Category: транспорт

хм...

(no subject)

Видела на улице леди. Леди под два метра ростом, ступня сорокового размера, леди шла по делам и счастливо улыбалась. На леди облегающее платье до колена (белое, в синих и красных полосках), с кокетливым разрезом сзади, который немного обнажал колени на каждом шагу. На голове леди кокетливая чёрная шляпка с вуалью, вуаль колыхалась на ветру и будто говорила привет. На ногах леди босоножки на шпильке; тонкие ремешки и большие розовые цветы с белыми тычинками на носах. Лепестки колыхались в такт шагам, в такт вуали, в такт движению на улице. Леди шла, смотрела с высоты своего роста куда-то вдаль, улыбалась и выглядела совершенно счастливой. Такой счастливой, какой можно быть только потому, что просто так.
Collapse )
хм...

(no subject)

Хотела отложить на потом прочие зарисовки, но ужасно боюсь, что забуду. Появляюсь я не столь часто, так что, думаю, не страшно.

*******

Одна из вещей, которая поражает и восхищает меня снова и снова, это благожелательность и вежливость. Два в одном флаконе. Я машу рукой, прошу автобус остановиться. Автобус тормозит, я захожу. Добрый день, мисс, -- приветствует меня водитель, я улыбаюсь ему и прохожу в автобус. Я доезжаю до остановки, автобус останавливается, двери отворяются. Мы выходим и каждый из нас поворачивает голову в сторону водителя: спасибо! хорошего дня!

Немедленно хочется улыбаться и бежать покорять неведомые вселенные.
Collapse )
хм...

Корея (день седьмой)

-- Сегодня мы едем в музей Будды! -- оторвался от компьютера Ыкл, -- Это совсем рядом, я всё записал, на автобусе всего пять остановок, -- он восторженно махал в воздухе листиком из блокнота, -- Ну, что смотрите? Собирайтесь, собирайтесь!

По дороге мы обсудили, что, теоретически, можно было бы пойти пешком, но на автобусе интересней. К тому же, ужасно жарко. У меня перед глазами мелькали фотографии музея, которые он мне показал перед выходом, и я шла на остановку особенно резво -- вся в предвкушении. Проехали пять остановок, оглянулись. Что-то не то. Подбежали к водителю, ткнули под нос листик.

-- Он сказал, что мы проехали. Надо вернуться одну остановку назад. Это рядом. И от неё сразу налево и всё.

Мы повернули налево. Шли и шли, а музей всё не показывался. Я остановилась рядом с женщиной, внимательно перебирающей блузки на уличной стойке

-- Женщина, выбирающая одежду, -- наставительно объясняла я, -- как правило, расслаблена и благодушна. Можно ловить и спрашивать что угодно!

Женщина улыбнулась, посмотрела на листик и указала -- вот, прямо здесь, налево и всё! Через пару минут мы действительно пришли к зданию, на котором значилось то же, что и на листике. Но никакого музея в округе -- сплошные офисы. Мы вошли и сразу наткнулись на стойку (напоминающую гостиничную). За стойкой, в комнате, три дамы за компьютерами.

-- Нам музей Будды, -- взмолились мы, -- Где он?

Дамы выдвинули вперёд самую молодую представительницу -- лет двадцати -- говорящую (как может) по-английски.

-- Что вы ищете? -- участливо обратилась она к нам.
-- Музей Будды! -- хором ответили мы.
-- Что?!

Десять минут жестов, английского и корейского -- ура, нас поняли. Девочка погрузилась в компьютер и вынырнула оттуда через пару минут

-- Вы на машине?
-- Нет, -- переглянулись мы. Зачем машина, какая машина, это же здесь -- в двух шагах, разве нет?
-- Тогда нужно такси, -- снова посмотрела в компьютер, перевела взгляд на нас, -- Давайте ваш листик.

Она аккуратно переписала на листик адрес и точное названия музея.

-- Покажете это таксисту, хорошо? -- улыбнулась она опять, теперь победно.
-- Большое спасибо, -- мы улыбались, кланялись и отходили задами к дверям.
-- Куда вы? Стойте! -- мы остановились, -- Садитесь здесь, -- она указала на стол с четырьмя стульями посреди холла, -- подождите здесь. Мы сейчас закажем такси. Жарко же на улице!

Мы поблагодарили, выдохнули и сели. Дамы куда-то звонили, с кем-то говорили, что-то обсуждали. Через пару минут девочка вышла к нам

-- Пошли, -- скомандовала она и махнула рукой.
Collapse )
хм...

Семь камней

Я познакомилась с Йоси совершенно случайно. Приехала на автобусную станцию раньше времени и начала бродить по вокзалу, чтобы скоротать время. На вокзале скоротать время можно либо присев перекусить, либо заходить во все магазины подряд и глазеть на развалы одежды, обуви, дисков или книг. Приятнее всего, конечно, зайти в книжный магазин и спрятаться где-нибудь в дальнем углу с какой-нибудь книгой. В тот день книжный был закрыт и на двери висела большая табличка: переучёт. Интересно, что они переучитывали. Но, так или иначе, оставалось только либо зайти в кафе, либо бродить меж бесконечного ряда магазинов. Размышляя о том, что же лучше, я заметила Йоси. Он сидел за своим столиком рядом с лестницей. Столик был накрыт какой-то скатертью, на которой красовались павлины и попугаи. На столе лежала колода карт, хаотически разбросаны несколько цветных камней и курилась сандаловая палочка. Я подошла и села на стул напротив.

- Добрый день. Меня зовут Йоси. А тебя?
- Тата. Меня все зовут Тата. Ты гадаешь?

Я сама не знаю, для чего я туда подсела. Я не верю в гадания, не верю в духов, не верю в спиритические сеансы. Я верю в здесь и сейчас. Когда-то, в далёком детстве, мы вызывали духов. Мы раскладывали большую круглую белую доску, сверху ставили стрелку и держались за руки. Кого мы будем вызывать в этот раз? Эйнштейна предложила Маша. Помню как смешно нам стало тогда -- зачем нам Эйнштейн? Маша пожала плечами -- почему бы и нет? Мы вызывали Эйнштейна: закрывали глаза, держались за руки, качались в разные стороны и монотонно бормотали: дух Эйнштейна, приди к нам, дух Эйнштейна, расскажи нам..

- Я гадаю. Тебе погадать?
- Я и сама не знаю, что мне.

Йоси внимательно посмотрел на меня и засмеялся:

- Ты не веришь в гадания, так ведь?
- Не верю, -- стало сразу легче. Легче, что не надо придумывать ничего. Не надо объяснять, зачем же я к нему подсела, раз всё равно не верю. И ведь знала же, что гадает. Карты, сандаловая палочка, павлины на скатерти. Весь антураж, всё как положено.
- Так гадать или нет? На самом деле, это не важно, веришь ты или нет. Если не веришь, то какая разница, что я тебе скажу. А если вдруг сбудется, будешь думать, что это занятное совпадение.

Эйнштейн тогда так и не пришёл. Пришла Леськина мама. Долгое молчание и отсутствие света в комнате стали её волновать. Она зашла в самый ответственный момент. Именно тогда, когда пресловутая стрелка уже почти начала крутиться. Именно тогда, когда уже были почти слышны шаги. Она распахнула дверь и мы все закричали. Маша испугалась больше всех. Потом-то, конечно, мы все смеялись и наперебой объясняли, что это шутка. Что мы не верим ни в каких духов. Потом -- через полчаса, когда она поила нас чаем на маленькой белой кухне. Лесина мама достала откуда-то огромную банку земляничного варенья. Кому нужен дух Эйнштейна, когда есть земляничное варенье.

- Тата... Красивое имя. Никогда не слышал. Ты, наверное, актриса?
- Нет, совсем не актриса. Дурацкое имя, -- огрызнулась я, -- мама начиталась каких-то книг. Дурацкое имя.
Collapse )
хм...

Ананасы

- Давайте всё по порядку. Вы ехали. Утро. Не пьяный - так?
- Какой пьяный? Вы что? Утро. Ехал. Я же уже всё рассказал...

Все в округе звали его дядя Шота. Даже те, которые годились ему в матери и отцы. Как-то так повелось. Дяде Шоте было около пятидесяти. Высокий, немного раздавшийся, но крепкий. Он всегда ходил в серой тюбетейке, покрывавшей всю голову и доходящей до самых ушей. Войлочной. Тонкий серый шнурок свешивался с одной из сторон тюбетейки и смешно качался. Дядя Шота всегда ворчал и выглядел недовольным. Но ни на кого это не производило должного впечатления. Все мальчишки в округе бегали к дяде Шоте учиться строгать, пилить, собирать виноград и инжир. Все девчонки прибегали слушать бесконечные рассказы. Виноград дядя Шота собирал осторожно. Срезал гроздь за гроздью - одной рукой подсекал, второй рукой аккуратно поддерживал снизу. Гроздь падала в руку, он расправлял её на ладони и укладывал в большую плетёную корзину. Потом объяснял:

- Эта очень красивая. Она на стол. Эта, - указывал он на хилую сестру предыдущей, - не красивая, но вкусная. Она на вино.

Рассматривал гроздь на свет, утвердительно кивал и откладывал во вторую корзину. Довольно объяснял - много вина, много света. Много света, много жизни. И даже, кажется, улыбался. Дядя Шота, кажется, умел делать всё.
Collapse )
хм...

Чик-чак, рэга и прочее...

Почти сразу по приездe в Израиль мой словарный запас обогатился роскошной идиомой - "чик-чак". Я, будучи почти семнадцатилетней, считала, что обязательно должна сама зарабатывать. Мыть машины самое оно. "Чик-чак" кричал хозяин мойки, клиенты, остальные работники. "Чик-чак", отвечала я им и кивала головой. Непереводимая идиома. "Быстрее" - если кричат тебе; "я быстро" - если отвечаешь ты. Всё надо было чик-чак. Кроме, естественно, одного - финансов. Если есть ускоряющее, должно быть и замедляющее - не так ли? Так мой словарный запас расширился на не менее роскошное "рэга". Вообще-то, это переводимо. И значит мгновение. Но, кажется, только словари помнят об этом. Рэга - кричит замученная мама непрерывно дергающему её ребёнку; рэга - кричат люди, бегущие за автобусом, только что отъехавшим от остановки. Между прочим, иногда это очень действенно. Мы же не звери, правда? Он-то знает, что он быстрее. Поэтому милостиво останавливается и запускает всех, активно кричащих рэга и.. О, как это я забыла.
Collapse )