Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

работа мысли

Несколько задачек

Оставлю-ка я пока эту запись на самом верху - мне кажется, многим будет интересно подумать.

1) На столе три коробки с шарами. В одной коробке все шары чёрные, во второй все белые, в третьей смешанные (белые и чёрные). На каждой из коробок этикетка, указывающая на то, какие шары в ней лежат. Этикетки снимают и помещают их заново таким образом, что ни одна не оказалась на нужном месте. Ставится задача - вытащив всего один шар из коробки, точно определить в какой коробке какие шары. (позволяется вытащить только один шар)

2) Король организует бал во дворце. Во дворце есть большой коридор и два зала в конце. Каждому заходящему гостю на голову надевается шляпа - либо красного, либо синего цвета. Гости могут видеть все шляпы, кроме собственной. (Всё до захода в залы - в коридоре). После этого гости должны пройти либо в зал A, либо в зал B. Бал состоится только в том случае, если в каждом из залов все шляпы находящихся там, будут одного и того же цвета. После захода в коридор всякая коммуникация между гостями запрещена. О какой стратегии они должны договориться до захода в коридор, чтобы бал состоялся?
Примечание - Добавлю, а то многие понимают неверно - шляпы надевают на всех одновременно, допустим, всем раздают листики на которых они, по секрету от остальных, пишут в какой зал они хотели бы пойти. После этого все листики собирают и смотрят - если два человека с разным цветом шляп изъявили желание идти в один и тот же зал, бал отменяется. Гости могут только смотреть друг на друга и писать на листике свой вариант - никто не может и не должен никуда выстраиваться и как-либо контактировать с остальными, кроме как смотреть на них - никаких подмигиваний тоже, естественно, быть не может.
Collapse )
Комментарии до поры до времени скрываю, отвечать буду потом - кому сильно не терпится, скажите.
хм...

Дни мая; дождь, я, ракеты в Израиле

На улице дождь стеной. Я стою на остановке и жду автобуса. Его всё нет, я смотрю на прозрачную стену дождя и слушаю звуки падающих на стеклянную крышу струй. Внезапно под крышу остановки забегают две девочки, лет двадцати. На обеих короткие ультра-модные черные полушубки из искусственного меха, камуфляжные штаны и грубые черные ботинки на высокой рифленой подошве. У обеих на плечах крохотные сумочки. Волосы одной туго стянуты в клубок, оттого кожа на лбу выглядит немного натянутой, сами же волосы блестят и поражают своим порядком -- волосок к волоску. У второй же, напротив, большая кудрявая копна, однако волосы словно застыли в кудрях по стойке смирно. Девочки говорят отрывистыми фразами, жеманно тянут гласные. Надо, наверное, -- говорит кудрявая, -- купить новый зонт. Она задумчиво крутит прядь. Ее подруга уткнулась в телефон, но выплывает оттуда на мгновение, -- ты сошла с ума? -- говорит она без всяких эмоций, -- дождь через неделю кончится! Тоже верно, -- задумчиво тянет кудрявая. А Люси, -- продолжает она после небольшой паузы, -- купила новый зонт, ты видела? Первая поднимает глаза, чешет макушку длинным розовым ногтем и привычным движением приглаживает это место ладонью, волосы снова по стойке смирно, -- Люси? -- она презрительно кривится, -- она такая провинциалка, кошмар! Ты этот зонт видела? На нем написано -- я люблю Лондон! Это какой провинциалкой, -- она опять презрительно кривится, -- надо быть, чтобы жить в Лондоне и купить такой зонт!

Лимита поганая, перевожу я про себя, и тихо смеюсь. Внезапно остро хочется зонт, на котором написано: я люблю Лондон.
Collapse )
хм...

Меж-карантинье

Нынешние времена можно условно разделить на до-карантинные, карантинные и меж-карантинные. Будут, конечно, еще и после-карантинные, но пока они не наступили и непонятно когда наступят, посему о них пока можно не говорить.

Два с половиной года назад, в до-карантинные времена, мы ездили в израильское посольство -- получать паспорт для дитяти. Ехали мы на такси, долго пробирались сквозь городские пробки, закрывали окна от уличного шума, я нарядилась тогда как на праздник (когда еще в люди выйду, даже если и так), мы шли от маленькой улочки, где припарковался таксист, до посольства и я впитывала в себя запахи и звуки безликой уличной толпы. Три недели назад мы опять ездили в израильское посольство -- сообщать израильским властям, что появился еще один прекрасный гражданин. Нас вез таксист, получивший компанию "в наследство" от того таксиста (мы же получили нового таксиста тоже, можно сказать, в наследство), который теперь уехал подальше от суеты и шума, подальше от империи, поближе к глухой провинции у моря. Мы ехали тем же путем, я точно так же жадно смотрела на город в окно машины, но в этот раз удивлялась другим видам. Несмотря на то, что ехали мы в меж- (как теперь мы уже точно знаем) карантинные времена, в городе было практически пусто.
Collapse )
хм...

Хроники коронавируса 42

Сегодня мне надо было ехать по делам. Поймала себя на мысли, что наряжаюсь словно на свидание: достала новые потрясающие джинсы, надела любимый уютный свитер, достала любимую серебряную цепочку с гранатами, набросила разноцветный, всегда повышающий настроение палантин. Вчера было очень тепло и потому еще вечером я достала нежно-сиреневые эспадрильи, которые еще ни разу не надевала в этом году, твердо намереваясь их надеть. С утра было прохладно -- так, как бывает английской весной, которую я очень люблю. Когда утром выходишь из дома и зябко прячешь руки в карманах куртки, но ни в коем случае не утепляешься, так как точно знаешь, что через пару часов выглянет яркое солнце и станет совсем тепло. Ыкл оглядел меня с ног до головы, остановил взгляд на эспадрильях -- ты не замерзнешь? Может и замерзну, -- отмахнулась я, -- но я еще вчера решила их надеть. Но сегодня прохладно, -- предупредил меня он. Ну и что, -- упрямо парировала я, -- я уже их решила надеть, понимаешь, я не могу сейчас вдруг взять и изменить решение. Не замерзну, -- заверила его я. Накинула сверху весеннюю куртку и собралась выходить. Погоди, -- остановил меня Ыкл, -- давай я тебе расскажу как сейчас надо ездить на автобусах. Заходить теперь нужно через задние двери, -- напутствовал он меня, -- ничего платить не надо, просто заходишь и едешь. Что значит просто захожу? -- удивилась я, -- а платить? Платить не надо, я же тебе говорю, -- повторил он мне, я же никак не могла понять как такое может быть и всё продолжала спрашивать как заведенная, -- что, совсем не надо? Совсем не надо, -- заверил меня Ыкл, -- я получил инструкции от министерства транспорта.
Collapse )
хм...

(no subject)

Видела на улице леди. Леди под два метра ростом, ступня сорокового размера, леди шла по делам и счастливо улыбалась. На леди облегающее платье до колена (белое, в синих и красных полосках), с кокетливым разрезом сзади, который немного обнажал колени на каждом шагу. На голове леди кокетливая чёрная шляпка с вуалью, вуаль колыхалась на ветру и будто говорила привет. На ногах леди босоножки на шпильке; тонкие ремешки и большие розовые цветы с белыми тычинками на носах. Лепестки колыхались в такт шагам, в такт вуали, в такт движению на улице. Леди шла, смотрела с высоты своего роста куда-то вдаль, улыбалась и выглядела совершенно счастливой. Такой счастливой, какой можно быть только потому, что просто так.
Collapse )
хм...

(no subject)

Хотела отложить на потом прочие зарисовки, но ужасно боюсь, что забуду. Появляюсь я не столь часто, так что, думаю, не страшно.

*******

Одна из вещей, которая поражает и восхищает меня снова и снова, это благожелательность и вежливость. Два в одном флаконе. Я машу рукой, прошу автобус остановиться. Автобус тормозит, я захожу. Добрый день, мисс, -- приветствует меня водитель, я улыбаюсь ему и прохожу в автобус. Я доезжаю до остановки, автобус останавливается, двери отворяются. Мы выходим и каждый из нас поворачивает голову в сторону водителя: спасибо! хорошего дня!

Немедленно хочется улыбаться и бежать покорять неведомые вселенные.
Collapse )
хм...

влюблённость

Я, кажется, влюбилась. Ни за что бы не подумала, что влюблюсь, но вот -- влюбилась. И мне немного стыдно признаваться, я шепчу про себя: прости меня, мой навеки любимый единственный Иерусалим; великодушно помилуй, мой ненаглядный Нью Йорк, это все несерьёзно, наверное, не ревнуйте, пожалуйста, но я влюбилась. Влюбилась в эту суету на улицах; в миллионы разных, совершенно разных лиц; в вежливое "мисс"; в немного чопорные доброго дня, утра, вечера; в строгие дома в центре, не предполагающие никакой легкомысленности, но не обижающиеся на глупый восторженный смех; в изумительно-аккуратные, немного вычурные, пузатые фасады домов отдали от центра, которые (теперь я точно знаю), в большинстве своём, значительно красивее внутри, нежели снаружи (и мне совсем не хочется жить практически ни в одном из них, но как же их вид приятен взору); да даже в вечернюю давку в метро, где тесно, но все и вся вежливы и никто не в обиде (сюда, сюда, мисс, здесь чуть больше места, а я вас со спины прикрою).

Невероятно забавно наблюдать как меняются люди от станции к станции. Осмотревшись немного вокруг, посмотрев на дома и машины соседей, я изумлённо мучила коллег: а что, простите, здесь другая вселенная и Порше это что-то, что доступно любому? -- вспоминая восемь разных Порше на нашей улице, всё вопрошала я. Здесь много разных вселенных, -- смеясь, отвечали мне, -- ты живёшь в той, в которой доступно практически всё практически всем. Ну и ладно, -- расслабленно улыбалась я, -- я-то думала, что сошла с ума.
Collapse )
хм...

Национальные бедствия

Когда-то я уже рассказывала о том, что такое национальное бедствие в Иерусалиме -- снег. Я бы с удовольствием опять написала бы про это, но не сейчас. Сейчас я точно знаю что такое национальное бедствие в Лондоне -- забастовка метро. Она становится дважды национальным бедствием если случайно происходит в один из самых холодных дней. Сегодня в Лондоне было национальное бедствие. Всех предупредили заранее: все получили длинное письмо с описанием всех ужасов и кошмаров, которые прочувствуют на себе все те, кто попытается приехать на работу. Дорогие граждане, -- изо всех сил кричали на нас ярко-выделенные строки, -- если у вас есть хоть какая-то возможность не выходить завтра из дома, если ваше присутствие здесь не жизненно-необходимо, если у вас есть кто-то, кому будет жалко терять вас во цвете лет, то, пожалуйста, умоляем вас, не приезжайте завтра на работу.

В Иерусалиме я получала точно такие же письма за день до предполагаемого снега. Но есть, как говорится, нюанс. Иерусалим, в отличие от Лондона, не пытается преодолевать бедствие -- он замирает, закрывает все двери, запахивает все окна и впадает в истерическую эйфорию: ура, нам дали снег на один день, всё закрыто, никакой работы, сейчас мы все дружно пойдём на улицу, надев все имеющиеся тёплые вещи (ну и что, что в пяти свитерах и трёх куртках несколько неловко передвигаться -- снег же, когда ещё будет!) и будем изо всех сил лепить снеговиков из тех пяти сантиметров, покрывших землю, пока весь снег не кончится. В смысле, пока весь, лежащий на земле снег, не превратится в стоящих румяных снеговиков с глазами-пуговицами, развесистыми сухими ветками-руками, носом, сделанным из подручных материалов, и обязательно улыбающихся (снег же, когда ещё будет!). Снеговики, похожие на хтонических чудовищ, бодро стоят день, держатся ночь, а потом, когда весь снег уже растаял, а снеговики ещё держатся, все бегают к снеговикам, чтобы отщипнуть немного снега (снег же, когда ещё будет!). Поруганные, ощипанные снеговики покрываются пылью и грязью (всё сильнее напоминая хтонических чудовищ), а потом, в один день, куда-то исчезают.

Лондон же признаётся в том, что данное событие является, вне всяких сомнений, национальным бедствием, но гордо делает вид, что всё как всегда. Всё работает, все работают и никто ничего не закрывает. Посему, все те, чьё присутствие является жизненно-необходимым, должны присутствовать.
Collapse )
хм...

(no subject)

То, что ты действительно переезжаешь, начинаешь понимать только тогда, когда начинаешь аккуратно и не очень фасовать всю свою жизнь по безликим белым коробкам. И плевать, что ты пока никуда не едешь, так как паспорта всё ещё не пришли. И плевать, что сумасшедшие бюрократы прислали тебе письмо о том, что курьер с паспортами искал тебя целый день месяц назад в городе А, а ты живёшь в городе Б и крайне затруднительно найти тебя там, где тебя никогда не было. Да, конечно, головой всё понимаешь -- переезжаю. Но всё совершенно ненастоящее, игрушечное, до того момента, когда ты, своими собственными руками, начинаешь по кусочку сортировать свою жизнь и складывать её в безликие коробки.

Коробки глотают вещи одну за другой, ты выдыхаешь, осматриваешься: вот, коробка номер один. В ней спрятана твоя жизнь начала двухтысячных. Все конспекты, какие-то странные листики, непонятные даже тебе, но всё равно любимые и отчего-то важные. Целых четыре года. Полностью уместились в две большие коробки. Ещё одна -- одежда. Забавно, отчего-то казалось, что её даже меньше. Ух ты -- целая коробка. Правда, чести ради, там, в глубине, огромный мешок со всякими разными смешными непарными носками. Это так здорово, когда есть целый мешок непарных носков. Отчего-то становится забавно. Выдыхаешь и продолжаешь. Сюда обувь, сюда бумаги за предыдущие три года, сюда за три года до этого. Рассортировать, наверное, было бы неплохо. Но невозможно. Кладёшь стопку за стопкой. Вот это -- когда чада ещё и на свете не было. Боже мой, этому платью, сейчас-сейчас, да что ж такое. Нет, не может быть. Двадцать один год. Двадцать один год у меня есть это платье. Столько не живут вообще. Чёрное бархатное платье. Ха! Я ведь когда-то в нём полы мыла, боже, до чего ж смешно.
Collapse )