поднимаю глаза. На экране -- Барселона. Идиот! -- ору я.
Collapse )
хм...

(no subject)

Я, как я много раз говорила, очень не люблю фотографироваться и ещё больше не люблю выкладывать фотографии в сеть. Но меня тут сфотографировали на конференции и мне очень понравилась фотография. Я заранее прошу прощения, но через два часа пост уйдёт под глаз, так что это такой -- одноразовый аттракцион. Но все, кто успеет написать мне что-нибудь -- я обязательно прочитаю. Выкладываю и иду собирать чемодан -- самолёт через пять часов, а у меня ещё ни одна пара обуви не уложена. Приятно со всеми познакомиться!

Ваша Я.

Розовая пачка, сапоги и прядь существуют. Прядь, правда, тогда уже немного полиняла. Уповаю на ваше воображение.

Collapse )