Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

хм...

(no subject)

Я не пишу, так как временно онемела. За всё время карантина и коронавируса у меня ни разу не было такого ощущения апокалипсиса, который появился несколько дней назад, когда я увидела разгромленные, разворованные, несчастные улицы Нью Йорка. Поначалу я всё пыталась понять что же такое происходит -- не может же быть, что всё человечество разом сошло с ума, так не бывает -- вместе только гриппом болеют, а с ума сходят поодиночке. Но оказалось, что, в какой-то степени, может. Я внезапно начала читать новости, и ни разу, кажется, я так не жалела о том, что начала это делать. Если судить по последним событиям, лучшей борьбой с расизмом являются ограбления, разрушения и вандализм. О, простите, сегодня так говорить нельзя, на языке последних дней ограбления не являются ограблениями, а являются перераспределением собственности (экспроприируй экспроприированное на знакомом мне языке), разрушения не являются разрушениями, но называются восстановлением мировой справедливости, а вандализма теперь вообще нет -- если только кипящий разум, крайне возмущенный. Особенно этот разум возмущает та самая собственность, которую обладатели данного разума старательно, изо всех своих сил, перераспределяют. В свою пользу, конечно, иначе чего начинать-то.
Collapse )
хм...

Хроники коронавируса 66

Некоторые шансы выпадают исключительно раз в жизни. И вопрос только в том, что ты с ними сделал. Вот наш глава, к примеру. Всем известно, что у него есть кумир -- Черчилль. То, что достоверно не известно, но легко предполагается, что он, наверное, грезит о тех же лаврах. Но для этого должно многое совпасть. Я говорю Ыклу -- представляешь, как ему повезло?! Сейчас, конечно, не война, но максимально приближенная ситуация, и он в это время глава -- вот он, долгожданный и единственный шанс! И что он с этим шансом делает? Ну да, мы знаем, он рассказывает нам о том, что выходить из дома не следует, но гулять обязательно! Прочее в том же духе, всё никак не могу избавиться от пластилиновой вороны в голове.

Да, конечно, он выглядит лучше некоторых других глав, к примеру, великолепного заокеанского главы, предлагающего внутривенно впрыскивать хлорку и лечиться ультрафиолетовыми лучами, пользу которых, давно и бесповоротно, доказали все, кому не лень. Но тот глава настолько прекрасен, что его переплюнуть, кажется, невозможно. Да и кто рискнет? То он хлорку внутривенно вводит (и себе тоже, а как же, он вместе с народом), то лекарства от малярии нахваливает так, что создается впечатление, что он их вместо завтрака, обеда и ужина употребляет. Горстями. И потому раз за разом я думаю, что нет, не сумели они воспользоваться шансом им данным. И не то чтобы они не прославятся, все прославятся по завершении, вот только не уверена я в том, чем конкретно будут славиться на этот раз.
Collapse )
хм...

Хроники коронавируса 58-59-60

Где-то в глубине души всё думала когда мне надо выезжать, чтобы доехать вовремя, а то ведь те, кто уже не могут и не хотят не работать могли послушать и поехать на работу и, конечно, соблюдая рекомендации, совершенно не на общественном транспорте. Однако дороги были пустые, людей на улице тоже было достаточно мало, но кафе открыты, на улице стоят несколько столиков, правда немногочисленные посетители всё еще предпочитают сидеть внутри, а не снаружи. Практически нет людей в масках, изредка встречаются люди в перчатках.

Внезапно стало холодно -- не по-зимнему, но скорее по-весеннему, когда весна неуверенно начинается, но всё еще не решила началась она или нет. После нескольких достаточно жарких и душных дней я невероятно рада этой погоде. Автобусы по-прежнему практически пустые, там и здесь изредка попадается один или два пассажира. Но пока мне, честно говоря, не видна разница по сравнению с полным карантином и теперь, якобы, немного ослабленным.

Поняла, что либо я действительно безнадежно устарела, или, скажем честно, постарела, или есть что-то, что я совсем не понимаю. Самая старшая группа садика, в который ходит дитя, рассчитана на детей от трех до почти четырех лет. Тем не менее, я получила от них письмо, в котором нам сообщалось, что если какие-то дети соскучились по своим друзьям из садика, то нам следует сообщить и они, в свою очередь, постараются организовать видео-встречу между детьми. И, что самое интересное, сообщение было не из старшей группы, а именно из группы дитяти. Я представляю себе как дитя сидит перед экраном и разговаривает о тяготах карантина со своими боевыми товарищами. Они ведут задушевные беседы, отвлекаясь лишь на обед и сон, обсуждают насущные вопросы и просто говорят по душам. Но сколько бы я ни издевалась -- это не шутка, а вполне серьезное предложение. Остается только признаться себе в том, что я стала очень старая, не успеваю за нынешним поколением и его привычками.
Collapse )
хм...

Хроники коронавируса 57

Вчера привезли заказ, опять не привезли пармезан. Вроде в Италии ослабили карантин, а на тебе -- именно сейчас стало недоставать пармезана. Зато удалось забронировать доставку на две недели вперед, караулила с самого утра, теперь это уже почти привычка.

Вечером позвонила соседка -- поблагодарить и поболтать.

-- Ты слышала сегодняшние новости? -- начала она, отчего-то усмехаясь.
-- Нет, -- честно призналась я. Когда она звонила я всё еще сидела и работала, какие там новости, -- а что, что-то интересное?
-- Ты вообще когда-нибудь новости слушаешь? -- рассмеялась она.
-- Нет, -- честно призналась я и подумала, что со стороны это, наверное, звучит странно, но как же хорошо быть постоянно благостным идиотом, не знающим ни о чем.
-- А как ты узнаешь о том, что происходит? -- изумилась она.
-- Мне рассказывают, -- честно призналась я, -- иногда родители, иногда Ыкл, иногда друзья.

Я сказала истинную правду. Я никогда не слушаю новости, я не знаю что происходит. Когда уже каждая мышь знала о коронавирусе, я не знала ничего, вообще ничего. Нет, я слышала разговоры о чем-то там и здесь, но я не понимала о чем они и считала, что раз мне всё еще об этом не рассказали, значит это не является таким важным, чтобы мне о нем знать. Когда-то очень давно, когда я была совсем юной аспиранткой, в Израиле был огромный переполох -- из тюрьмы сбежал особо опасный насильник. И мне тогда позвонили, оторвали меня от работы, исключительно для того, чтобы это сообщить -- так и сказали, осторожнее, сбежал опасный насильник и где он бегает никому неизвестно. Правда добавили, что тому насильнику нравятся только блондинки и чтобы рост не меньше ста семидесяти -- на тебя, заключили, не позарится. Но мне тогда интересно стало, я немедленно позвонила одному своему другу, который всегда слушает все новости и всё знает. И я его просто спросила что он об этом знает, а он, не задумываясь, сообщил, что для того, чтобы изнасиловать лично меня, надо либо прямо прийти ко мне домой, либо в офис, и посоветовал не открывать всяким не таким двери. Я подумала тогда, решила, что он прав и забыла обо всем, вернувшись к работе -- чего мне помнить, если оно мне ни к чему.
Collapse )
хм...

Хроники коронавируса 56

Позавчера соседи праздновали до самой темноты. Постепенно растворились в воздухе запахи мяса и ближе к вечеру улицу заполнили ароматы кофе, чая и свежей выпечки. Они всё сидели за своими столиками, время от времени переговариваясь с другими такими же. Когда же все зашли в дома, вдруг начались фейерверки. Их, к сожалению, было плохо видно, их пускали где-то вдалеке, но время от времени небо вспыхивало разноцветными точками и звучал грохот, напоминающий, наверное, канонады. Было тепло, можно сказать жарко, только ближе к вечеру стало чуть прохладнее и вдруг снова стало возможно дышать. Не то чтобы я не была привычной к жаре, но я никогда не любила и не люблю жару, а тут, следует отметить, даже какие-то жалкие плюс двадцать пять я переношу хуже, чем израильские плюс тридцать. Я вышла, всё старалась углядеть фейерверки, хоть немного, но было почти как в басне -- слышать слышала, а вот видеть практически не видела.

Вчера было девятое мая. Не хотелось писать хроники, хотелось сидеть и вспоминать, думать. Я вспоминала о своих бабушке и дедушке -- они очень мало рассказывали о войне, почти ничего. Не любили. Но зато каждое девятое мая дедушка надевал свою парадную форму, надевал все ордена и медали и они шли на центральную площадь, на праздник, в конце которого все всегда танцевали вальс. Прямо на площади. Хорошо помню один бабушкин рассказ. Дедушка уже ушел на фронт, а она, беременная моей мамой, и ее родители уехали в эвакуацию. Рожать она должна была в начале января. Но то ли от стресса, то ли от голода, то ли от сочетания всего на свете, роды начались в ноябре. И она сама дошла по холоду километр до больницы, всё говоря себе, что она врач, она не имеет права жаловаться или плакать, а потом, когда уже вернулась с мамой, ее мама, моя прабабушка, вдруг принесла ей узелок, сунула в руки и вышла. В узелке оказались кусочки сухого хлеба -- прабабушка не до конца ела свою пайку, прятала под подушку и хранила. Чтобы отдать бабушке, чтобы она лучше ела.
Collapse )
хм...

Одна судьба

Сегодня мне не хочется писать хроники, всё внутри меня сопротивляется. Наверное потому, что сейчас всего лишь карантин и это неудобно, это ограничивает свободу, это, в какой-то степени, отражается на гражданских правах, вернее на попрание этих прав. И на эту тему можно говорить много и долго, но сегодня мне не хочется. Сегодня я помещу один из своих старых текстов об одном человеке и его судьбе. А обо всем остальном потом. Простите те, кто уже читал этот текст.


Израиль Исаакович Гуревич был видным красивым парнем. Высокий, широкоплечий, голубоглазый блондин. Какой там Израиль -- настоящий Джон. Или Жан. Наверное, можно было бы сказать Иван, если бы не таило это имя нечто такое неуловимо простое. Израиль прекрасно танцевал, пел -- координация была просто отменная. С такой внешностью и такими природными данными, должен был стать актёром -- все прочили замечательную судьбу. Выросший в небольшом провинциальном городке, прекрасно говорящий по-немецки, улыбающийся и жизнерадостный Израиль, отправился покорять Москву. Москва, как ни странно, покорилась сразу -- Израиль поступил в театральный институт: на актерское отделение. Невеста ждала возвращения в городе детства. И тут началась война. Студенты -- все мальчишки, только закончившие первый курс, не знавшие в этой жизни ничего -- все, стройной шеренгой, отправились на фронт.
Collapse )
хм...

Хроники коронавируса 55

Начали проявляться первые будущие последствия всей этой истории. На будущий год (надеюсь, только на него) отменили практически все относительно серьезные курсы, по причине малой рентабельности. В привязке к этим предметам, это, как минимум, смешно -- это относительно серьезные математические курсы, на которые, как правило, записываются те, которые действительно хотят учить математику. Впервые, кажется, с начала всего этого, я расстроилась как никогда до этого. Я плохо понимаю как можно учить математику без этих предметов, что человек, собственно, будет знать по окончании? Мне это не только не ясно, мне очевидно, что это уже не может называться полноценной учебой. Но от всех факультетов требуют чем-то пожертвовать. Я понимаю причины, но, тем не менее, внутри меня всё бунтует против вот такого решения. Это, боюсь, далеко не последние последствия, думаю, что всё отразится и на зарплатах, и на повышениях оных и на всем остальном. Практически уверена. В одной из статей, написанных в знак протеста, выказано справедливое удивление тем, насколько правительство бешено стремится увеличить количество исследований, бездумно сочетая это практически с прямым указанием резко, в десятки раз, сократить финансирование всех научных заведений. И никак, кроме зазеркалья, это не обозвать. Я всё еще стараюсь не думать обо всем этом, пока лишь продолжаю переформатирование экзамена -- так, чтобы он подходил к нынешним реалиям. Всё меньше уверенности в том, что в сентябре откроется полноценный семестр. Скорее всего, достаточно большая часть останется дистанционной, и к этому тоже надо готовиться -- не только в прямом, физическом, смысле, адаптируя материалы и стиль лекций, но и в моральном.
Collapse )
хм...

Хроники коронавируса 54

Сегодня я поняла почему тогда вдруг замолчала автоматическая госпожа, объявляющая остановки -- всё очень просто: ее меняли, перепрограммировали, если по-научному. Теперь она не только объявляет остановки, но перед каждым объявлением сообщает, что общественный транспорт хоть и работает, но пользоваться им можно и нужно только и исключительно в жизненно-необходимых ситуациях. В любой другой ситуации, настоятельно советует госпожа, мы убедительно просим вас оставаться дома и из него не выходить. То есть абсолютно. За исключением, конечно, физической активности, но об этом госпожа нам не сообщает, полагаясь на нашу собственную разумность. Автобус был практически пустой, впрочем к этому я, кажется, уже привыкла.

На втором этаже сидели две молодые девушки и весело болтали. Краем уха услышала -- ты где сейчас, как ты? -- спросила одна вторую, на что та, не задумываясь, ответила, -- я сейчас в Малаге. В каком смысле? -- удивилась первая. В прямом, -- упрямо тряхнула та головой и продолжила, -- у меня всё было: билеты, гостиница, планы, маршруты, всё было. Я должна была быть сейчас в Малаге. Так что? -- она рассмеялась и показала в окно, -- из-за всей этой дурацкой истории мне в Лондоне торчать? Я и решила -- вы как хотите, а я лично сейчас в Малаге. Наполняю каждый вечер ванну с ароматической солью -- так, как наполняла бы ее в гостинице, ложусь в нее, слушаю музыку, пью вино. А на утро у меня готов завтрак -- я раскладываю на сто тарелочек всего понемногу, ну, будто бы я спустилась, а там шведский стол, я прошла по ряду, набрала что хотела и сижу и ем. А чего на тарелочках нет, так то потому, что не захотела положить. Ну ты даешь, -- восхищенно присвистывает подруга. Подожди, -- перебивает ее та, -- я еще не всё рассказала. А в саду я поставила надувной бассейн! Я наполнила его водой и после завтрака иду туда, к бассейну, и -- раз, и я уже на море, вот так вот просто! Ты помнишь мои дурацкие статуи в саду? -- вдруг поворачивается она к подруге, та восхищенно кивает. Так вот, -- продолжает она, -- это теперь не просто дурацкие статуи в моем маленьком саду, это древние статуи на улицах Малаги. Так что, весь мир как хочет, мне наплевать, а лично я сейчас -- в Малаге.

Я никогда не была в Малаге. Я сижу и слушаю, затаив дыхание, и всё думаю о том, что надо бы съездить в Малагу, обязательно надо, раз она такая прекрасная, что даже сейчас кто-то только там и нигде больше.
Collapse )
хм...

Хроники коронавируса 48

Вчера и сегодня практически весь день дождь стоял почти стеной. Вчера я стояла на автобусной остановке, неподалеку от меня стоял господин лет шестидесяти пяти. Мисс, -- обернулся он ко мне, -- вы только что пропустили автобус, я знаю, я на нем приехал! Я было расстроилась, но господин споро достал телефон, что-то посмотрел и радостно обернулся ко мне -- не волнуйтесь, мисс, следующий всего через пять минут! Мы стояли под крышей остановки и смотрели на непрекращающийся дождь. Господин усмехнулся: такая погода держит людей дома лучше всякого карантина, не правда ли? Я немедленно согласилась, именно об этом я и сама в этот момент думала. Как вам на карантине, мисс? -- улыбнулся мне господин. Нормально, -- кивнула я, -- живем, пока не жалуемся. Я-то сам на пенсии, -- продолжал он разговор, -- так что у меня вообще никаких изменений. Впрочем, -- вдруг повернулся он ко мне, -- изменения есть! Ведь на пенсии я стал больше гулять, мы с женой стали раз в неделю ездить в театр, а сейчас ни погулять толком, ни в театр поехать, ни к друзьям. Даже посидеть в саду невозможно! -- рассмеялся он, -- но это не из-за карантина, конечно, а из-за дурацкой погоды!

Но зато, -- всё продолжал он разговор, я же внимательно слушала, -- теперь спектакли показывают в интернете. Но понимаете, мисс, ведь когда мы ходили в театр, мы красиво одевались, готовились заранее, это было целое действо! И вот, мы первый спектакль посмотрели как были -- жена в халате, я в домашней одежде, а потом посмотрели друг на друга и решили, что больше так не будем. И теперь, каждую пятницу, я, как и раньше, надеваю смокинг и бабочку, жена надевает вечернее платье, достает свои бриллианты, мы наливаем вина в красивые бокалы, садимся рядом, будто в зрительном зале и наслаждаемся спектаклем. И знаете, мисс, -- задумчиво посмотрел он куда-то вдаль, -- это, конечно, не заменяет, но насколько стало приятнее, не передать! Он стоял, как и положено, в трех метрах от меня, но его было прекрасно слышно -- у него оказался неожиданно молодой и невероятно приятный баритон. Я всё слушала и время от времени кивала. Ну, -- посмотрел на на дождь, -- это когда-нибудь закончится? Впрочем, -- тряхнул он головой, -- у меня кончилось терпение, больше ждать не могу, пойду, пожалуй, мне близко, вон на ту улицу. А вот и автобус, мисс, хорошего дня! Он ушел сидеть в саду, я же зашла в совершенно пустой, ныне бесплатный, автобус.
Collapse )
хм...

Хроники коронавируса 47

Самое, пожалуй, заметное и немного для меня удивительное, это то, что многие люди отключили режим жить и включили режим выживать. Это очень разные режимы. Первый предполагает некое соблюдение правил, норм, можно назвать это как угодно, но суть не поменяется, которые включали в себя, к примеру, запреты на хамить незнакомым людям, ощущение неудобства при попытке одного взрослого человека учить как жить другого взрослого человека, какое-то соблюдение личных границ, и базовых правил как вести себя у кого-то в гостях. В режиме же выживания всё это становится лишним, так как этот режим не предполагает каких-либо мыслей на тему своего поведения, он, как и ясно из названия, предполагает одно -- бешеную необходимость выжить. Удивительно мне это потому, что на данный момент нет особенных предпосылок к включению этого режима, но, на самом деле, это, наверное, не главное. Главное же -- что на мой взгляд самое важное, что должно двигать человеком, это чувство самоуважения, это сознание того, что если когда-нибудь вдруг придется держать ответ за те или иные действия, поступки или слова, то человеку не должно быть стыдно, он не должен быть в состоянии, когда вдруг возникает непреодолимое желание отвести глаза и постараться скорее сменить тему. Не то чтобы у меня не было ничего в жизни, за что мне не было бы стыдно или не возникало бы ощущения неловкости при мысли об этом. Но таких моментов, к счастью, очень мало -- в общем и целом, я стараюсь не потерять уважения к самой себе, а поскольку я строга, в первую очередь к себе, а потом уже и к некоторым остальным, то не потерять самоуважения, в частности, значит, что я не имею права вдруг вести себя так, как я считаю неверным.
Collapse )