Category: цветы

Category was added automatically. Read all entries about "цветы".

хм...

Хроники коронавируса 34

Вчера привезли заказ. К счастью, всё, что заказала соседка, было в наличии -- по пунктам. А вот из того, что я заказала для нас, было не всё -- не было черешни и бумажных полотенец. К тому же заменили наш любимый жирный фарш на более постный, некоторые сыры заменили на другие, но всё это мелочи. Жалко, что не привезли черешню -- это единственный фрукт, точнее ягода, которую я люблю. К остальным фруктам и ягодам я совершенно равнодушна, а вот черешню люблю. Всё вспоминаю как в прошлом году, перед тем, как мы должны были улететь в Израиль, я отдала госпоже уборщице всё, что оставалось в холодильнике, в частности, черешню. Она долго смотрела на черешню, лицо ее было удивленное и немного недоверчивое. Что это такое? -- написала мне она, я же растерялась, -- черешня. Это едят? -- уточнила она. Да, конечно, -- восторженно продолжала я, -- это очень вкусно, попробуй! Я вымыла несколько ягод, она осторожно взяла их в руки и еще более осторожно положила одну в рот. Только, -- быстро предупредила ее я, -- осторожнее, там косточка! Она ела ягоду черешни и с каждой секундой ее лицо становилось счастливее и счастливее -- как вкусно, -- выдохнула она и аккуратно выплюнула совершенно гладкую косточку в ладонь. А я такого никогда в жизни не ела! То есть, -- быстро продолжала она, -- я видела это в магазине, но всегда проходила мимо, так как не знала что это такое. Но теперь я знаю, что это очень вкусно! А можно я заберу всю коробку? -- она прижала коробку к груди и у меня появилось ощущение, что она сейчас схватит ее и убежит. Да, конечно, -- обрадовалась я, -- мы уезжаем, забирай всё. Она до сих пор иногда вспоминает ту черешню и всегда говорит, что, несмотря на то, что с тех пор уже много раз ела черешню, та -- самая первая черешня -- была самая вкусная.
Collapse )
хм...

сплошное волшебство

Совершенно обессиленная, но невероятно счастливая. Будто всю мою нечеловеческую усталость эта квартира вылечила. И чудеса, конечно, куда же без них. Каждый день полон чудес, будто компенсация за весь остальной творящийся бардак.

Чудеса начались прямо с утра. Я приехала забирать ключи, меня встретил улыбающийся Хаим. В машине сидела жена и двое очаровательных детей, а на крыше машины лежал огромный матрас.

-- Надеюсь, тебе понравится, -- улыбаясь, указал Хаим на матрас, -- я нашёл такой, чтобы жёсткий был. Мы очень любим жёсткие матрасы, я подумал почему-то, что вы, наверное, тоже.
-- Боже мой! -- я не знала как благодарить, всё вспоминая как мы любим жёсткие матрасы, -- спасибо огромное!
-- Ну хватит, хватит, давай в квартиру заносить, мне ещё зеркало надо вам в ванну повесить. -- он достал из машины большую коробку с зеркалом -- нравится?
Collapse )
хм...

Жара

Я всё время надеюсь, что ещё немного, и я буду самой настоящей девочкой. Каждый раз, когда мне кажется, что цель уже практически достигнута, меня убеждают в обратном.

-- Скажи мне, пожалуйста, что тебе подарить, -- елейно начинает разговор подруга, -- а не скажешь -- ух! Я тебе такое подарю, такое, сама не знаю какое, но ужасное такое -- сама и будешь с таким мучаться! Придумай срочно и напиши, я жду!

Я соглашаюсь подумать и написать. Я долго думаю чего же мне не хватает в жизни из того, что её не разорит, мне понравится, не займёт слишком много места и ни в коем случае не будет тем замечательным двухтомником об ортогональных полиномах, который мне, кажется, хочется больше всего.

"Дорогая моя, -- вежливо начинаю я своё послание, -- я знаю что мне хочется. Вот я видела вот такой, такой и такой блески для губ. Буду рада любому подмножеству из перечисленного".

Я составляла это послание почти две недели. Подбирала слова и желания.

-- Слушай, родная, -- кричит она мне прямо в ухо. Чёрный прибор, кажется, совсем не нужен. Я бы её услышала и без него. -- Не грозит тебе стать девочкой, не гро-зит! Это ж надо -- подмножество блесков! Ладно-ладно, я молчу, пошла за подмножеством.

******************************
Collapse )
хм...

"Жизнь прекрасна".

"Жизнь прекрасна" - каллиграфически подмигивала надпись на чехле пятого колеса джипа, едущего впереди. Она подпрыгивала на ухабах и продолжала щуриться и подмигивать - ну улыбнись, ведь правду же говорю - жизнь прекрасна! Ухаб за ухабом, рытвина за рытвиной. Разлапистая и, на первый взгляд, нелепая - как букет фиалок посреди коровника. Но, кажется на пятой, я начала улыбаться. На седьмой я ей поверила. Не может быть такое каллиграфическое таким неверным. Не может и всё. И правда, выдыхала я в приоткрытое окно - ведь не просто прекрасна, а каллиграфически прекрасна.

Поначалу, конечно, казалось, что прекрасно не будет. Будет сносно, будет терпимо. Может быть даже хорошо. Может быть даже очень хорошо. Но даже очень хорошо никак не сравнится с таким каллиграфическим прекрасно. Ведь оно всё такое... Какое-то такое... А какое, собственно? И подумалось мне, что я - теперь - точно знаю какое оно прекрасно - даже каллиграфическое.
Collapse )
хм...

Сирень.

Когда цветёт сирень - настроение сиреневое. Это совершенно необъяснимое настроение - когда запахи чувствуются особенно остро, всё окрашено в особенно яркие цвета, и хочется летать. Кажется, что даже можется - вот только оторвёшь ноги от тротуара и - немедленно взлетишь. Потому, что цветёт сирень. Или она цветёт именно потому и тогда, когда вот такое настроение. И хорошо, когда есть рядом такая ходячая энциклопедия - такая, которая даст ответ на любой вопрос. А вот с сиренью прокол получился. Просто так уверенно сказал "Сирень в Сибири не растёт" - что невозможно было не поверить. И правда ведь - не может же быть такого, чтобы человек с лёгкостью произносил какой-то там фюзеляж, на слух определял объём двигателя вон у той серенькой, проезжающей рядом, мог бы перечислить все моря с востока на запад, с юга на север и обратно, и вдруг ошибся бы в такой глупости, как сирень. Не бывает! Потому и девочкам на работе легко было сказать совершенно безапелляционно - сирень в Сибири не растёт, точно знаю! А они рассмеялись тогда - хочешь, мол, принесём тебе из собственного сада - как раз сейчас цветёт. Но даже рассмеяться было легко - а и ладно, а и пусть растёт. Ведь это же сирень - от неё настроение такое... Сиренево сиреневое. И вся она такая воздушная, зовущая, рассказывающая и обещающая. Разве можно так цвести? Разве можно давать столько неосторожных обещаний? Она ни за что на свете не расскажет о том, что потом, когда-нибудь потом, будет душное невыносимое лето, от которого захочется убежать - убежать и думать только о том, что сирень в Сибири расти не может. Не может и всё тут. А они говорили, что завтра привезут пару веточек. И цветы её, если сильно приблизить к лицу, будут щекотать нос и щеки. И запах. Сводящий с ума запах. Сиреневый запах сирени.

Просто кто-то когда-то забыл рассказать о том, что и запах он обязательно разноцветный. К примеру, совершенно очевидно, что у мандаринов ярко-оранжевый запах - такой яркий и, почему-то, именно новогодний. Тогда - в те новые года, они были маленьким оранжевым счастьем, лежащим прямо рядом с "мишками на севере" и от того, наверное, немного пахнущие шоколадом с вафлями. А вот бананы, к примеру, у них зелёный запах - такой зелёный, какой бывает, наверное, ещё у петрушки или укропа. Впрочем, петрушка и укроп это совсем другая жизнь. Петрушка и укроп это когда уже и огурцы нравились больше, чем "мишка на севере", хотя и казалось, что так не бывает. А у шоколадного торта, к примеру, тогда запах был самого золотого, самого сияющего цвета. Не может же шоколад быть каким-то скучно-коричневым. А сирень.. Сирень всегда была сиреневой - даже тогда, когда мандарины пахли вафлями и кожица их вся-вся была покрыта вафельной крошкой - ведь всё же в одном кулёчке.

Сирень в Сибири растёт. Теперь это точно известно - ведь они действительно тогда привезли её - накануне сорванную, сводящую с ума своим запахом, с несколькими пятилепестковыми цветами. Их сразу же надо съесть - как только найдёшь. И тогда любое желание исполнится. Совершенно любое. Правда, кажется, что желания стали беднее, несмотря на то, что взрослее. И правда, хотеть мандаринов в кулёчке - тех, с вафельной крошкой - это же значительно приятнее, чем какую-то скороварку, которая изменит всю жизнь к лучшему - так, по крайней мере, обещают производители в буклете. Они вообще много чего обещают - обещают всё время думать о нас. А чего о нас думать, если скороварка так пока и не куплена. Да и мечтать о ней, честно говоря, не очень хочется. Но надо же что-нибудь загадать - нельзя же так. Ведь волшебство пропадёт - один раз забудешь и больше не получишь. Это же не производитель скороварки - не простит. Нельзя сегодня украдкой съесть цветок, а желание загадать потом. Тут буклетов нет. Пообещать зайти завтра нельзя. Надо загадывать. Была не была....

Пусть сирень зацветёт скорее. Пусть пройдут легкомысленные июнь и июль, тяжеловесный, такой душный, такой серьёзный август - ведь потом уже совсем скоро осень, зима и после неё... Пусть будет сирень. Много сирени. Сиреневой. И чтобы настроение сиреневое - и тогда точно попытаться взлететь, даже если и только на секундочку. И никаких скороварок - от них в полёте тяжело и тянет к земле. Обязательно взлететь - в лёгкой рубашке, сандалиях на босу ногу и чтобы сирень незаметно щекотала нос и щёки. Пусть.
хм...

Совсем другая весна....

Я скучаю по Иерусалиму. Иногда до дрожи в коленях хочется оказаться дома и почувствовать-вдохнуть этот аромат - аромат, которого больше нет нигде. Может быть потому я так ревниво-внимательно читаю всё, что пишут о таком моём, таком умеющим быть отчуждённо-холодным и страстно-любящем, таком шумном, таком наполненном всем на свете Иерусалиме. И только ревностью могу объяснить своё приятие или неприятие тех или иных слов, сказанных, прошептанных в его сторону. Вот и сегодня зацепило меня описание, встреченное в ленте. Показалось мне, что сказано много, а не сказано совсем ничего. Ведь это совсем не тот Иерусалим. Совсем не тот... Мой Иерусалим другой. В нём сейчас весна. В нём сейчас, наверное, цветут тюльпаны на всех клумбах. Когда-то кто-то решил посадить армии тюльпанов посреди города и они, как ни странно, прижились. Каждую весну они дурманят своим видом и запахом всех, кто готов обратить на них своё внимание.

Все улицы здесь кривые до невозможности. До такой степени кривые, что я уже привыкла говорить сидящему за рулём "прямо, которое выглядит направо". Но я же знаю, что оно не направо - оно действительно прямо. И уже даже не злюсь, слыша в ответ "только в твоём Иерусалиме все ваши прямо это такие прямо... шоб мы так жили, какие это прямо". Он только усмехается в ответ, как-то немного саркастично и услужливо предоставляет следующее прямо, которое, в этот раз, вовсе налево. Но это у них налево. У них - у тех, у кого всё по линейке, всё правильно и выверено, всё нормально до умопомрачения, до чёрных пятен в глазах. А у него не бывает нормально. Не бывает выверено. Не бывает. Он сумасшедший, принимающий в свои, поначалу холодные и отчуждённые, объятия таких же, как и он сам. И разница между принятыми лишь в степени сумасшествия. Он не любит прямых линий, чётких ответов. Он не любит и он прав - ведь, на самом деле, не бывает ничего однозначного. Не бывает такого, чтобы прямо это действительно прямо. И каждое следующее прямо оно всегда немного налево или направо. Кажется, кто-то когда-то мне рассказывал о том, как в новых районах пытались изменить это - честно пытались спланировать улицы, чтобы прямо было прямо - и только прямо. Пытались переломить этого своенравного упрямца. Ничего не получилось - и прямо продолжило быть таким, каким это только в нём, а он, со стороны, кажется, только усмехался над упорством таких глупых-глупых пришленцев, попытавшихся вторгнуться в его владения со своими мнениями.
Collapse )
хохоталки

Цвета.

Я уже давно смирилась с тем, что природа пошутила, сделав меня женщиной. Мне уже давно доказывают, что я таковой, как бы я того ни хотела, не являюсь. Время от времени, вселенная подбрасывает мне всё новые и новые доказательства данного, несомненно печального, факта. Доказательства варьируются, но теорема остаётся той же. И действительно, когда нормальная женщина спрашивает "на какой машине ты приедешь" и в ответ получает "на большой, серой", она сразу и немедленно понимает о какой машине идёт речь. И только я переспрашиваю: "На какой - имеется в виду марка... Если тебе, конечно, не сложно уточнить". Обычно, после этого, собеседник теряет на пару минут дар речи, нить разговора, ощущение своего места во вселенной и ещё парочку вещей. Когда он находит некоторые из них - к примеру, речь - он иногда таки умудряется выдавить из себя что-то вроде "Мазда - большая такая, серая". И после этого начинается вторая серия - "Какая мазда? Тройка, шестёрка туз, лантис?" . После этого, как правило, у знакомых мужского пола, появляется неуёмное желание обсудить со мной их последние любовные похождения, подъёмы-спады на бирже, невероятную игру Челси и вообще - как с братаном попить пива. Меня это уже даже не огорчает. Правда, огорчает другое - что даже после осознания этого, они всё равно продолжают изъясняться на странном, совершенно непонятном мне, языке. К примеру :
Collapse )
работа мысли

Молчание.

Ты бы сделал всё, что угодно. Она бы взмахнула рукой, и ты побежал бы покорять любые вершины. Ещё взмах, и ты, надев акваланг, вопреки всем законам, нырнул бы в Марианскую впадину. Если тюльпаны - обязательно из самой Голландии; если сыр - обязательно из Парижа. Ты гордился своей готовностью сделать всё, что угодно. Ты всегда давал повод собой гордиться. Душа компании; всегда готов прибежать на помощь - залезть, нырнуть, проползти, суметь, разглядеть, покорить. Смущённо смотрел в пол - не надо аплодисментов, я должен был это сделать. Улыбался и немного краснел. Ей завидовали - смотри, какого отхватила. Сама, мол, ничего особенного. Сама, мол, умеешь-то всего ничего. Умеешь быть собой - стоит ли это дорогого, не тебе решать. Ты не разменивал себя по мелочам - ни к чему. Если вверх, то, как минимум, Эльбрус; если вдоль, как минимум, Экватор; если вглубь - впрочем, это уже обсудили. Широким жестом ты заказывал столетнее Бордо, смеясь - какие глупости. Что такое эти жалкие монетки по сравнению с твоим чувством? Что такое этот жалкий мир, по сравнению с тем, что ты готов бросить к её ногам? Что такое остальные и их мнение, когда ты точно знаешь, что есть только одно важное мнение? Когда она заплакала, ты растерялся. Ты в первый раз растерялся. Помрачнел и не знал что делать. Хотелось сесть за руль и уехать куда глаза глядят - ехать так долго, пока не доедешь до места откуда виден слон и кусочек черепахи. Нервно крутил в руках ключи и пытался понять почему она так жестока. Ведь ты само совершенство. Ты столько делаешь - столько готов сделать. Она ничего не понимает. Тебе надо было побыть одному - подумать. Ты не хотел - тебе просто необходимо было уехать. Она плакала тихо. Только когда ты открыл дверь, сказала безумную фразу - "Ты любишь не меня. Ты любишь себя - на фоне меня". И опять замолчала. А может и не говорила вовсе - просто послышалось...
хм...

Имена.

Нет, что ни говори, а понятие ментальность не пустой звук. Я даже не имею в виду на каких сказках росли. Я имею в виду некую такую, нутряную, ментальность. Возьмём, к примеру, имена. Ведь большинство "русских" имен вовсе не русские. С каких это пор Евгений, Сергей или, к примеру, Виктор, русские имена? На самом деле, опознать "русское" имя совсем несложно. Если можно понять из имени что оно значит - значит русское. К примеру - Владимир - владей миром. Или Владислав - владей славой. Мысль понятна. И вот я подумала - русские мужские имена очень амбициозные. То владей миром, то владей славой, то в вече славы. Очень амбициозные. Если владеть, то не каким нибудь захудалым посёлком, и даже не городом, а обязательно целым миром. На меньшее никак. Или, к примеру, Богдан - это же не просто так. Это только кажется, что его папа с мамой рожали, а на самом деле... Тоже, кстати, неплохое заявление - главное, очень скромное. То есть, если судить поверхностно и исключительно по именам, в интересы можно записать власть, славу и немного религии. Что у нас с женскими? Имеем - Вера, Надежда, Любовь - с этим всё понятно. Светлана - это же, на самом деле, светлая. Очень подходит "светлая" к тому, кто славой владеет. На фоне владеющего миром, тоже, наверное, неплохо смотрится.
Collapse )
сказочница

Цветы....

Каждый цветок обладает своей неповторимой индивидуальностью, рассказывающей о его характере и, немного, о характере того, кто его любит. Роза... Такая гордая, высокомерная, немного стервозная красавица... Хризантема - немного жеманная, кокетливая, добродушная простушка.... Гвоздика - строгая учительница, всем видом показывающая что же такое, в действительности, настоящая, неподдельная собранность и деловитость. О каждом из них, и о любителях оных, можно много всего рассказать.
Collapse )