Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

хм...

Хроники коронавируса 53

Некоторое время назад бабушка Ыкла заказала под моим руководством (наконец-то) кошелек, который ей давно понравился, но она всё не решалась и ходила кругами. Мы его заказали и я нетерпеливо ждала когда она его получит, чтобы узнать понравился он ей или нет. Я, кажется, ждала момента получения больше нее. Сегодня она его получила. Мы всё еще сидели за столом и вкушали нашу прекрасную утку с овощами, когда вдруг раздался телефонный звонок. Я пошла отвечать. Не успела я сказать "алло", как она начала восторженно кричать в телефон, всё описывая какой он прекрасный и прекраснее него, кажется, нет ничего на свете. Я молчала и довольно слушала -- она всегда радуется как ребенок и это истинное наслаждение слышать когда ей что-то по душе. Она всё описывала какой он прекрасный на вид, на ощупь, какой благородный, а я млела, будто это я являюсь производителем этого кошелька. Она не всегда довольна, отнюдь. Было пару раз, когда она, получив заказ, звонила и разочарованно сообщала, что это совсем не то, вообще не то. И всё, -- говорила, -- теоретически, в этой вещи прекрасно, но она совершенно не моя, я на нее смотрю словно на чужака. Тогда, конечно, мы отсылали вещь назад и искали что-то другое, такое, которое будет свое.
Collapse )
хм...

Совершенно всё равно

Крымский был налоговым консультантом. От бога, как принято говорить. К нему приходили люди, приносили кипы бумаг, смотрели отчаянным и растерянным взглядом, и молили: помоги. Крымский брал в руки калькулятор, чего-то считал, пересчитывал, грыз ручку, смотрел безумным взглядом куда-то вдаль, и выдавал аккуратно заполненные декларации, но не только. В процессе Крымский напоминал сумасшедшего профессора -- такого, какими их рисуют в комиксах: всклокоченная шевелюра, ручка во рту, безумный взгляд; процесс увлекал его полностью, втягивал в себя как в болото. Он получал удовольствие от того, что для большинства людей было сущей мукой. В общем, Крымский был гением в своём деле, впрочем, многие считали, что не только в нём.

Липа любила Крымского. Они жили вместе уже много лет, она постепенно привыкла к его странностям; когда Крымский, сверкая глазами, рассказывал очередную историю, Липа внимательно слушала и не могла оторваться. С Крымским было интересно и не скучно, это перевешивало почти все его недостатки. Крымский любил хорошо выглядеть, несмотря на давно официально провозглашённое -- мне всё равно. Он говорил, что ему всё равно, но Липа помнила как когда-то, когда он только начал за ней ухаживать, он пригласил её к себе выпить кофе. Жил он один, в небольшой квартире. В квартире был практически идеальный порядок, за исключением горы одежды на кровати. Создавалось ощущение, словно он что-то искал в шкафу, для чего ему пришлось достать из него практически всё, что там лежало, а положить назад не успел, очень торопился к Липе. Липа тогда удивлённо смотрела на гору одежды, но вопросов не задавала, ни к чему, если что -- потом разберётся. Уже потом, спустя несколько лет, когда они уже жили вместе, Липа поняла откуда взялась та гора одежды, с которой началось её знакомство с настоящим Крымским. Крымский готовился к свиданию с ней. Он и сейчас, когда предстояла важная встреча, доставал из шкафа рубашку за рубашкой, всё примерял, пытаясь понять доволен он или нет, провозглашая при этом, что ему совершенно всё равно. После его ухода Липа, вздохнув, раскладывала образовавшуюся на кровати гору одежды по местам и напевала насмешливо -- ему всё равно, ему всё равно.
Collapse )
хм...

Когда я был маленький, я был убеждён, что

Искала нечто в почте и наткнулась на собственный комментарий многолетней давности. Моя чудесная френдесса nata_blackcat тогда предложила сыграть в игру "когда я был маленький, я был убеждён, что". И вот я ответила тогда, а сейчас мне и самой захотелось предложить сыграть в такую же игру. Я тот свой комментарий дополню немного рассказами, но пункты оставлю те же самые (хотя могла бы добавить, как минимум, столько же).

Я была убеждена что:
Collapse )
хм...

Это всё про любовь, конечно

-- Дорогая, если ты не выздоровеешь к моему возвращению, я тебя съем! Возьму и съем.
-- А тебе не жалко? Так хоть больная есть, а если съешь -- никакой не будет.
-- Очень жалко, буду плакать и рыдать, но съем всё равно.

*******

-- Мама-бегемама, толстая пастрама!
-- Я сейчас обижусь, ей-ей обижусь, ну скажи ей, скажи -- я не толстая!
-- Как на это можно обидеться? Это практически комплимент! Сама подумай, где ты видела толстую пастрому?
Collapse )
хм...

Квартирный вопрос

Всё-таки сегодня снимать жильё это совсем не то, что было раньше. Сегодня -- посмотрел один дом, другой дом, третий. То не нравится, в этом комнаты маленькие, в этом на кухне посудомойки нет -- сплошные претензии.

Когда мама была студенткой, её подруга Оля снимала угол у двух чудесных сестёр старушек. Все жили в одной комнате, перегороженной шкафом. По одну сторону шкафа лежала в кровати одна из сестёр -- была она парализованная и немая. По вторую сторону шкафа стояла раскладушка, на которой спала Оля. У стены напротив стоял небольшой диванчик, на котором спала вторая сестра. Как-то раз, решила Оля устроить небольшую вечеринку и позвать однокурсников в гости. Вторая сестра не только разрешила, но и в честь этого ушла ночевать к подруге. Парализованная же сестра осталась лежать за шкафом.
Collapse )
хм...

влюблённость

Я, кажется, влюбилась. Ни за что бы не подумала, что влюблюсь, но вот -- влюбилась. И мне немного стыдно признаваться, я шепчу про себя: прости меня, мой навеки любимый единственный Иерусалим; великодушно помилуй, мой ненаглядный Нью Йорк, это все несерьёзно, наверное, не ревнуйте, пожалуйста, но я влюбилась. Влюбилась в эту суету на улицах; в миллионы разных, совершенно разных лиц; в вежливое "мисс"; в немного чопорные доброго дня, утра, вечера; в строгие дома в центре, не предполагающие никакой легкомысленности, но не обижающиеся на глупый восторженный смех; в изумительно-аккуратные, немного вычурные, пузатые фасады домов отдали от центра, которые (теперь я точно знаю), в большинстве своём, значительно красивее внутри, нежели снаружи (и мне совсем не хочется жить практически ни в одном из них, но как же их вид приятен взору); да даже в вечернюю давку в метро, где тесно, но все и вся вежливы и никто не в обиде (сюда, сюда, мисс, здесь чуть больше места, а я вас со спины прикрою).

Невероятно забавно наблюдать как меняются люди от станции к станции. Осмотревшись немного вокруг, посмотрев на дома и машины соседей, я изумлённо мучила коллег: а что, простите, здесь другая вселенная и Порше это что-то, что доступно любому? -- вспоминая восемь разных Порше на нашей улице, всё вопрошала я. Здесь много разных вселенных, -- смеясь, отвечали мне, -- ты живёшь в той, в которой доступно практически всё практически всем. Ну и ладно, -- расслабленно улыбалась я, -- я-то думала, что сошла с ума.
Collapse )
хм...

Я люблю тебя, коза!

Я не очень хорошо слышу. Зато я приноровилась читать по губам. В большинстве случаев, мне это очень помогает. Исключение составляют случаи, когда со мной разговаривают стоя ко мне спиной и когда говорят с сильным акцентом. Иногда это доставляет неудобства.
Collapse )
хм...

(no subject)

Даже ночью удушающая жара, доходит до тридцати пяти. Я устало сажусь в такси, думаю только о том, что сейчас станет лучше -- в такси кондиционер. Таксист вздыхает -- жарко! -- смотрит на меня, качает головой и отирает пот со лба. Я согласно киваю. Мы молчим какое-то время, я смотрю в окно. Таксисту же хочется поговорить

-- Это ещё ничего, -- успокаивающе говорит он, -- вот днём ещё хуже было! -- Я опять согласно киваю. Действительно хуже, почти тридцать девять. -- А завтра, -- продолжает он, -- вообще обещали сорок! Вот куда это годится? -- он выжидательно смотрит на меня. Я думаю: и правда, никуда не годится. У таксиста тяжёлый русский акцент, но он предпочитает говорить на иврите. Мы молчим какое-то время, за окном Луна, ей тоже жарко. -- А вот я в молодости в Сибири служил, -- прерывает он тишину, -- так там минус пятьдесят ночью! Ты представляешь себе что такое минус пятьдесят? -- он смотрит на меня, я послушно качаю головой: нет, не знаю. -- А я тебе сейчас расскажу! Минус пятьдесят -- это когда вот ты плюёшь, а плевок по дороге замерзает и падает на землю. И лежит там себе -- льдинка. Представляешь? -- я согласно киваю. Таксист вздыхает, включает кондиционер на полную мощность, -- И непонятно что хуже, -- задумчиво добавляет. Действительно непонятно. Особенно, учитывая предсказания на следующий день.

*******
Collapse )
хм...

********

Я хотел вернуться на белом коне. Я должен был вернуться на белом коне. Я должен был въехать в город, белый конь должен был гарцевать, а я, я, я -- должен был держать окровавленный меч, высоко подняв руку, сдержанно улыбаться и слушать восторженные вопли толпы. Всё должно было быть именно так.

Нет, я не был уверен в том, что всё получится именно так. Но мне очень хотелось. Мне хотелось так, будто от этого зависела вся моя жизнь. Впрочем, почему будто. Когда едешь биться с драконом, тут не до будто -- тут или он, или ты. Но я не смог. Я очень хотел, но не смог. А ты, ты -- который исступлённо кричит о моей трусости и слабости -- именно ты -- ты бы смог? Нет, подожди, не отвечай. Подумай, представь. Ты -- один на один с ним в пещере, размером с его коготь на пятой, самой маленькой, запасной ноге. У него стекает слюна, он отвратителен, он страшен, он внушает страх и отвращение одновременно. Он лежит и знать не знает, что ты пришёл его победить. Да ему наплевать на тебя, честно-то говоря. Но ты уже пришёл. Он пока спит, вязкая, липкая слюна вытекает из угла чёрного, шершавого рта; он царапает когтями камни, будто видит дурной сон, словно знает, что сейчас надо проснуться и защищаться. Либо он, либо ты. Подумай, прежде чем отвечать -- ты смог бы? Уверен? Убеждён?
Collapse )
хм...

Сейф

-- Слушай, какая ты стильная, -- говорит Ленка, а я всё пытаюсь понять издевается или нет.

У меня в анамнезе трое детей, два развода и, вишенкой на торте, слопанный молью любимый кашемировый палантин. Главное, сто лет ему уже, никогда на него не зарилась, а тут. Его не спасёшь. Я это ещё вчера поняла, когда к встрече готовилась. Мы не виделись сто лет, а, если точнее, лет десять, наверное. И у меня дети, разводы и проклятая моль, а она порхает бабочкой, будто издевается, будто все эти будничные проблемы, все эти дети, замужества, моль -- это всё не для неё. Она качает ногой в идеальной лодочке, на ней какие-то суперсовременные джинсы -- с дырками в правильных местах, мешковатые; но она же худая, как селёдка, так её не полнит, но создаёт иллюзию. И я -- стильная? Точно издевается.

-- Нет, ну правда, -- смеётся она, подзывает официантку и бросает -- капуччино, пожалуйста, много сливок и, если не сложно, посыпьте сверху корицей. -- вежливо всё, прекрасно просто, чего ж мне всё время кажется, что она издевается. Наверное, вот эти лодочки, эти мешковатые джинсы, эта вызывающе-жёлтая, явно шёлковая рубашка, будто бы неряшливо торчащая из-под благородно-серого свитера. Ах, Ленка.
Collapse )