Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

работа мысли

Несколько задачек

Оставлю-ка я пока эту запись на самом верху - мне кажется, многим будет интересно подумать.

1) На столе три коробки с шарами. В одной коробке все шары чёрные, во второй все белые, в третьей смешанные (белые и чёрные). На каждой из коробок этикетка, указывающая на то, какие шары в ней лежат. Этикетки снимают и помещают их заново таким образом, что ни одна не оказалась на нужном месте. Ставится задача - вытащив всего один шар из коробки, точно определить в какой коробке какие шары. (позволяется вытащить только один шар)

2) Король организует бал во дворце. Во дворце есть большой коридор и два зала в конце. Каждому заходящему гостю на голову надевается шляпа - либо красного, либо синего цвета. Гости могут видеть все шляпы, кроме собственной. (Всё до захода в залы - в коридоре). После этого гости должны пройти либо в зал A, либо в зал B. Бал состоится только в том случае, если в каждом из залов все шляпы находящихся там, будут одного и того же цвета. После захода в коридор всякая коммуникация между гостями запрещена. О какой стратегии они должны договориться до захода в коридор, чтобы бал состоялся?
Примечание - Добавлю, а то многие понимают неверно - шляпы надевают на всех одновременно, допустим, всем раздают листики на которых они, по секрету от остальных, пишут в какой зал они хотели бы пойти. После этого все листики собирают и смотрят - если два человека с разным цветом шляп изъявили желание идти в один и тот же зал, бал отменяется. Гости могут только смотреть друг на друга и писать на листике свой вариант - никто не может и не должен никуда выстраиваться и как-либо контактировать с остальными, кроме как смотреть на них - никаких подмигиваний тоже, естественно, быть не может.
Collapse )
Комментарии до поры до времени скрываю, отвечать буду потом - кому сильно не терпится, скажите.
хм...

(no subject)

Купила две пары домашних штанов. Красивых, конечно, дизайнерских, до безобразия дешевых, потому как детские. Как-то в детстве начиталась о том, как женщины ходят дома в засаленных халатах, в бигудях (что плохого в бигудях до сих пор не понимаю) и дала себе обещание никогда так не делать. Если этот год чему и научил, так это тому, что это было одно из самых правильных жизненных решений. Вся жизнь дома, если всё время в халате, однажды проснешься и вообще забудешь как когда-то выглядел и выглядел ли вообще. Вот халат, вот бигуди, вот тапочки -- на, бери, уноси сколько сможешь. Все мои прекрасные домашние штаны за время карантина немного обветшали, посему было принято решение купить новые. Я долго искала на любимых детских сайтах, всё выбирала, любовалась, примеряла мысленно то так, то эдак, всё пыталась понять буду ли я в них такой красивой, как мне хочется. Наконец нашлись две прекрасные пары: одни -- воплощение лета, будущих надежд и сплошной антидепрессант: белый фон, на котором порхают огромные разноцветные бабочки. Окантовка одной штанины зеленая, второй -- голубая. Не домашние штаны, а произведение искусства. Я, конечно, сразу решила их купить, но продолжала искать еще, не забывая о том, что мне нужна еще одна пара. Достаточно скоро я их нашла -- розовые, усыпанные крупными красными сердечками, которые (если откровенно) больше напоминают птичек из детских рисунков -- тех самых, которые открытый треугольник с вогнутыми сторонами. Летают себе по розовому небу и кричат что есть мочи -- бери нас, скорее бери, смотри какие мы прекрасные.
Collapse )
хм...

Дни мая; как слово наше отзовется, чеснок

Я прочитала определенное количество высказываний во всяких разных текстах об Израиле, переполнилась ими, и вспомнила одну мамину историю.

В соседней с маминой лаборатории работала госпожа по имени, допустим, Нина. Нине было около тридцати -- невысокая блондинка, круглолицая, курносая, розовый румянец на щеках, пухлые аккуратные губы. Как-то раз мама вошла в лабораторию -- она стояла в дверях, никем пока не замеченная, Нина же говорила с присутствующими. Лицо ее было бесстрастным, слова падали из пухлых губ, словно шелуха от семечек. Жалко, -- говорила Нина спокойно и бесстрастно, -- что Гитлер всех этих евреев не добил. Нация эта вся, -- продолжала падать шелуха на пол, шлеп-шлеп, -- не люди же, сплошные нелюди. Слушатели замерли, в комнате было тихо, а слова продолжали выпадать изо рта, обрамленного пухлыми розовыми губами, шлепаясь на пол и растекаясь там, образовывая липкую лужицу. Мама застыла, хотела было выйти, но не сдержалась -- не только не добил, -- отчеканила мама, Нина обернулась, удивленно вскинула глаза, приготовилась слушать, однако маме не хотелось дискутировать, потому она кратко сообщила, -- я совсем скоро еще одного еврея рожу. Подумала немного и добавила, -- а потом еще одного. В комнате было очень тихо, мама вышла и захлопнула за собой дверь. И история эта так бы и закончилась, если бы Нину, которая больше всего на свете хотела стать аспирантом, взял хотя бы один из имеющихся руководителей правильной национальности. Но брать ее никто не хотел, она была слабым кандидатом в кандидаты. Был только один человек во всем институте, который никому не мог отказать -- был он очень мягким, умным и трудоспособным. Все в институте знали, что любой, попадающий к нему в аспирантуру, эту самую аспирантуру обязательно успешно закончит. Ведь если что -- он напишет диссертацию сам.
Collapse )
хм...

Ни о чём; почти объяснительная. Наверное о том, что я почти вернулась

Семестр выдался тяжёлым -- ранние подъёмы, поздние возвращения, всё перебежками, всё надо успеть, ощущение, что не успеваешь ничего и оттого стараешься успеть ещё больше. Чтобы отвлечься и не думать с тоской о том, что опять вставать в половине шестого (за окном темень, хоть глаз выколи, кто вообще придумал такие ранние подъёмы, почему, за что, я же такая хорошая; молчи, грусть, молчи, сейчас быстро в душ, после кормить, завтракать, быстро повторить лекцию и настроиться на то, чтобы не заснуть во время собственной лекции -- бедные студенты, я-то хоть говорю, а им же всё это слушать и записывать!) придумала самой себе проект: ни разу не повторить ни одного наряда. Я всё смотрела на свои вещи и мучительно пыталась понять как я буду воплощать в жизнь мной же придуманный проект. Но я его уже придумала, не отступать же. Эксперимент оказался необыкновенно интересным. Я надела практически всё, что у меня было -- даже то, что не надевала сто, кажется, лет; даже то, что совсем не хотела надевать (бог мой, ну вот о чём я думала, когда покупала вот эту вот рубашку? я же о чём-то думала, я точно знаю -- и явно не об этой рубашке, ведь если бы я хоть секунду думала именно о ней, я бы её ни за что не купила!). Заодно поняла важное -- вот то, что я не была готова надеть даже ради этого сумасшедшего проекта (чести ради, такого совсем немного, но, что удивительно мне самой, оно есть) -- со всем этим, видимо, надо ласково попрощаться: прощай, дорогая вещь, надо сказать ей и утереть скупую слезу, нам было хорошо вместе, но теперь пришло время расстаться. В который раз клятвенно обещаю самой себе, что попрощаюсь со всем тем, что совершенно не готова надевать. Я также дала себе слово, что ни за что не куплю ничего нового (ради собственного же сумасшедшего проекта). Я держалась почти до самого конца, но к концу не сдержалась. Впрочем, у меня есть тому прекрасные объяснения, которые меня совершенно устраивают.
Collapse )
хм...

Обувь (памятка; покупка, цена: 4, 5, 6, продолжение следует)

Первую пару дорогой обуви я купила в марте 2012 года. Я помню эту покупку так, как помнят первое свидание или первый поцелуй. Воодушевлённая, пусть и не самой удачной, но достаточно удачной первой покупкой обуви в сети, я решилась на ещё одну покупку. Мы собирались ехать летом домой и мне очень хотелось купить себе красивые сандалии. Прежде, чем искать, я села думать. Я ничего не понимала в брендах, не знала ни одного названия, но где-то из глубин памяти всплыло "Джимми Чу" и я начала искать что это такое. Я нашла огромное количество обуви, цена которой поражала. Как может пара обуви стоить столько, сколько стоит небольшое полу-кругосветное путешествие? Почему? Кто из нас сошёл с ума? Я не могла потратить столько, сколько они стоили, не поняв почему они, собственно, столько стоят. Поэтому, для начала, я начала изучать историю этого бренда -- кто такой этот Джимми Чу, почему его обувь стоит так дорого, из каких материалов она делается, сколько весит пара (вес обуви, особенно когда речь идёт об обуви на высоком каблуке, является пусть и не самым, но достаточно важным критерием). Целый месяц я изучала какие бывают отделки кожи, чем они отличаются друг от друга, чем отличается каблук, сделанный полностью из пробкового дерева от каблука, который только покрыт тонким слоем пробкового дерева для красоты, как ухаживать за обувью, сделанной из того или иного материала, как носить, как с ней обращаться. Я жадно читала об особенностях колодки, о том, что высота каблука на одной и той же паре должна варьироваться в зависимости от размера (а если нет, то эта пара, как правило, сделана недостаточно хорошо и будет причинять дискомфорт при носке), о том, что, к примеру, лакированная кожа значительно жёстче и потому будет дольше разнашиваться, зато замша является одним из самых мягких видов кожи, но за ней значительно сложнее ухаживать. Я прочитала массу литературы -- часть из того, что я прочитала, не имело прямого отношения к обуви, но являлось, скорее, материалом о кожевенном деле в общем.
Collapse )
хм...

Дни лета: 91-92

Лето официально закончилось, но в последние дни стало так тепло, словно оно навалилось на дверь всем своим весом и не даёт осени прохода. На розовом кусте, который давно отцвёл и осыпался, вдруг появился тугой бордовый бутон. Он смотрит прямо в небо, и я всё жду когда он распустится и выпустит последнюю, кажется, этим летом розу. И так странно видеть -- листья под цвет бутона стали бордовыми, словно они уже живут в осени, тогда как этот последний бутон всё ещё думает, что на улице лето.

Вчера чадо и Ыкл поехали на концерт. Они уехали ранним вечером и я осталась с дитятей одна делать все дела. На секунду показалось будто они всё ещё не вернулись, словно я всё ещё с дитятей одна, и всё так, как было последний месяц. Стало почему-то страшно, я выдохнула, вспомнив, что они всего лишь поехали слушать Моцарта. И я бы, наверное, продолжала думать, что их будто всё ещё нет, если бы вдруг не раздался настойчивый телефонный звонок. Я подняла трубку и милый женский голос, невероятно торопясь, очень сбивчиво, сообщил мне, что звонит сейчас с нашего мобильного телефона, который был найден в метро. Если мы хотим получить его назад, быстро сообщила мне девушка, то нам следует срочно (лучше сегодня, но можно и завтра утром) подъехать вот в это место, предъявить какое-нибудь удостоверение личности (будто в нём записан номер телефона) и тогда мы сможем его забрать. Если же мы не подъедем, торопясь добавила она, то телефон пошлют в совсем другое место уже завтра и оттуда его тоже можно будет забрать, но не завтра, к тому же надо будет заплатить за их труды. Она говорила очень быстро, не давала мне вставить ни слова, я всё кивала молча, и только пробормотала спасибо, когда она закончила свой длинный монолог. Услышав моё спасибо, она немедленно повесила трубку и я осталась сидеть с трубкой в руках, удивляясь этому, одному из самых странных, разговоров за последнее время.
Collapse )
хм...

Дни лета: 85-90 (истории про В.; о буднях)

Записываю всё, что запомнилось за эти дни и отдаю себе отчёт в том, что совершенно не помню в какой из этих дней произошло то или иное. Дни летят, немного сливаются в один, но от этого не становятся менее прекрасными и удивительными. Начиная этот цикл, я всё беспокоилась о том, что писать мне будет совершенно не о чем, так как жизнь рутинная, выдающихся событий в ней немного, но оказалось, что если действительно (по правилам начавшей это всё прекрасной vinah) считать мысли за некое событие дня, то можно говорить если не бесконечно, то очень долго. Начну я, конечно, с ещё четырёх историй про В., так как это, наверное, одно из самого важного, что мне обязательно надо написать.

История первая -- понимание сказанного.

Когда пришло время защищать докторскую, следовало получить характеристику из парткома. Нормальной характеристики ему не дали, но дали такую, которая никуда не годилась. Некоторое время спустя его жена встретила их общего приятеля в метро и пожаловалась ему на всё происходящее. После, конечно, спросила (больше риторически) -- и что теперь делать? Приятель, не задумываясь, ответил -- как что, ехать конечно же! Ещё некоторое время спустя встретила она в метро другого общего приятеля. Опять рассказала всю историю, опять пожаловалась, опять спросила, скорее риторически, что же теперь делать. Как что? -- не задумываясь ответил приятель, -- вступать, конечно же! Вся эта история закончилась хорошо -- спустя полгода, когда можно было просить другую характеристику, отец В., почётный член партии, посетил партком, провёл какие-то беседы и, в конце концов, В. получил хорошую характеристику и благополучно защитился.

История вторая -- пожарная команда.

В Израиле В. работал в университете Бар-Илан. Это университет, в котором большинство работников и студентов достаточно религиозные люди. Соответственно, поскольку работать в субботу категорически нельзя, университет полностью закрывали незадолго до наступления субботы -- ранним вечером пятницы. В. же обычно работал и не обращал никакого внимания на время, засиживался до самой ночи, и только когда вспоминал о времени шёл домой. В одну из пятниц он засиделся допоздна. Когда же он решил идти домой, оказалось, что все двери заперты. Когда такое случается в этом университете, по правилам, прийти и вызволить опоздавшего может только пожарная команда. Вызвали пожарную команду, его вызволили, сделали строгий выговор и наказали впредь строго следить за временем, чтобы больше такого никогда не было. Он попросил прощения и пообещал впредь соблюдать все правила. Но через некоторое время ровно та же история повторилась -- опять вызывали пожарную команду, опять извлекали из полностью запертого университета, опять строгий выговор, опять извинения и обещания.
Collapse )
хм...

Дни лета: 83

Восемьдесят третий день лета начался суматошно и совсем не так, как должен был. Вечером этого дня должны были прилететь Ыкл, чадо и бабушка Ыкла. Я долго готовилась, всё начищала до блеска всё, что только могла (ведь приезжает бабушка, а у неё всё всегда так идеально, как мне никогда не достичь, сколько ни старайся). Я постелила свежее бельё, выделила всем полотенца, пошла спать, проснулась с улыбкой и собиралась начать ждать (параллельно делая всё, что надо), как вдруг зазвонил телефон. С некоторых пор я не люблю когда телефон звонит утром, от таких звонков можно не ждать ничего хорошего. В прошлый раз, в середине декабря, как раз тогда, когда я должна была улетать на конференцию, телефон точно так же настойчиво звонил всё утро, и оказалось, что мои родители не приезжают, так как папа попал в больницу. Тогда я всё утро занималась только тем, что отменяла билеты и разговаривала с родителями, пытаясь понять надо ли начинать сходить с ума от тревоги, вместо того, чтобы спокойно собираться и повторять доклад. В этот раз я даже было подумала, что сначала я накормлю дитя, позавтракаю, и только после всего этого, если я всё ещё буду нужна тем, кто звонит сейчас и они позвонят ещё раз, только тогда отвечу. Но телефон звонил не прекращая, и я решила ответить. Я подняла трубку и бабушкин друг спросил меня знаю ли я уже о том, что произошло. Неприятно заныло под ложечкой и, несмотря на то, что я всё ещё ничего не знала, я уже точно знала, что бабушка не прилетит. Он вздохнул и сказал, что этой ночью бабушка плохо себя почувствовала и поэтому никак не может лететь. Я всё думала, что это, наверное, шутка, но он попросил отменить билеты и всё вздыхал и вздыхал.
Collapse )
хм...

Дни лета: 72

Все, кто думает, что человек кричит от испуга лишь при свидетелях, дабы показать свидетелям как ему страшно, ошибается. Я, когда сильно пугаюсь, обязательно кричу. Сегодня я кричала так, что мне кажется, этот вопль души слышали даже в королевском дворце, несмотря на то, что он достаточно далеко. Я, как всегда, сидела и делала свои дела, читала в задумчивости статью и всё прислушивалась как там дитя гуляет в саду. Дверь на кухне я оставляю распахнутой -- она ведёт в сад, там гуляет дитя, мне надо слышать когда и если она начнёт сердиться. Сквозь статью я внезапно услышала какое-то цоканье, словно кто-то тихо шёл по деревянному полу. Я опустила глаза вниз: прямо на меня, прямо по нашей гостиной, нисколько не смущаясь, шёл огромный серый кот. Упитанный и вполне довольный. Он успел пройти через всю кухню и прошёл почти половину дороги через гостиную, но тут я его услышала и почти сразу же увидела. От неожиданности я закричала. Очень громко. Кот удивлённо посмотрел на меня, неторопливо развернулся и пошёл обратно на кухню, к двери в сад -- возвращался тем же путём, что и пришёл. Я всё шла за ним и громко кричала, пытаясь понять следует его пугаться или не надо. Я так и не решила, кот выбежал в сад, перемахнул через забор и был таков. Я же вернулась на своё место, но всё никак не могла успокоиться и на всякий случай каждые две минуты смотрела вниз, пытаясь убедиться в том, что больше непрошеных гостей не приходило.

Отчего-то вспомнилось, как я испугалась несколько лет назад на конференции.
Collapse )
хм...

Дни лета: английская виза

Я бы хотела сказать, что то, что я сейчас расскажу, дело одного конкретного летнего дня. Но, увы, нет -- это длинная история, которая всё ещё продолжается. Это совершенно дивная история под названием прелести английской бюрократии. Полтора года назад я уже писала о всех прелестях процесса получения аглицкой визы, то была длинная эпопея, которую я кратко (не коротко как у людей, а кратко на полповести, как умею я) описала здесь и тут. Тогда я смеялась и успокаивала всех вокруг, обещая им что это одноразовое приключение. Но я же тогда не знала, что у нас появится дитя и всё начнётся сначала.

А начиналось всё вполне невинно. Дитя появилась на свет, мы быстро поехали и получили метрику и так же быстро начали оформлять ей израильский паспорт. В отличие от Америки, где родилась чадо, в Англии не даётся гражданство по факту рождения и потому получение израильского паспорта и английской визы (сравнивая получение израильского и американского паспортов) процессы не параллельные, а последовательные. Последовательность простая: сначала метрика, после паспорт и только после всего этого -- английская виза. Метрику мы получили достаточно быстро. Госпожа улыбалась нам, восторгалась умиротворённо спящей дитятей и клятвенно заверяла нас в том, что больше ничего не требуется: берите вот эту бумагу, улыбалась нам она, скачите в ваше консульство и там вам сразу же дадут паспорт. А бумагу точно не надо заверять? -- недоверчиво спрашивали мы, вспоминая как нас послали назад в Филадельфии, сообщив, что не могут выдать паспорта без апостиля. Что вы, -- махала руками госпожа, -- апостиль нужен только если копия, а вы заказали пять оригиналов, так что -- летите белыми лебедями и получайте свой паспорт. Какая маленькая, -- умилительно посмотрела она на дитяти, -- а уже будет с заграничным паспортом!

Домой мы должны были лететь в конце июля -- как только начинаются каникулы у чада. Соответственно, у нас было почти три месяца на то, чтобы оформить все документы. Успеем, -- посмотрели мы друг на друга и счастливо улыбнулись.
Collapse )