Category: техника

Category was added automatically. Read all entries about "техника".

хм...

Я и прогресс, вторая серия

Я поняла, что, во-первых, я вчера многое забыла рассказать и, главное, много на что ещё забыла пожаловаться. Во-вторых, по следам некоторых дискуссий ко вчерашнему тексту, я поняла, что надо, пожалуй, тогда уже совершенно честно рассказывать о том, насколько всё запущено. Итак. Сначала я немного продолжу о телефоне.

Замечательная Иерусалим, так хорошо и подробно всё, на её взгляд, мне рассказавшая, не рассказала мне самого важного. Этот идиот совершенно искренне считает, что он умнее меня и что знает лучше меня что я пытаюсь сказать. Я переписывала телефонные номера из любимого старого телефона в новое дьявольское устройство около часа. Их всего двадцать шесть, это дело десяти минут, думала я до того, как начала это делать. Но это оказалось не таким тривиальным занятием, как я думала. На тему каждого заносившегося имени этот монстр имел своё мнение, совершенно отличающееся от моего. Я записываю, к примеру, Борис Семёнович; я уже было собираюсь нажать на кнопку сохранить, как замечаю, что на экране написано: Барселона. Чёрт, думаю я, это всё жара, я перегрелась, вот и пишу всякую чушь. Я покорно стираю Барселону. Я ничего не имею против Барселоны, я никогда там не была и очень хочу побывать. Говорят, она прекрасна, особенно весной. Но не в моей телефонной книге. Я, высунув язык от старания, аккуратно нажимаю на экран по буквам: Борис пробел Семёнович. Я собираюсь нажать на кнопку сохранить. На экране -- Барселона. Я ошалело смотрела на экран, пытаясь понять когда я успела сойти с ума и почему я этого до сих пор не замечала. Ничего, это всё жара, думаю я и терпеливо стираю чудесное дуновение Испании из аппарата. Дорогой, -- умоляюще смотрю я на него, -- я и так не особенно уверена в своей нормальности, не усугубляй, пожалуйста, я тебя очень прошу. Я закусываю губу и пишу, по буквам: Б О Р И С и далее по тексту. Я поднимаю глаза. На экране -- Барселона. Идиот! -- ору я.
Collapse )
хм...

(no subject)

Сначала оно вообще никак. Вот никак, совсем. Только иногда думаешь -- чёрт, а если вот то, что родится, мне совершенно не понравится?! И что тогда? Вот что тогда делать? И все вокруг твердят про материнский инстинкт (чёрт бы побрал их всех и этот самый неведомый инстинкт), а ты сидишь и думаешь -- а вдруг у меня эта кнопка вообще не включится?! Нет, правда, бывает же так -- у всех включилась, а у меня не включится. И вот, после всего это, я застряну на всю, вообще всю жизнь, с кем-то, кто мне совершенно не нравится, но кого я обязана любить, целовать, обнимать, что ещё там в этом скорбном списке. А оно мне -- ну вот совсем, совсем не понравится.

Потом становится интересно. Потом, когда уже не встаёшь по утрам с мыслью пристрелите меня. Вдруг что-то шевелится и непонятно что это такое -- то ли несварение, то ли как в фильмах ужасов: что-то там такое живёт, что, вполне возможно, мне совершенно не понравится. А уже должна. Ужас какой, ещё ничего, по сути, нет, но ощущение должна давит будто столп в сто атмосфер. И утешаешь себя, утешаешь -- ты сильная, ты всё сумеешь. Да и пусть не просыпается этот чёртов инстинкт, но ведь разумный человек же, сильный -- надо, значит сдюжишь. Все могут, и ты... наверное, ну почти точно -- но сможешь.
Collapse )