Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

хм...

(no subject)

В последнее время я боялась заходить в жж, боялась прочитать плохие новости о Лене pristalnaya. Но заходила всё равно, читала её тексты и каждый раз думала -- ура, ещё один день она с нами, со мной. Сегодня ура не случилось -- рано утром Лены не стало. Я читала её журнал практически с самого первого своего дня в жж. Её тексты, стихи, её манера общаться -- в ней было прекрасно, кажется, всё. В последнее время ей было тяжело читать жж, но она читала и комментировала мои заметки о нас до последнего -- говорила, что они неизменно вызывают у неё улыбку, что ей от них хорошо. Эти заметки я посвящаю Лене. Как она как-то раз сказала -- это один из самых рейтинговых сериалов. Где бы ты ни была, дорогая Лена, я надеюсь, что ты улыбаешься.

*******

Я и дитя сидим на стуле. К нам прибегает чадо и ластится. У меня есть две прекрасные девочки, -- восклицаю я и обнимаю чадо. Ура, -- выбегает Ыкл из кухни, -- наконец-то я хоть в чём-то победил маму! В чём? -- одновременно с чадом выпаливаю я. Как это в чём? У меня же целых три прекрасных девочки, а у тебя только две!
Collapse )
хм...

Игрушки

За час в пробке можно прожить целую жизнь. Иногда даже несколько. Впереди меня стоял ослепительно белый грузовик. На задней стенке большими красными буквами красивым шрифтом было выведено: этот грузовик может стать вашим в ближайшие двадцать четыре часа. Я заворожённо смотрела на надпись и думала. Сначала я пыталась представить кому нужен грузовик. Представить получалось плохо, то и дело я сбивалась на то, что даже если он и нужен, то где его ставить? Определённо, никак не получалось представить кому может понадобиться этот восхитительный, ослепительно белый, сверкающий грузовик. На удивление поймала себя на том, что пытаюсь представить что бы я делала с этим грузовиком, если бы он у меня был. В первую очередь думала о том, возможно ли его поставить на нашу подземную стоянку. Потом думала о том, что на нём можно перевозить, куда на нём можно ездить и какая от него, в общем и целом, польза. Я усиленно пыталась пристроить его в нашу жизнь, но получалось плохо. К третьей четверти часа, всё ещё пристально смотря на дивный контраст белой стенки и красных каллиграфических букв, поняла, что мне совершенно необходим именно этот грузовик. Прямо сейчас. Мысли проносились с необычайной скоростью: где взять деньги (сколько вообще в наше время стоит грузовик?), что скажут дома (впрочем, какая разница, неужели я не могу себе позволить такую милую игрушку, ну почему, почему я такая несчастная, почему мне не дают купить грузовик), влезет ли он на нашу стоянку (если сверху немного подпилить и аккуратно попросить соседку ставить свою машину на платную стоянку -- я всё оплачу -- то должен, конечно, не может не влезть, мне очень хочется) и, наконец, как же я буду его водить если у меня нет на него прав (их мне не получить ни за что, я даже до педалей в нём не достану, ну почему, почему мне так не везёт, почему я такая несчастная). Грузовик стоял и дразнился. Надпись подмигивала, переливалась и сардонически хохотала прямо мне в лицо. К концу часа я поняла, что моя жизнь без этого грузовика -- это уже не жизнь. Жалкие обломки былой роскоши. Кажется, мне больше ничего не было надо, кроме этого, издевающегося надо мной, кипенно-белого совершенства. На очередной развилке грузовик, махнув на прощание надписью, свернул и впереди меня оказалась ничем не приметная мазда. Пробка рассосалась, я радостно нажала на газ, тряхнула головой и подумала -- какой бред, для чего мне этот грузовик? Я даже до педалей не достаю. И ставить его негде. Кому вообще нужен грузовик?

*******
Collapse )
хм...

Семь камней

Я познакомилась с Йоси совершенно случайно. Приехала на автобусную станцию раньше времени и начала бродить по вокзалу, чтобы скоротать время. На вокзале скоротать время можно либо присев перекусить, либо заходить во все магазины подряд и глазеть на развалы одежды, обуви, дисков или книг. Приятнее всего, конечно, зайти в книжный магазин и спрятаться где-нибудь в дальнем углу с какой-нибудь книгой. В тот день книжный был закрыт и на двери висела большая табличка: переучёт. Интересно, что они переучитывали. Но, так или иначе, оставалось только либо зайти в кафе, либо бродить меж бесконечного ряда магазинов. Размышляя о том, что же лучше, я заметила Йоси. Он сидел за своим столиком рядом с лестницей. Столик был накрыт какой-то скатертью, на которой красовались павлины и попугаи. На столе лежала колода карт, хаотически разбросаны несколько цветных камней и курилась сандаловая палочка. Я подошла и села на стул напротив.

- Добрый день. Меня зовут Йоси. А тебя?
- Тата. Меня все зовут Тата. Ты гадаешь?

Я сама не знаю, для чего я туда подсела. Я не верю в гадания, не верю в духов, не верю в спиритические сеансы. Я верю в здесь и сейчас. Когда-то, в далёком детстве, мы вызывали духов. Мы раскладывали большую круглую белую доску, сверху ставили стрелку и держались за руки. Кого мы будем вызывать в этот раз? Эйнштейна предложила Маша. Помню как смешно нам стало тогда -- зачем нам Эйнштейн? Маша пожала плечами -- почему бы и нет? Мы вызывали Эйнштейна: закрывали глаза, держались за руки, качались в разные стороны и монотонно бормотали: дух Эйнштейна, приди к нам, дух Эйнштейна, расскажи нам..

- Я гадаю. Тебе погадать?
- Я и сама не знаю, что мне.

Йоси внимательно посмотрел на меня и засмеялся:

- Ты не веришь в гадания, так ведь?
- Не верю, -- стало сразу легче. Легче, что не надо придумывать ничего. Не надо объяснять, зачем же я к нему подсела, раз всё равно не верю. И ведь знала же, что гадает. Карты, сандаловая палочка, павлины на скатерти. Весь антураж, всё как положено.
- Так гадать или нет? На самом деле, это не важно, веришь ты или нет. Если не веришь, то какая разница, что я тебе скажу. А если вдруг сбудется, будешь думать, что это занятное совпадение.

Эйнштейн тогда так и не пришёл. Пришла Леськина мама. Долгое молчание и отсутствие света в комнате стали её волновать. Она зашла в самый ответственный момент. Именно тогда, когда пресловутая стрелка уже почти начала крутиться. Именно тогда, когда уже были почти слышны шаги. Она распахнула дверь и мы все закричали. Маша испугалась больше всех. Потом-то, конечно, мы все смеялись и наперебой объясняли, что это шутка. Что мы не верим ни в каких духов. Потом -- через полчаса, когда она поила нас чаем на маленькой белой кухне. Лесина мама достала откуда-то огромную банку земляничного варенья. Кому нужен дух Эйнштейна, когда есть земляничное варенье.

- Тата... Красивое имя. Никогда не слышал. Ты, наверное, актриса?
- Нет, совсем не актриса. Дурацкое имя, -- огрызнулась я, -- мама начиталась каких-то книг. Дурацкое имя.
Collapse )
хм...

Научно-метеорологическое

Три с половиной года назад приезжал с серией лекций в мой университет один великий математик. Он тогда рассказывал что-то, что я плохо понимала, а потом, вдруг, замолчал, подумал и произнёс куда-то в потолок:

- У нас недавно был ужасный ураган. Ужасный совершенно. Всё летало в воздухе -- машины, деревья; почти сносило крыши с домов, не было электричества. Был кошмар. К чему я это всё рассказываю? А, ну да. Так вот: я смотрел на это и, пока я смотрел, я совершенно точно понял одну вещь: у уравнения Навьé-Стокса должна быть сингулярность!

На улице летали машины, а он понял про уравнение. И мне стало невероятно завидно.

У нас планируется ураган. И говорят, что всё будет летать в воздухе: машины, деревья; говорят, что даже у домов может снести крышу; говорят, что не будет ни электричества, ни воды. А я думаю о том, что в магазине кончилась вся вода, что нигде её не купить, потому что все испугались и всё скупили. Ещё я думаю о том, что, наверное, надо было вчера купить побольше молока -- такого, которое может храниться и без холодильника, потому что сегодня его уже не было. Всё скупили. И посреди всего этого я понимаю, вдруг, что я думаю о том, что может быть, когда будет этот ужасный ураган, я на него посмотрю и тоже пойму, почему обязательно должна быть сингулярность. Или ещё что-нибудь.
Collapse )
работа мысли

Амбиции, планки.

Честолюбие иногда становится болезнью. Человек, пораженный ею, даже не понимает почему он мучается, не находит себе места и не может примириться с тем или иным исходом. Мы сами себе ставим планки - всегда. Проблема начинается тогда, когда человек не в состоянии отступиться от поставленных самим себе планок и согласиться принять чуть меньшее чем то, на что он изначально рассчитывал.

Энное количество лет назад в одном из ведущих университетов делал докторат по математике один молодой человек, назовём его Джим. Все вокруг знали, что Джим гений - не просто гений, а всем гениям гений. Никто потом не мог вспомнить почему они все это знали, но они это знали. Все знали, что то, над чем работает Джим, это проблема такого уровня, которая может произвести если не революцию, то точно небольшой переворот в данной, отдельно взятой, области. Ещё ничего не было опубликовано, практически никто не видел его работы, но все "знали", что гениальность Джима это такая же аксиома как то, что по утрам восходит солнце. Посему, дабы не упустить такого великолепного ученого, ему предложили постоянную позицию профессора ещё во время того, как он делал докторат. Следует отметить, что это не просто странно, а практически нереально. Позиция профессора это та позиция, путь к которой настолько тернист и долог, что докторат это даже не первая ступень - это только часть первой ступени. Но это для простых смертных - Джим же, как знали все окружающие, был гением.
Collapse )
хм...

Магия.

Одним из самых магических предметов в доме является холодильник. Я это точно знаю. Ведь сколько раз мы, пребывая в совершенно сомнамбулическом состоянии, подходим к нему, открываем и... немедленно закрываем. В большинстве случаев только для того, чтобы задумчиво окинуть взглядом его внутренний внешний вид, не увидев при этом ничего. Даже когда совершенно точно знаешь, что в нем находится, остается какая-то необъяснимая надежда на то, что если открыть его пять раз за час, в нем обязательно должно материализоваться что-то, чего до этого не было. Ну а вдруг за последние двадцать минут что-то изменилось. Что бы вам хотелось? Гусиной печенки? Не вопрос. Надо подождать полчаса с последнего открывания и попытаться открыть его ещё раз, мысленно представляя тарелку с великолепным гусиным паштетом, украшенным пошлыми розочками. Медленно и аккуратно открыть магическую дверцу, зажмуриться и... Закрыть её назад. Ведь, по дороге, вы уже забыли зачем, собственно, к нему шли, а ничего, привлекающего взгляд, опять не оказалось.
Collapse )
работа мысли

Кому это надо?!

Сколько раз я слышу фразу - вот то, что ты делаешь, оно какую пользу приносит? После такого рода вопросов, я обычно впадаю на несколько минут в ступор. В каком смысле? Что это приносит сельскому хозяйству? Повышает ли это рост капусты? Влияет ли это на размер моркови? Я не всегда знаю что ответить - особенно, если нет настроения пускаться в длинные рассуждения об общей пользе науки и о том, что то, что сегодня, вполне возможно, выглядит совершенно бесполезным с прикладной точки зрения, завтра окажется очень прикладным. Вопрос в том куда и что прикладывать.
Collapse )
хохоталки

Я и то, что в принципе невозможно...

Есть вещи, которые происходят со мной и если бы мне кто-нибудь, когда-нибудь сказал, что такое вообще реально с кем бы то ни было - я бы ни за что не поверила. Но со мной они происходят. Приведу два примера.
Collapse )
eye

И ещё немного осени....

Витька был самым весёлым человеком в любой компании. Он всегда находил общий язык с людьми - с любыми. Дворники, академики, врачи и сантехники - все обожали его байки, смеялись, когда смеялся он. Он заразительно смеялся. Он был красив и удачлив. Ему всё удавалось легко, почти шутя. Шутя поступил в один из самых престижных вузов, шутя закончил его с красным дипломом. Шутя нашёл работу - получал великолепную зарплату, больше чем многие сотрудники того же ранга. Витька утверждал, что он завзятый холостяк.
Collapse )
работа мысли

И опять про любовь....

Несколько лет назад, ещё на предыдущей степени, брала я некий семинар, связанный с теорией вероятности. К своему величайшему сожалению, я эту теорию знаю крайне плохо, надеялась, что после этого буду знать лучше. Надежды мои канули в лету, по крайней мере на этом семинаре. Но расскажу я не об этом. Расскажу я об одном курьёзе, связанным не с теорией вероятности, а с другой теорией, которую я тоже знаю крайне плохо - можно даже сказать отвратительно. В рамках семинара, я получила статью, которую мне надо было проштудировать, заполнить в ней все "дырки" и на пальцах объяснить участникам о чём там, собственно, речь. Что такое эти самые "дырки"? "Дырки" это все те места, в которых автор статьи пишет - "это тривиально", "это легко увидеть", "из этого совершенно тривиально следует", "это мы оставляем читателю в виде лёгкого упражнения".... Большинство таких "тривиально" забирают несколько дней на понимание, что же там было так уж тривиально. Иногда, даже больше. Так вот - одна из таких дырок, требовала штудирования дополнительной статьи, оказалось что это совершенно не тривиально, но на редкость интересно. Вот об этом я и хочу рассказать.
Collapse )