?

Log in

No account? Create an account

Категория: мода

Мне невероятно повезло с не-родственниками, особенно с не-свекровью и с бабушкой Ыкла. Я их очень люблю и иногда, когда мы с Ыклом ругаемся и я ухожу думать о том, что надо срочно расходиться, вот только купить ещё пару дополнительных чемоданов (а лучше десяток, конечно, но тогда как же я буду их тащить?), я неизменно сокрушаюсь на тему того, что мне придётся расстаться также с не-свекровью и его бабушкой. Нет, конечно, думаю я, мы всё ещё можем продолжать общаться, никто не мешает, но это будет, наверное, уже не то. И тогда я начинаю думать: может повременить пока с расставанием, потому что расставаться с ними я пока не готова, да и не уверена в том, что буду готова когда-нибудь. Я уже писала о своей не-свекрови как-то (вот здесь), но, во-первых, сейчас я буду писать о другом, а во-вторых, я могу писать о ней и о его бабушке сколько угодно.
Читать дальше...Свернуть )
Посвящается murmele -- она любила такого рода тексты.

Иногда, когда я смотрю на фотографии красиво одетых женщин, я самонадеянно думаю: ух, а я ведь одеваюсь ничуть не хуже. И тогда мне ужасно хочется начать вести какой-нибудь свой блог, в котором я так же непринуждённо и красиво буду демонстрировать миру в каком виде я пошла сегодня на улицу. Правда, на данный момент, это будут не совсем честно, будет что-то вроде: вот она, я, вышла, смотрите. Но останется за кадром то, что я немедленно зашла обратно сразу после того, как вышла. Впрочем, я не об этом, я о фотографиях неизвестных мне, но прекрасных сударынь. Часто, помимо эстетического удовольствия от красивых фотографий, мне ещё и забавно.

Когда-то в детстве я и моя подруга читали рецепт салата из ничего, напечатанного в каком-то зарубежном, кажется польском, журнале. Я знаю, что уже упоминала про этот случай, но не могу не рассказать ещё раз, так как он почти идеально подходит под то, что я хочу сказать после. Рецепт начинался со слов: если к вам неожиданно пришли гости и у вас совсем ничего нет, то вот такой салат, на быструю руку приготовленный из того, что всегда есть в доме даже тогда, когда совсем ничего не осталось, вы всегда сможете приготовить. Начинался сам, собственно, рецепт со слов: возьмите банку консервированных артишоков. Не хочется упоминать в очередной раз о своём возрасте, но должна отметить, что данное действие происходило в самом начале восьмидесятых в стране, которой уже нет. Мы даже приблизительно не представляли что это такое и нам было невероятно смешно, мы всё смеялись, тыкали в слово артишоки, в слово ничего, и никак не могли успокоиться. Ничего, -- закатывались мы снова и снова, -- с артишоками!
Читать дальше...Свернуть )

Сегодня...

Все планы перемешались, перепутались, как случайный коктейль, сделанный то ли к празднику, то ли просто так, по случайно найденному рецепту. Кажется, что каждый следующий день вносит только дополнительный хаос, из которого не выбраться никогда. Невидимый моему, насквозь пропитанному арахнофобией, существу, паук изящно плетёт очередной виток и невероятно нагло усмехается - мол, пойди, распутай. А я что - я ничего. Я послушно принимаю вызов и только иногда поглядываю в окно. Там, только руку протянуть, ещё буквально вчера было раскрашенное в ослепительно пурпурный цвет дерево, которое сегодня потускнело и сбросило с себя всё это великолепие. А ведь действительно поначалу казалось, что осень совершенно ни при чем - оно всегда такое - элегантный пурпур. Не вызывающий красный, не пошлый бордовый, а вот такой - который невидимый художник выбирал осторожно - пытаясь довести до совершенства. И где-то в глубине вспоминался О.Генри - наверное, он тоже когда-то поражался элегантности и совершенству этого убранства - иначе откуда бы взялись такие точные описания. Но сегодня это уже почти забыто - художники ушли спать, побросали свои кисти, забросили палитры и вообще, кажется, устали. Впрочем, иногда мне кажется, что это не они. Это, наверное, всего лишь я.

И только роится беспокойный улей на полочках в голове, где прежде был, пусть и не идеальный, но порядок. Вспоминается и не верится - ведь время, оказывается, действительно может быть живым. Может бежать тонкой струйкой, успокаивая и лаская - всё будет хорошо.

Хьюстон, Филадельфия, Нью-Йорк... Такой невероятно плоский и душный Техас. Удивительно, как же такое бывает - садишься в самолёт в валенках и куртке и, выходя из него, пытаешься скинуть липкую тёплую влажность, окутавшую тебя всю - с головы до ног. Как же может быть, что всё такое плоское - действительно блин. И в такси, глядя в окно, невольно ловишь себя на том, что глаз всё ищет и ищет ту самую черепаху. И непременно слонов. Отогревшись, кажется, что все они обязательно небесно-голубые. А как же иначе? И уютный, пахнущий невероятными специями, шофёр что-то рассказывает, вовлекает тебя в разговор, пытается даже, кажется, спорить... И надо, обязательно надо, всё это запомнить - чтобы потом обязательно записать, чтобы не забыть. Ведь черт его знает - может и не будет такого больше? Не будет этого запаха специй - острого, сводящего с ума, вызывающего бурление в животе и невероятное желание окунуться с головой - хотя бы попробовать. Галочка поставлена - обязательно запомню, обязательно запишу, ведь забуду же.... Но... Завтра - сегодня не с руки... А вот завтра....

А завтра уже вспоминается шумный, суетливый, бурный, сводящий с ума своей энергичностью, но всё же тёплый и даже по-своему уютный Нью-Йорк. И, конечно же, красавица Филадельфия - пахнущая, кажется, коржиками с корицей и густым, непрозрачным пивом, сделанным по рецепту самого Вашингтона. И это тоже обязательно надо - ведь забуду же... А как же можно забыть ту таверну, в которой бывало обедал Вашингтон и, поднимая глаза вверх, любовался таким уютным небом Фили - и звучит даже как-то по бабушкиному - Фили... Филадельфия. Нельзя не написать, жалко забыть. А Нью-Йорк? А как же самое шумное, заполненное туристами, неоном и обжигающими сосисками с капустой, купленными у первого же попавшегося уличного зазывалы, место? Он забирается куда-то под кожу, и легко верится, что полюбив его однажды, наверное, не избавишься от него никогда - пусть и без особой взаимности. Да и не нужна мне взаимность - мой самый любимый, самый взаимный Иерусалим всё равно ревнив до отвращения и не потерпит такого рода вольностей. Но я потихоньку - пока он спит... Пока его прохлада далеко. Я не изменяю - нет - я просто открываю в себе ещё чуть-чуть места и для этого гиганта. И как же можно не написать? Обязательно надо.... Обязательно... Но... Завтра - сегодня голова чугунная, напоминающая знаменитый "Утюг" - такая же треугольная и немного нелепая. Завтра...

А сегодня? А что сегодня... Сегодня хочется завернуться в прохладу обещанного в ближайшее время снега, хочется пить горячий кофе и есть шоколад с перцем - обязательно с перцем. Ведь иначе он сладкий. А сладкое я не люблю.....

Метки:

Profile

хм...
inkogniton
Мирка

Latest Month

Октябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow